Игры с разумом на вылет. Книга 2

Игра.

Познание атома – детская игра по сравнению с загадками детской игры.

Альберт Эйнштейн.

 

Я серьёзно задумался. Если я проиграю, отыграться мне не дадут. Сейчас в моих руках не только моя жизнь. Я опять пожалел, что не настоял о переносе друзей в замок. Нужно было идти в омут Кала одному. Чёрт с ней, с фелюгой! Зато не было бы страха за друзей. Нет, прочь эти мысли! Они мешают сосредоточиться. Итак …

-   Кто над нами

     Вверх ногами?

- Легко! – хмыкнул этот … это, – Космонавты, инопланетяне, самолёт делает фигуру высшего пилотажа …

- Нет, – сказал я, – Загадка достаточно старинная, когда о подобном и не слыхивали.

- Вот как? Хм … тогда … тогда пойдём логическим путём! Сидит, значит, глупый человечишка, вроде тебя, в избе и поднимает глаза вверх … хм … на потолок … а там … Да! А там паучок какой-нибудь!

- Муха, – понуро сказал я, – Правильный ответ: муха. Но паучок тоже не противоречит условию загадки.

- Это было легко! – небрежно сказал голос в голове, – Один-ноль. Давай следующую!

Я лихорадочно раздумывал над следующей загадкой. Надо что-то пародоксальное! Что-то, что вызывает недоумение. А недоумение мешает решению. Ну, это у людей так, а как у этого … этой … не знаю!

- Чем больше оттуда берут, тем больше становится! Что это?

Пауза. Это, которое неизвестно что, задумалось. И это замечательно. Теперь попробовать схитрить? Например, завести разговор. Да, я знаю, что Юлий Цезарь умел делать три дела одновременно. А этот? Умеет? Может, хоть на капельку наш разговор ему помешает сосредоточиться?

- А как у вас имя? – небрежно спросил я.

- У нас нет имени, – сообщила «икринка», – Имя нужно, чтобы разговаривать. Мне не с кем разговаривать. Я разговариваю сам с собой. А для этого имя не нужно.

- Разве вам при рождении не дали имя?

- Я рождаюсь сам от себя. Зачем нам самому себя переименовывать?

- Ага, то есть вы не то, что со мной сейчас разговаривает, а всё вот это, что передо мной находится? Всё сообщество?

- Нет, конечно! – снисходительно прозвучало в мозгу, – Мы гораздо больше. Мы раскидан по всей вселенной, отдельными кусочками. Но это не мешает нам общаться самому с собой. Твоя загадка имеет решение?

- Да, конечно. Но, мне интересно …

- Чем больше оттуда берут, тем больше становится … – задумчиво перебило меня эта … этот, – На ум приходит объём знаний. Чем больше узнаёшь, тем больше открывается непознанного. Но, это на границе знания и незнания. Это не само, загаданное, увеличивается … Хм … Что же может увеличиваться, когда оттуда берут? Ни одно физическое тело для этого не подходит. Метафизика? Дух, душа, эфир и всё такое прочее? Нет, не может быть … Что же это?

- Мне интересно, зачем вы разделился, – опять встрял я, пытаясь сбить существо с мысли, – И, опять же, как мне к вам обращаться? Если имени нет?

- Называй нас Краст, – в голосе, прозвучавшем в голове не было раздражения, какое обычно бывает у того, кому мешают сосредоточиться, – Когда-то давно, наше появление было предсказано мудрецами на одной из планет. Они дали нам такое имя – Краст. Но, ты твёрдо гарантируешь, что загадка имеет отгадку? Внятную, конкретную отгадку?

- Да, гарантирую.

- Хм … например, вселенная постоянно увеличивается. Становится больше. Но, из неё никто ничего не берёт … Что же это может быть?..

- Так всё же, Краст, зачем вы разделился? Неужели это неприятно, быть целым?

- Мы разделился, чтобы иметь больше знаний. И чтобы быть неуязвимым. Трудно предпринять что-то такое, чтобы мы одновременно погиб во всех уголках вселенной. А загадка … Хорошо! Я признаю проигрыш! Но, если это какая-нибудь …

- Это яма.

- Яма … – впервые я почувствовал, что в голосе проскочила эмоция. Пожалуй, это было удивление, смешанное с лёгким разочарованием, – Яма! Ну, конечно. «Чем больше оттуда берёшь …». И не сказано, что берёшь именно этого. Хорошо. Я буду более внимателен к словам. Один-один. Говори следующую загадку.

И опять мои мысли лихорадочно заметались. Мозгляк пискнул было, но тут же притих под моим гневным взором. Ему нельзя встревать. Условие было, что никто не пользуется информационным полем. Никто! А он отключиться от этого поля не может по определению. Значит, должен молчать. И всё же, какую загадку загадать? А, если …

- Рубль бежит, сто догоняет, а если пятьсот споткнётся, бесценный убьётся!

- Итак, – медленно и раздумчиво начал Краст, – бежит рубль, за ним сто, за ними пятьсот … хотя, нет, об этом ни слова, что пятьсот кого-то догоняет … Хм! Тогда начнём с конца! С хвоста, если языком загадок. Значит, бесценный убьётся … Скорее всего, это человечишка. Все человечишки считают свою жизнь бесценной. Бесценный убьётся, если пятьсот рублей споткнётся … Конь? Похоже, что конь. Конь, споткнулся, упал, всадник убился … Логично. Почему конь должен споткнуться? Потому, что бежит не по дороге. А где? Там, где сто рублей бегут за рублём. Сто рублей … В пять раз дешевле коня … Собака! Или собаки … Собаки бегут за рублём, а за ними скачет всадник … Это охота! Псовая охота, и скорее всего, на зайца! Которому цена всего-то рубль!



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться