Игры с разумом на вылет. Книга 2

Долгая, долгая беседа.

Коль что-то не сложилось – вычитайте!

Наталья Резник.

 

- Ну-у … вроде всё в порядке, – заметил я оглядываясь, – Кажется, никто сюда не входил. Всё на своих местах.

- Конечно, здесь кто-то был! – пренебрежительно ответила Велль, – Лёха, ты что, настолько ненаблюдательный?

- Ясное дело, кто-то был! – подтвердил Клаус.

- Разумеется, – согласилась Джулия.

- Почему? – не понял я, – Здесь нчего не изменилось!

- Лёха! – как маленькому принялась растолковывать Велль, – Нас сколько здесь не было? Почти три недели? А где же пыль? Значит, сюда, как минимум, приходила уборщица. Но, Джулия при мне запретила всем служанкам заходить в кабинет для совещаний. Даже для уборки. Значит?..

- Ну-у … э-э-э …

- Значит, кто-то приходил совсем недавно! И не мог не наследить. И, для того, чтобы скрыть свои следы, он полностью стёр пыль. Везде.

- Он?

- Он или она, какая разница? Кто-то, кому здесь быть не полагалось!

- Велль, ты говоришь об этом так уверенно, что можно подумать, будто ты знаешь, кто именно приходил!

- Разумеется, Лёшенька! – вмешалась Джулия, – Мы все об этом догадываемся. И ты догадаешься, если подумаешь. А если сомневаешься, поищи пергамент, где ты там его оставил? В какой-то книге?

- Вот в этой, – заявил я уверенно, – вытаскивая с полки тяжёлый том, – И, да, вы правы, друзья, здесь его нет. А теперь объясните мне, в конце концов, кого вы подозреваете? Кто похититель?

- Лёха! – Клаус уселся на стул, – Рассуди сам: кто знал вообще об артефактах Йоты? Только его ученики! И они никому не сказали бы об этом! Никому! Потому что им не нужны были конкуренты. А цена артефактов столь велика, что любой может пойти на самое страшное преступление, чтобы завладеть этим богатством. Только Тангус решился рассказать тебе о том, что случилось с Йотой и его учениками. И только потому, что он был полностью уверен в том, что лично тебе доспехи Йоты ни к чему. Твоя цель – покинуть этот мир. И перетащить с собой доспехи совершенно нереально. Правильно? Правильно. Ты рассказал об этом мне. Почему? Потому, что не придавал этому такого серьёзного значения. Не сознавал всё ценности подобных артефактов. А я понимал. И я настоял на том, чтобы ты никому больше не открывался. Правда, к этому времени, у нас появилась помощница из рода эльфов. Велль. И найти очередной артефакт, не объяснив ей сути происходящего, было нереально. Позже об артефакте узнала Джулия. Только потому, что она приняла участие в поисках. И потому, что все мы ей безусловно доверяем. Итого, четверо. Так? Так. Но никто из нас взять пергамент не мог. Ты сам перекинул нас к пристани, возле которой покачивалась фелюга. А теперь скажи мне, Лёха, кто ещё в этом огромном нашем мире мог знать, что ты пришелец из иных миров, и что ты ищешь наследие Йоты. Кому ты был вынужден открыться? Кто достаточно могуществен, чтобы перед ним открыли двери, которые я приказал не открывать?

- Император! – потрясённо прошептал я, – Это мог быть только император!

- Верно, Лёшенька! – Джулия легонько чмокнула меня в затылок, – Но вряд ли император появлялся здесь сам. Скорее всего, он отправил сюда специального посланника, который мог бы быстро добраться до замка и вернуться обратно. Конечно, снабдив его соответствующими бумагами.

- Капуци! – дошло до меня, – Если Капуци спустится с небес на грифонах, вместе с другими патрульными магами, и потребует именем императора … никто не посмеет отказать! А кто посмеет, будет уничтожен, в назидание другим.

- Браво, Лёшенька! А говорил, что сообразить не можешь!

- Но, что же теперь делать?

- А вот это, Лёшенька, решать тебе. Это твою вешь похитили именем императора. А мы тебе поможем, какое бы решение ты ни принял.

- Тогда у меня вопрос, – сказал я, обводя друзей внимательным взглядом, – А не пора ли нам наведаться к его величеству? И обговорить размер императорской щедрости за то, что мы ему трон вернули? Я помню, что кто-то утверждал, что имеет мечту поговорить с императором тет-а-тет об очень серьёзных вещах? А попутно выясним и про пергамент! Кто за это предложение? Прошу поднять руки!

- Опять демократия? – проворчал Клаус, поднимая руку, – Ох, Лёха, не доведёт она тебя до добра!

- Единогласно, – подвёл итог я, – Берём перерыв ещё на два дня, чтобы окончательно прийти в себя от морского путешествия, и – вперёд! За это время, желающие могут как следует порепетировать свою речь!

На следующий день у нас с Клаусом состоялся любопытный разговор. Мы шли в конюшню, проведать своих коней и проверить их готовность к предстоящему путешествию, когда Клаус неожиданно спросил:

- Лёха, а почему ты запретил кланяться тому парню, Фариду?

- Мне неприятно, когда кто-то унижается, даже если передо мной, – рассеянно ответил я, думая о своём, – К тому же этот Фарид не просто кланялся, а целовал нам ноги. Это вдвойне неприятно. И, помимо прочего, несмотря на запрет, он всё равно ещё семь раз наземь бухнулся. Правда, каждый раз спохватывался и вставал, но факт остаётся фактом.

- Но, ведь это его обязанность! – возразил Клаус, – Мы дворяне, он простолюдин. Он обязан упасть на колени. А за такое проявление милости, как то, что ты подарил ему фелюгу, он, действительно, обязан целовать тебе сапоги. Так что, он только выполнял свой долг. Согласен, он выполнял его искренне и усердно, не то, что некоторые, но как ни крути, это был его долг. А ты ему запретил этот долг выполнять. Почему?!



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться