Игры скучающих купидонов

Глава 4. Хроники ангельских будней

Вначале был хаос, и только потом – суета.
Малкин Г. Е. «Мысль нельзя придумать»

Второй день операции. Вечер

Лямур сидел тихо, боясь пошевелиться. В коридоре Ключевой топтался и потел тот самый Никита. 
«Дурак я! – применил стажер общечеловеческое ругательство, которое весьма хорошо описывало собственные умственные способности. – Надо было лучше разведать окружение Ключевой, и тогда не пришлось бы сидеть в кувшине». 

У купидонов отличное чутье, и Афлорий готов был пожертвовать кошачьим хвостом, если он ошибался: от Горелова за версту пахло желанием. Никита просто изнывал от любви к Ключевой. 
«Какие упущенные возможности! – страдал стажер. – Достаточно было влюбить Женю в ее одноклассника, и первое из пяти заданий было бы уже выполнено».
Кот знал, что был прав: гораздо труднее сводить совершенно незнакомых людей. Работы в два раза больше.
Лямур прислушался к голосу Горелова. 
«Модуляция с головой выдает тебя, мужик! – фыркнул он, жалея, что коты не могут саркастически улыбаться. А еще в нем клокотало возмущение бестолковостью той женской особи, что торопясь прихорашивалась у зеркала. – Как ты, Ключева, можешь не чувствовать, не слышать, не понимать, что он тебя любит! Воистину женщина слепа!»  

Улучив момент, когда Евгения наклонилась, чтобы надеть сапоги, а запарившийся Никита приоткрыл дверь, кот шмыгнул наружу и галопом полетел к своей квартире. 
- Мяу!
Ассис запустил «командировочного» домой. 
- Что нового на любовном фронте? – поинтересовался он, откусывая от плитки шоколада внушительный кусок.
- Появился новый претендент на сердце Ключевой, - выпалил Лямур, бросаясь на кухню, где его ждала миска с килькой, о которой он полдня мечтал. – Вам бы проследить за нашей подопечной, – речь кота стала невнятной. Хруст рыбьих голов заставил Ассиса поморщиться. - Как бы опять накладочка не вышла…
Рядом вырос Проф.
- В смысле?
- Женя с влюбленным в нее одноклассником в кино ушла. На последний сеанс. Наверняка сядут на последний ряд. Понимаете, на что я намекаю? 
Ассис дематериализовался.

***
- Что нового на любовном фронте? – не без ехидства поинтересовался Лямур, стоило Ассису спустя три часа вернуться домой.
- Пришлось в кинотеатре ведро с попкорном опрокинуть, - буркнул недовольный пересмешник. – Иначе этого Никиту было не остановить.  Резвый парень…
- И что теперь? – Проф вышел из кухни с бутылкой лимонада «Тархун».
- Что-что? Сейчас неудавшийся любовник скребется за дверью, а Женя его не пускает. Ее даже рвало от отвращения.
- Так это здорово! – Проф протянул бутылку напарнику, тот жадно приложился к горлышку. – Ее реакция говорит о том, что «Любарум» сработал, и она видит сны! Теперь другие мужчины для нее – табу!

 «Оно и к лучшему, - кот сыто рыгнул. Он только что съел банку кильки в томате. – Будем действовать по намеченному плану: сводить Замкова и Ключеву, а следом Галку с Никитой. Считай, я на два шага ближе к свободе».

Третий день операции

- Ну что опять? Всего шесть утра! – Лямур приоткрыл один глаз, сверив внутренние часы с теми электронными, что висели на стене. Но Ассис не стал церемониться – схватил кота за шкирку и потащил к двери.
- Галка идет. Тебе надо бы послушать, о чем говорят подруги.
- А поласковей нельзя?
- Я тебя и так на руках ношу, - пересмешник бесшумно открыл дверь и швырнул кота на лестницу, по которой уже поднималась Галина Романова.

Привычно прошмыгнув в квартиру, мечтая когда-нибудь отомстить Ассису, кот забрался в кувшин и навострил уши.
И чуть не оглох.
- А-а-а! – вдруг закричала купидоновская подопечная.
- Женька, ты чего кричишь? – голос Галки дрожал.
«Ей снятся ужасы? - встревожился стажер. «Любарум» никак не обещал неприятных сновидений, об этом купидона заверили еще в ведомстве Любви. – Если только…»
Догадка обожгла.
«Если только тот, кто приходит к объекту во сне, не противится их любовной связи…»
Кот завертелся в кувшине юлой, забыв, что в квартире он не один. 
«Я так и знал! Нельзя связывать между собой незнакомых людей! Того и жди какой-нибудь неприятности!»
Смятение и беспокойство немного поулеглись, когда подруги перебрались на кухню.
Обрывки фраз, долетающие до чуткого уха, улучшили настроение стажера. Будет о чем рассказать пересмешникам!
- Повикипедь, пожалуйста, сколько длится быстрый сон. В который раз обрывается на самом интересном.
«О! На самом интересном!»
- Мужики что ли снятся? 
«Как у такой мелкой девчонки, как Галка, может быть такой зычный голос?» - Лямур скривил морду и почесал задней лапой за ухом.
- Так это по Фрейду. Замуж тебе пора, Жека. От неудовлетворенности все.
«Я согласен. Полностью согласен», - стажер радовался неожиданной помощнице.
- Во время быстрого сна наблюдаются эрекции полового члена и клитора! – продолжала вещать Галина. - Я же говорю, все по Фрейду. Мужика тебе надо. 
«Надо. Ой, как надо! Но Фрейд? Фу-фу!», - стажер разделял недовольство своего ведомства относительно этого земного ученого. Благо после его смерти им занялись совсем другие структуры.

Лямур едва успел добежать до своей двери, где его поджидали принявшие образ старушек пересмешники. Запустив кота в квартиру, они сделали вид, что только что принялись открывать ее. 
Стоило стажеру высунуть голову, изображая любопытного кота, вышедшего поприветствовать своих хозяек (ну и подслушать, о чем они будут говорить с Ключевой), как Ассис больно схватил его за шкирку и противным голосом спросил:
- Лямур, проказник такой, ты куда собрался? Мы тебе молочка принесли!
«Сам пей свое молоко!» - недовольство пересмешником, который всегда находил повод унизить проштрафившегося купидона, росло и крепло, и если бы Ассис вздумал заглянуть в злые глаза стажера, то сразу бы понял, что месть будет страшна.



Татьяна Абалова

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться