Игры скучающих купидонов

Эпилог

Невеста была бледна и часто выбегала в женскую комнату.
Жених же наоборот – был румян лицом и лучился счастьем. Можно сказать, его распирало от гордости.
 
Гости дружно кричали «горько», невеста клевала жениха в щеку и опять покидала стол.
- Пап, - Павел наклонился ниже, чтобы никто, кроме отца, его не слышал. – Если бы я не знал, что маме скоро пятьдесят, подумал бы, что она беременная.
- А так и есть, - немаленький нос Алексея Замкова плавно устремился вверх. – Месяцев через семь будет у тебя сестренка. Или братишка.
Павел уронил фужер.
Звон разбитого хрусталя вызвал новую волну возбуждения.
- На счастье! – понеслось со всех сторон. И тут же: - Горько!
Невесты за столом не оказалось, но это не остановило ни гостей, ни жениха. Павел был притянут в душные отцовские объятия, облобызан и отпущен на волю. Шаткой походкой, в коей не было вины ни шампанского, ни более крепких напитков, Павел пошел туда же, куда ушла невеста – в туалетную комнату. Умывшись холодной водой, он застыл перед зеркалом.
Через мгновение его рот растянулся в широкой улыбке.
- Вот дают!
Этот возглас восхищения относился не только к помолодевшим от счастья родителям, но и к неугомонной крылатой троице, которая выполнила страстное желание Павла вернуть мир в его семью.
- У меня будет сестренка. Или братишка, - все еще не веря, сказал он своему отображению.
 
Что было причиной такому неожиданному бонусу: морской воздух Испании, или радость от того, что супруги снова вместе, но случилось чудо, которое по началу приняли за отравление. Когда врачи огласили правильный диагноз, Алексей Замков в приступе всеобъемлющей любви возблагодарил небо, а потом крепко расцеловал растерявшуюся жену.
- Вырастим, - твердо заявил он.
В небе захихикали.
 



Татьяна Абалова

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться