Игры Стихий. Перекресток миров

Размер шрифта: - +

9.

 

Арий сидел у себя в кабинете.

Как он устал… очень устал.

Вчера он все-таки добился от Зерданы нужной ему информации.

Он скривился, когда  вспомнил, как эта змея обвилась вокруг него на кровати и пыталась  стащить с себя платье. Принцесса была красивая девушка, но настолько испорченная, что он не мог воспринимать эту красоту. Да и желания пользоваться моментом у него не было никакого.

Особенно, когда узнал, как она поступила.

Чувство гадливости не покидало его. Как они с Геллардом упустили её воспитание? Конечно, оба были слишком заняты управлением Таларией после смерти предыдущего императора, но стоило обращать больше  внимания, на то, как растет Зердана.

Или в детстве пороть сильнее. Теперь уже поздно.

Она все-таки пыталась навредить Анне. Зердана, распаленная страстью, не замечала  его осторожных расспросов и ментального давления - более активно вмешиваться он опасался, все-таки на девушке было немало предупреждающих блоков; он же сам когда-то приложил к этому руку. Но та сама охотно выложила, все, что его интересовало. И о том, что получала анонимные письма, касающиеся Анны и её отношений с Тенью; и о том, что она специально распространяла гадкие слухи. И рассказывала в ответных письмах, как обстоят дела. Ей застилала глаза лживая информация: что Арий, «её любимый Арий», обожает принцессу и только изворотливая дрянь, появившаяся ниоткуда, мешает их счастью.

Но это не могло служить оправданием.

Будь Зердана умнее или, хотя бы, честнее, она бы поняла, что такие письма неспроста, и рассказала бы брату или ему обо всем. Но она была самовлюбленной идиоткой, и потому приняла все за желание помочь от неизвестного и с радостью начала пакостить. Как только он узнал, где она хранит последнее письмо - остальные Зердана сожгла, как и требовалось - тут же оттолкнул её и вызвал стражу. Ошеломленную принцессу, которую Правящий отчитал, не скупясь на жесткие эпитеты, отправили вместе с личными императорскими гвардейцами и несколькими служанками так далеко и надолго, что она в следующий раз вряд ли решится на подобное поведение. Дальняя родственница Императора, жившая на окраине Таларии, в большом замке - крепости, только с виду была милой и воспитанной пожилой дамой. На самом деле за этим стояла железная воля и непростая история службы в Теневом ведомстве, так что Арий не сомневался - примут непутевую принцессу в лучшем виде и за несколько лет, если не перевоспитают, то, по меньшей мере, приструнят. Зердане будет полезно пожить вдали от развлечений двора.

Он поговорил с Геллардом, а затем изучил письмо. Не совсем было понятно, чего добивался отправитель, вряд ли его интересовала репутация Анны. Магического следа он почти не чувствовал, да и почерк был кривой - такое ощущение, что писал самый обычный человек, один из слуг, что работают во дворце. Арий тогда задумался. Много ли во дворце обычных людей? 

После часов поисков, наконец, удалось установить, что некто Югас, служивший при крыле Правящих одним из конюхов, вчера отправился в свою деревню на западе Таларии к больной маме. Больной мамы, как водится, не обнаружилось, а вот мертвый Югас - вполне. 

Круг сужался. Сельша, что под видом цыганки продала Анне подвеску, также была из небольшой деревни вблизи окраинного города Жолт. Да и маг - убийца, уничтоживший семью артефакторщиков, был из этих мест. Порталы, конечно, делали возможными любое перемещение - но они оставляли магический след, который не скроешь так же просто, что и преступную деятельность или убийства, потому отступник искал своих подельников там, куда он мог добраться самостоятельно или на лошади.

А это значит, они скоро его найдут.

Даже если придется по листику перебрать все окрестные леса, каждый камень в каждом доме каждого города.

Найдут.

 

Арий хищно усмехнулся. Он потратил всю ночь, чтобы выяснить эти обстоятельства, а затем вызвал своих доверенных людей и распределил обязанности. Пора было расставлять капканы.

Время было уже послеобеденное, более суток без сна сказывались даже на нем, но спать было нельзя. Слишком опасно, слишком сильно сжалась пружина - и она готова выстрелить, он был в этом уверен.

Он выпил тонизирующего зелья, принял душ, переоделся, поел и, наконец, почувствовал себя много лучше. Надо действовать. Что, если счет шел уже не на месяцы, как они полагали, а на недели или даже дни? И то, что они отправят Анну в безопасное место, уже не поможет? Ария пронзил страх.  Очередная эмоция. Анна вытащила из него все самое светлое и самое темное, что он прятал за маской равнодушия. Оказалось, что он может чувствовать. И это было нелегко.

Он был жесток с ней, был неправ - как же он был неправ! - и был неправ еще в том, что не рискнул в этом ей признаться. Он боялся, что она прогонит его навсегда, а это было невозможно. Он бы не смог уйти.

Правящий знал, что Анна уже в Академии: браслет - он чувствовал - был там. Он вздохнул, вызвал Хорна и отдал несколько последних распоряжений. Уходя, секретарь поинтересовался у Правящего:

- Ваша невеста нашла вас вчера?

- Вчера… что? - Арий почувствовал, что холодеет.



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться