Игры Стихий. Перекресток миров

Размер шрифта: - +

22.

 

Сидя на берегу, я смотрела на море.

На планете Арлаэт море было голубо-бирюзовым, как в наших тропиках. Белоснежные линии пляжей, изумительная гладь под ярким и чистым небом, сочная растительность. Но на курорте я себя не чувствовала.

Прятаться и демонстрировать позу Аленушки  было не совсем в моем характере, но происходящее в последние недели меня сильно дезориентировало, а сегодняшнее утро - добило. Потому я выбрала отдаленный пляж и, фактически, сбежала, чтобы подумать.

Сегодня, после бессонной ночи, когда я несколько раз порывалась пойти к Арию и объяснить, что я вовсе не его боялась, и будучи до вечера свободной, я бесцельно бродила по  предоставленному нам холму и стала невольной свидетельницей разговора.

В одном из домиков с несуществующими окнами болтали несколько стражников; и то, о чем они говорили, заставило мое сердце сначала замереть, а потом лихорадочно застучать .

- …она ничуть не смущалась, когда путешествовала инкогнито вместе с нами - а разве это подобает благородному роду?

- Правящий излишне мягок по отношению к невесте.

- Может, Правящий вообще стал слишком мягок?

- Не смей так даже думать, Орлан! Да и вам обоим хватит сплетничать на эту тему - не наше это дело, лезть в чужие отношения…

Закусила губу, чтобы не выдать себя невольным возгласом, а потом ретировалась. И уже спустя несколько минут быстро шагала по тропинке в сторону моря.

Я понимала, что у любых выходок есть последствия, но не думала, что подобные разговоры могут стать для меня столь болезненны. Я, как правило, не особо обращала внимание на отношение окружающих ко мне. Не нравлюсь - и ладно. Вся моя жизнь являлась противопоставлением себя кому - либо или чему - либо другому. В борьбе я видела выход, но так ли нужна она была теперь? Разве это то, что я хотела? Вечно ставить себя по другую сторону границы? 

У меня ведь появился уникальный шанс стать частью чего-то большего, чем я сама; найти себя в обществе и в служении тому обществу, котороя я представляла и которому могла быть полезна. Но разве это возможно, если я продолжу бунтовать против любых правил, если я продолжу вести себя как землянка?

До меня вдруг настолько всеобъемлюще дошло понимание ситуации, что я остановилась, как вкопанная. 

Я все еще считала себя землянкой, но я не могла ею оставаться!

Да, я родилась на Земле, но меня признали великие рода, существующие на совершенно другой планете, также как и Стихии, подарившие мне магию. Это давало  огромные возможности для развития, но вместо того, чтобы оправдать предоставленный потенциал, я вела себя как одичавший подросток. Стала полноправной жительницей  этой планеты лишь формально и отрицала очевидное.

Все что со мной происходило - это не игра. Это моя жизнь.

И только от меня зависело, как я её проживу, смогу ли я подняться на ступеньку выше и стать большим, чем я была до этого. Смогу ли я полюбить новую себя, новую жизнь и окружающих меня людей - а через это принять их и начать уважать традиции, которые так им важны. Смогу ли я проявить свою суть не через нелепый бунт, но через исполнение всего этого свода правил и законов, как ведущая, а не ведомая? 

Пусть даже будет эпатаж; пусть будет свободолюбие и умение самостоятельно принимать решения и держать удар. Можно быть кем угодно и делать что угодно, но всегда есть выбор - делать это хорошо или плохо. И то, что я делала  последнее время, я делала плохо. Да, я была тем, кем я была и близкие полюбили меня именно за то, какая я есть. Но я забыла главное - человек должен развиваться; так почему бы мне не развиваться в правильном направлении? Понимая, что я не одна, и не только Тень должен действовать с оглядкой на пару, но и я сама.

Я вздохнула.

Мне двадцать шесть - ему неизмеримо больше. И первый раз у каждого из нас появился кто - то, с кем мы готовы связать жизнь. И каждый из нас имеет свой опыт и свои правила; и теперь от нас обоих зависит - будет ли счастлив другой. Мне бы хотелось сделать Ария счастливым, да и самой получать удовольствие от того, что я та женщина, что соответствует ожиданиям своего мужчины.

А не женщина, которая, потребовав принятия от этого мужчины, так и не постаралась принять его.

Я вздрогнула, вспомнив вчерашнюю сцену.

Даже в горах было не так сложно - да, мы справедливо отправили князя и его дочерей на смерть, но я не видела этой смерти. А тут несправедливо…

Хотя, для кого несправедливо? Мир гварлков не то чтобы жесток, но жестко регламентирован. В силу географических и физических причин, они бы остались в первобытно-общинном строе, если бы не нормированные отношения и однозначные законы, составляющие каркас их государства. Та пара знала, на что шла. И, нарушив законы, должна была понести наказание.

И мог ли Правящий, которому выразили особый почет, отказаться от этой роли или бить не так сильно?  Вряд ли.

А ведь он и в Таларии палач.

Я застонала от ощущения безнадежности - была бы рядом стенка, билась бы в нее головой.



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться