Игры Стихий. Перекресток миров

Размер шрифта: - +

32.

 

Я смотрела на окровавленные ярсины, полученные в Балериане, и меня трясло.

Попав в эти миры, я несколько раз оборонялась магией, и - если вспомнить напавшего на меня паука и наездников - весьма успешно. Но впервые я убила сама. Собственными руками.

С лезвий капала кровь. Красная-красная. Я почувствовала дурноту и сглотнула, продолжая стоять неподвижно. Из ступора меня вывел голос Сарласа, прошипевшего мне прямо в ухо:

- Анна… Мы же знали, что придется прорываться с боем. Но отступать уже некуда, иначе…

Иначе мои близкие погибнут.

Я очнулась, и в уши снова хлынули все окружающие звуки, а в нос - запахи. Запахи смерти. Но Сарлас прав. Я должна была взять себя в руки. Мы уже очень близко от цели, и если я сейчас начну истерить, то мы проиграем. Осторожно, стараясь не наступить на тела, я двинулась вслед за наездником и эльфами. Их осталось восемь. Один, я это точно видела, получив глубокие раны от магического удара, сумел активировать экстренный портал.

Второй лежал прямо возле меня.

Я снова сглотнула, подошла к нему и нажала на выступ артефакта. Он заслужил того, чтобы быть похороненным у себя дома.

Осознание того, что все эти люди умерли из-за заигравшихся властьимущих, от наших рук, стуком и болью отдавалось у меня в голове.  И как бы мне не хотелось глобально и мирно решить вопрос, сейчас нужно было действовать до полной победы. Или поражения.

Мы добрались до замковых стен без препятствий, благодаря артефактам невидимости, которые не делали нас прозрачными, но как бы окрашивали одежду и лица в цвет окружающей обстановки. Именно это, и глубокая ночь, позволили нам пробраться через все патрули до входа в тайный тоннель, о котором знал Сарлас.

Тоннель этот проходил под несколькими домами, крепостной стеной, окружавшей замок, под двором, и выходил в одно из внутренних помещений.

Там, где обитали стражи.

Именно потому тоннель не охранялся - ни магически, ни физически, и вряд ли мог быть использован кем-либо. Ни у одного идиота не хватило бы наглости пробираться во дворец именно так.

Ни у одного, кроме нас. Слабоумие и отвага наш конек. Мы действовали достаточно быстро и тихо и сильно удивили порядка двадцати наездников, вывалившись чуть ли не одновременно из соседней с ними комнаты. Это нас и спасло. Они нас не ждали.

А вот мы точно знали, кто нас ждет.

Потому, согласно заранее оговоренной тактике, Сарлас моментально накинул на помещение полог тишины, чтобы не растревожить раньше времени улей, а я шарахнула всей своей силой, разметав сразу нескольких воинов, пока они не опомнились. Ну а дальше пришло время холодного оружия. Слишком опасно было использовать боевые артефакты в замкнутом помещении, где смешались в один клубок свои и чужие.

И теперь, когда первый бой был окончен, я с тяжелым сердцем смотрела на поверженных противников, чья единственная вина была в том, что они стояли на другой стороне от границы.

Ненавижу войну!

Мы максимально тихо вышли в широкий коридор, освещенный неровным светом факелов. Наездники тяготели к старинному, какому-то охотничьему стилю в быту, и потому не использовали магических светильников.

Медленно и осторожно мы двинулись вперед, а затем разделились. Я с Сарласом, Мормиэлем, который принял на себя роль моего главного телохранителя, и еще двумя эльфами поднялись наверх, в сторону галереи, опоясывавшей зал, где, по нашим ожиданиям, должен был быть сейчас Гаш Арели и куда должны были привести пленников. Ради этой информации пришлось разговорить одного из воинов, в обмен на его жизнь. Мы выполнили обещание и только лишили его  подвижности - он очнется через несколько часов и это уже не будет иметь особого значения. Нас либо не будет во дворце, либо мы все будем… мертвы.

Вторая группа должна была пробраться к черному входу в зал и появиться лишь по условному знаку.

Перед дверью на галерею Сарлас сделал нам знак замереть, а затем молнией бросился к охранявшим его двум стражникам и практически беззвучно перерезал им горло. Эльфы спрятали тела в одной из каморок, а я малодушно закрыла глаза.

Вот и галерея. Хорошо, что она утопала в тени, а зал был ярко освещен - так мы с большей вероятностью останемся незамеченными до нужного момента. Да и артефакты невидимости кажутся нелишними. Быть так близко от врагов и зачинщиков всего происходящего оказалось очень страшно.

Это было не то место, где мы танцевали на балу целую жизнь назад. Тот все еще не был восстановлен. Малый зал приемов представлял собой квадратное помещение с круглой стеклянной ротондой на потолке и узкими окнами-бойницами, ничем не прикрытыми. Стены были сделаны из грубого камня; на полу - мощные, какие-то грязные плиты. Зал был мало украшен, если только не считать украшениями головы животных и картины, на которых были нарисованы сцены боев.

В помещении было довольно много людей. На троне развалился Гаш Арели; рядом с ним расположилось две весьма откровенно одетых девицы. Я стиснула зубы, когда узнала в одной из них рыжую Тамиру.

Сука. 

Вдоль стен стояли стражники. Я насчитала порядка двадцати только с видимых сторон. Перед троном стояло несколько столов, за которыми сидели, похоже, приближенные наездники. Они что-то бурно обсуждали над картами и бумагами и, одновременно, запускали свои руки в блюда с дичью. 



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 08.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться