Илитари. Баланс стихий

Размер шрифта: - +

Глава 15

Если вы пытаетесь врать, глядя мне в глаза,

- не обольщайтесь.

Я уже вас обманываю, делая вид, что верю.

 

Спрыгиваю с Оскара и осматриваюсь. Ливень продолжает идти, а над землей ползет густой туман. Честно говоря, я уже не удивляюсь местным катаклизмам. Бросаю взгляд на серое небо, откуда продолжают с криками пикировать дарэны элитных отрядов чистильщиков. Будет гроза…

Вокруг полным ходом идет подготовка к битве. Тысячи светлых снуют между выставленных палаток. Кто-то затачивает оружие, кто-то просто переговаривается, а кто-то откровенно пялится на меня. Так, последних гордо игнорируем.

Плотное кольцо магов уже окружает границу, а со стороны Зокерии… Оттуда веет смертью.

Передергиваюсь от дурного предчувствия и плотнее запахиваю плащ. Быстро здесь похолодало. А из-за всеобщего напряжения я не смогла насладиться полетом на моем пушистике…

- Что, даже не поздороваешься?

Вздрагиваю от прозвучавшего рядом знакомого голоса.

- Зак? – удивленно оборачиваюсь и крепко обнимаю чистильщика. – Рада тебя видеть, - весело говорю.

- Я тоже, - хмыкает, обнимая в ответ. – Рейинтер очень злится, - тихо сообщает.

- Представляю, - улыбаюсь. – Поэтому, ты меня не видел.

- Не видел и не слышал, - щелкает по носу. – Но, может, пока Рейинтер на Военном Совете, зайдешь в нашу палатку?

- Может, и зайду. Тем более моей палатки, по всей видимости, и нет, - пожимаю плечами. - Только я не одна, - киваю на темного и Оскара.

- Закир, - чистильщик спокойно протягивает руку Колтону.

Ага, конечно. Игнор полный.

- Не обращай внимания, он вредный, - смеюсь, видя, как перекосило темного.

Зак, усмехнувшись, убирает руку.

- Ну, так идем?

- Идем, - соглашаюсь.

 - Я лучше поохочусь, - перетряхивается Оскар.

- Будь осторожен, - прошу.

 

- Значит, ты и Управляющий, - задумчиво говорит Зак.

- Что я и Управляющий? – спрашиваю, стараясь не обращать внимания на заинтересованные взгляды со всех сторон.

Кстати, благодаря ливню, все светлые в накидках с капюшонами. Да что там светлые, даже темный непонятно откуда взял плащ. Сказать, что это напрягает, значительно преуменьшить. Лиц совершенно не видно, будто смотришь во тьму, при этом ощущая, что за тобой непрестанно следят…

- Вместе, – Зак упорно продолжает рассматривать слякоть под ногами.

- А мы вместе? – удивленно спрашиваю.

- Разве нет? – не менее удивленно. – Знаешь, он не каждую женщину на руках носит.

- Не знаю, - честно отвечаю.

Темный как-то странно закашливается. Еще и идет ровно на один шаг сзади, как будто телохранитель.

«Ага, скорее телоубитель», - хмыкает злопамятность.

- Может, будешь идти рядом? – интересуюсь, оглядываясь. – Напрягаешь.

Он в один шаг оказывается слева. 

- Ммм, - задумчиво изрекаю, глядя на столь странное поведение.

- А с ним у тебя что? – снова спрашивает Зак.

- С ним? – бросаю подозрительный взгляд на невозмутимо притихшего темного. – Надеюсь, нейтралитет.

- Ты его любишь? – спустя мгновение выдает чистильщик.

- Кого? Его? – в ужасе смотрю на темного. – Я его знаю меньше суток. Может, я и странная, но не настолько.

- Да нет же, глупышка, - смеется Зак. – Управляющего.

- Нет, - быстро говорю и глубоко вздыхаю. – Может быть. Не знаю. Он мне нравится, что не странно, ведь он очень привлекательный мужчина. Но вот чтобы любить… Все слишком быстро и … странно для столь глубокого чувства. Понимаешь? Почему мы вообще говорим об этом?

- Ты права, это странно, - пожимает плечами. – Вы абсолютно разные. Ты не признаешь жестокость и убийства, а он этим живет. Брось, Кир, я видел тебя в Зокерии, прекрасно помню, все принятые тобой решения, видел, как ты проходила симулятор, и могу многое о тебе сказать. Но если подбирать одно единственное слово… Ты добрая. Даже слишком добрая для нашего мира В тебе столько же света, сколько в нем тьмы, как бы пафосно это не звучало. Врать не буду, ты его привлекаешь, и это видно. Но он не тот, кто может любить, Кира. Надеюсь, ты поймешь это раньше, чем он сделает тебе больно. Ты заслуживаешь лучшего, - тихо добавляет, открывая вход в палатку.

Бросаю задумчивый взгляд на Зака и молча вхожу внутрь.

К добру или к худу, но мы не выбираем, в кого влюбиться. А что касается истинной любви… Как говорится, не нужно додумывать слишком много, так вы создаете проблемы, которых изначально не было. Так что, поживем – увидим, к чему изнурять себя сомнениями?

 

Веселый смех в палатке резко обрывает громкий воющий звук сирены.

Скатываюсь с Акира и кувырком поднимаюсь на ноги.

Продолжая улыбаться, отряхиваю костюм и накидываю капюшон. Я удивительно хорошо провела эти полчаса в компании своих чистильщиков. Черт, как же я надеюсь, что когда все закончится, мне не придется хоронить друзей. Как я надеюсь, что все закончится! Но… Знаете, что самое страшное? Осознавать, что вот сейчас, все зависит только от тебя. Не от судьбы, которую мы привыкли во всем винить, и не от Бога, которому мы привыкли молиться. А все зависит от того, насколько хорошо ты смогла просчитать ситуацию. Это не сдача экзамена, когда всегда есть пересдача, это не разбитая ваза, которую всегда можно склеить, это тысячи жизней. Думаете, лучше быть командиром, чем солдатом? Смерть – единственное, что нельзя исправить. Смерть по твоей вине – единственное, что нельзя простить.



Тали Маилкорн

Отредактировано: 03.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться