Илитари. Баланс стихий

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

С тех пор прошло две недели. И знаете, несмотря на всю плачевность положения, ведь я по-прежнему оставалась заперта в собственном теле, это были шикарные две недели.

Мой мужчина, а теперь это именно Мой мужчина, потому что никто другой на такое не способен, таскался со мной везде. Серьезно! В первые дни я думала, что убью его. Нет, вы только представьте. Просыпаешься в постели с шикарным мужчиной, который тебя всю ночь ласково успокаивал, заботился, говорил, как сильно любит, а сейчас заграбастал под себя, как дракон кучу сокровищ, и умилительно сопит в шею, а ты понимаешь, что …  что в туалет, мать вашу, хочется, при чем капец, как хочется, а пошевелиться не можешь! И делать, блин, что-то надо, ибо приспичило уже, а слышит тебя только этот самый шикарный мужчина. Не знаю, как я не разрыдалась от жалости к себе и безысходности.

Но настоящий ад начался, когда он проснулся. Нет, в начале все было хорошо: сонная довольная улыбка, как у кота, обожравшегося сметаны, и утренний поцелуй. Я разомлела и даже забыла, что в туалет хотела. Зато кое-кто, блин, не забыл! Взял на ручки, в ванную оттащил, на унитаз, мать его так, посадил. Сижу и просто офигеваю от происходящего, ведь даже не просила! А он еще и успокаивает, что все, блин, нормально, и мне нечего стесняться.

После мой шок нарастал в геометрической прогрессии. Умыл, искупал, расчесал, одел, накормил. И все это разбавлялось нежными, успокаивающими поцелуями и тихими смешками на мое мысленное ворчание и вполне себе заметное по малиновым щекам смущение. Честно говоря, я была уверена, что, когда он проснется, пришлет мне парочку слуг и с чистой совестью свалит. Учитывая то, что все мои мысли этот кто-то прекрасно слышал, тут же «обрадовал», что такого счастья я не дождусь никогда. А после завтрака меня снова взяли на ручки и потащили … в Подземелье. Я очень сильно возмущалась. Возникло ощущение, что меня с плющевым мишкой перепутали. Но после фразы: «Любимая, я совсем немного поработаю, и пойдем, куда захочешь», - мне стало, откровенно говоря, стыдно продолжать бурчать.

В Подземелье произошло сразу несколько важных событий. Во-первых, кавены действительно сошли с ума. Бились о стены, бросались друг на друга, несли такой бред, что гугл-переводчик в моем лице чуть не загнулся. Во-вторых, оказалось, что дракоша может преспокойно телепортироваться ко мне и растет не по дням, как говорится, а по часам. Теперь это был размер хорошей такой собачки, маламута или волкодава… Огненные пластины, золотистые глаза с вертикальным зрачком и поблескивающие шипы добавляли кое-кому солидности. А вот довольное урчание и откровенное подлизывание в ожидании ласки, вводили в ступор…

Пока я прибывала в уже привычной стадии офигения, этот недоящер преспокойно повернулся к одной из камер, задумчиво махнул хвостом, фыркнул и … выпустил струю пламени. Вот, тут уже стало не до смеха. До сих пор передергиваюсь, вспоминая дикие крики. А теперь представьте мой шок, когда пламя утихло, и в камере остались … Нет, не трупы и не кучки пепла. Люди! Растерянные, напуганные, но живые люди! Так мы и поняли, что зокерийцы, как расса, – это всего лишь следствие мутаций из-за отсутствия купола.

Такую кремацию дракоша провел во всех камерах. Но, к сожалению, из двух сотен зокерийцев выжили и вернулись к своему человеческому обличью лишь пятьдесят. Все мужчины, все маги, и все абсолютно ничего не помнили о себе, кроме имен. Это удивительно, ведь они помнили все, чему были обучены, но что-то личное… Полагаю, мозг просто заблокировал любые травмирующие психику воспоминания.   

Сказать, что поднялся переполох, не сказать ничего. В Подземелье сбежалась чуть ли не вся Империя. А мой мужчина, чтоб ему икалось, не смотря на все мои протесты, просто свалил, блин, аргументировав тем, что мне нервничать и напрягаться нельзя.

Дальше был парк, какое-то кафе, где я снова сгорала от стыда, пока кто-то кормил меня с ложечки. Потом Ник без единого протеста согласился забрать мои вещи из Академии. Подвох я раскусила слишком поздно. Ладно, я поняла, что дело нечисто, только когда из Академии мы телепортировались в неизвестное мне место. Как оказалось, этот жулик перетащил все мои вещи и меня в том числе к себе домой. А дом у моего мужчины… Как два моих земских, блин.

Так и прошли две мои недели. Работу Ник полностью забросил и буквально не отходил от меня ни на шаг, а я - не слазила с полюбившихся ручек. Тут, господа, хочешь – не хочешь, а влюбишься. Это ведь не пустые слова и обещания, а реальная поддержка и забота в трудное время. Болтать, смотреть фильмы по эсвэ, гулять, тем более, когда тебя носят на руках, было невообразимо приятно. И как бы я не сопротивлялась, с каждым днем привязывалась к этому мужчине все сильнее.

Конечно, я очень скучала по Оскару и ребятам, но в этом Ник был категоричен: никаких волнений, нагрузок и эмоциональных напряжений. И хоть ты его убей, хоть дуйся весь день, результата ноль. Единственный, кого он не смог от меня изолировать, это дракоша. Связь с ним со временем только укреплялась. И хоть дракон больше ни разу не обратился ко мне ментально, слушал с очень умным видом, что наталкивало на подозрения в далеко не скудном интеллекте. К тому же он ходил за нами, как привязанный, а еще частенько отталкивал Ника и пытался свернуться кольцом, подгребая под себя меня. Кхм, с пропорциями некоторых рептилий это стало невыполнимой миссией. Но самое забавное то, что за две недели дракон стал для меня собачкой. Преданной, любвеобильной и … необычной, как и все в моей жизни.

 

Приоткрываю глаза и сонно потягиваюсь, ощущая приятную ломоту во всем теле. Как тысячи маленький иголок…

Как обычно, сначала делаю, а потом соображаю.

Распахиваю глаза и замираю счастливой мышкой.



Тали Маилкорн

Отредактировано: 03.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться