Иллис. Откровение

Размер шрифта: - +

Глава 1

15.09.

Размерами кабинет напоминал кухню в моей хрущевке. Почти всё пространство занимала старая мебель семидесятых годов – лакированный стол, два разваливающихся кресла с разорванной обивкой и три деревянных стула. Слева от фанерной двери кое-как стоял дряхлый стенной шкаф с помутневшими от времени стеклянными створками. Вся мебель и валяющийся разнообразный хлам, от стопок полуистлевших газет до красного пластмассового дискового телефона, были покрыты толстым слоем пыли – вот-вот начнешь чихать. Следователь аккуратно чистым платком вытер поверхность стола и с любовью не спеша разложил несколько листочков из черной папки. Усевшись на скрипящий рассохшийся стул, он сложил руки на столе и дружелюбно взглянул на меня.

- Присаживайтесь, Роман Викторович, - я до сих пор стоял. – В ногах правды нет, как говорится.

Я еще раз окинул взглядом помещение и с некоторой брезгливостью пододвинул свободный стул.

- Меня зовут Артем Сергеевич, и я уполномочен задать вам несколько вопросов. Желательно получить ответы в ближайшее время. Очень, знаете ли, торопит начальство, - следователь поморщился, неопределенно махнув рукой.

- Кто вы Артем Сергеевич? - мне жутко, до злобы, осточертела неизвестность.

- Тут секретов нет, - следователь достал из пиджака ручку. – Я представитель военной прокуратуры. Два дня назад в Карелии проводилась спецоперация силами ближайшей военной части. В результате операции из плена сектантов была освобождена исследовательская группа в составе трех человек. Есть основания полагать, что ученые из Москвы находились в плену активной террористической группы с явными радикальными религиозными взглядами. К сожалению, мы понесли потери в живой силе, и теперь мы надеемся на сотрудничество со стороны спасенных исследователей. То есть вас, Роман Викторович.

Абсолютно серьезно он нес совершеннейшую околесицу. Никаких потерь со стороны армейский подразделений я не видел, даже вертолет остался в воздухе. Мы, разумеется, не являлись учеными, по крайней мере, не состояли ни в каких НИИ.

- Конечно, это официальная версия. Но я прошу вас придерживаться её до конца ваших дней, мой друг, - Артем Сергеевич всем видом демонстрировал внутреннюю гармонию с озвученной легендой.

Я молчал. В голове роились самые разные мысли. Начиная с того где Колояр, Оксана и Антон, заканчивая – будут ли бить на допросе. Если этот елейно вежливый следователь играет доброго полицейского, то у него должен быть злой напарник. А может и целая команда жестоких и свирепых коллег. После суток в жуткой импровизированной тюрьме, мне было сложно поверить в законный допрос. Однако я набрался наглости спросить:

- Мне, наверное, положен адвокат?

- Нет, - следователь искренне рассмеялся, - разумеется, нет. Ох, Роман Викторович, понимаете, мы работаем не от имени государства. Есть организации, которые занимают значительно более высокое положение в мире, чем отдельные страны и правительства. У нас есть определенные правила, которые мы должны соблюдать, но в целом, ограничены в работе только своей фантазией, - это прозвучало достаточно зловеще.

       Я допускал, что он реально является сотрудником государственных служб. Пусть даже военной прокуратуры. В конце концов, операция проводилась армейскими частями и насколько я мог судить вывозили нас из Карелии тоже военной техникой. Истинный работодатель Артема Сергеевича либо имел непосредственное отношение к Министерству обороны, либо имел возможность влиять на принятия решений в этом ведомстве. Неизвестно кто содержал тюрьму и отвечал за мою перевозку сюда, все сопровождающие были в гражданской одежде. Главным оставался вопрос в фактическом подчинении этого Артема Сергеевича. В этом деле он представлял отнюдь не государство и не собирался скрывать этого.

          Странный кабинет, подозрительный следователь. Само здание и прилегающая территория, куда меня привезли ближе к полудню, напоминало заброшенную, не восстановленную со времён союза плодоовощную базу. Я успел заметить большой гараж с несколькими воротами, странное длинное сооружение непонятного назначения. Мы находились на третьем этаже конторского здания. Бесконечные коридоры, маленькие пропыленные кабинетики. В этом месте не может вершиться нормальное дознание, не могут располагаться органы следствия и содержаться подозреваемые. Всё это неформально, полуподпольно.

- Вы знаете, где остальные ученые? – я максимально иронично выделил слово «ученые».

- Конечно. Вся научная группа сейчас находится в этом здании, - Артем Сергеевич был до смешного серьезен. – Вот, например, - следователь покопался в бумагах, - Ольга Владимировна активно сотрудничает. Она в подробностях объяснила произошедшее и ссылается на ваши, так сказать, неофициальные сношения с лидером сектантов. Эти сведения стоит очень серьезно обсудить Роман Викторович.

         Мне нужно было что-то отвечать, но отчаянно не хватало информации. Ответы нужно дозировать, не ляпнуть лишнее, а положиться не на кого. Оксана после событий в Карелии предстала тёмной лошадкой, и её мотивы мне были не ясны. Можно попробовать нести околесицу, уходить от ответов, но вряд ли это даст значительную передышку. Возможно, есть смысл задать ему вопрос в лоб, но не было уверенности в честном ответе.



Евгений Чернобыльский

Отредактировано: 21.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться