Иллюзион. Квест на превосходство

Глава 16. Рождество

Утро следующего дня наступило для Регины где-то к полудню. Ночка выдалась насыщенной на размышления. Мо всё-таки проснулась на голоса и без церемоний выпроводила сердитых Стешку и Соню, не дав им договорить. Так что едва ли не до рассвета Фокс провалялась в постели не сомкнув глаз, и только потом уже с горем пополам уснула. Как Генри справился с Буером она уже не увидела, видео обрывалось на середине, но хватило и того, что было.

Значит она правда нравилась ему. Хотел он того или нет, но об этом теперь было известно всем. Но почему он ничего не говорил? Ни намёком не дал понять? Хотя… Соня же уже неоднократно талдычила, что Генри как-то не так на неё смотрит. А она в школе, на минуточ­ку, без году неделя. Да и Стешка едва ли не с первого месяца появления англичан в Иллюзио­не прямым текстом твердила, что…

Господи, неужели это Регина такая слепая? Или она просто не хотела замечать очевидное, чтобы не усложнять? Потому что теперь… Теперь же всё будет по другому, да? Теперь между ними всё изменится. Нельзя делать вид, что она не в курсе, это глупо. Да и не получится. Она чувствовала, как что-то клацнуло внутри, но что именно Фокс пока не могла понять. Одно очевидно — механизм завёлся, а с остальным она разберётся потом.

Пока же надо поскорей выбраться из больничного крыла. Нечего тут делать. Регина, ещё полусонная после пробуждения, нашарила глазами настенные часы. Начало первого. Во сколько вчера им давали зелье? Часов в восемь. Значит, сутки уже прошли. Фокс присела на постели, сдёргивая тонкое одеяло и разглядывая покалеченные ноги. Никто не подскажет, по­чему она лежит в одних трусах и борцовке? Где её джинсы? Ладно. Будем надеяться, что Мо унесла их постирать, а то воняло от одежды знатно, конечно.

Регина прислушалась к ощущениям. Мышцы ещё тянуло. И почему-то жутко болела пятая точка, как будто по ней со всей дури долбанули с колена. Руки покрыты порезами. При тщательном осмотре были обнаружены и две крохотные точки от змеиных клыков. Краснота и оттёк спали, так что теперь они напоминали невинные родинки.

Окей, ну что ж… Фокс мысленно отдала приказ, с облегчением наблюдая, как затягивались подсохшие ранки. Пара секунд и уже ничто не выдавало, что вчера её лупасили все кому не лень. Отлично! Драгоценная магия вернулась. Как же она скучала! Всего день, но его хватило, чтобы понять насколько же сильно она зависела от неё. Что на самом деле не есть хорошо, но…

Чёрт с ним. Об этом ещё стоит поразмыслить в свободное время, а пока желатель­но найти какую-нибудь одежду. Может, прикарманить из комнаты? Хотя Мо, наверное, будет недовольна тем, что пациентка свалит без предупреждения. Впрочем, сидеть и ждать её неиз­вестно сколько совсем не улыбалось. Потом заскочит, извинится.

Благодушная старушка может и отсутствовала, зато вместо неё на противоположной ку­шетке, наплевав на правила приличия и забравшись с обутыми ногами на чистое бельё, сидел Влад. И пялился на неё. Это Регина обнаружила, когда потирала заспанное лицо и едва не навернулась с собственной постели от неожиданности.

— Очнулась, звезда телевидения? — усмехнулся некромант. — Долго же ты спала.

— И тебе привет, — хмуро отозвалась Фокс, накидывая на голые ноги одеяло. Что-то слишком часто она пляшет у Орлова под носом раздетой. — И как долго ты тут торчишь?

— Достаточно, чтобы насладиться твоими мыслями. Что, понравилось признание в пря­мом эфире? Не удивлен. Кому бы не понравилось? Это же, как щебетали девчонки в столо­вой, так… — Влад скривился. — Романтично.

— Он же не специально, — обиделась за Генри Фокс. — Что-то мне подсказывает, что он бы с удовольствием избежал такого внимания.

— Я сам виноват. Надо было решить эту проблему раньше, — разговаривая даже не с ней, а с собой пробурчал Влад. — Видел же, как он вокруг тебя вьётся, но прочитать его мысли не мог. Кто ж знал, что всё настолько серьезно…

— Не мог? — не поняла Регина. — Почему?

— Защита от некромантии, — скривился тот. — Я не сразу это понял, но и не удивился особо. После случившегося с его матерью-то.

— Так значит Генри даже для тебя закрытая книга? — усмехнулась Фокс.

Забавно. Кто бы знал, что этот с первого взгляда добрый, компанейский и улыбчивый ан­гличанин окажется настолько скрытной личностью. Да в нём загадок больше, чем в “покры­том мраком и вселенской тайной” Владе! И дело тут не в подаче себя перед остальными, а в скрытых си­лах. Взять те же игры.

Два испытания подряд Генри неоспоримо лидирует. Не кичится, не хвалится, не разбра­сывается громкими словами. Просто проходит каждое задание идеально ровно, оставляя со­перников позади. Приходится ли для этого применять магию, или нет — неважно. Вот как он это делает? Да. Уж если кто и должен победить в этом году, так это он. Генри это заслужил.

— Надо же, — Орлов хоть и усмехнулся со свойственной ему язвительностью, только вот дёрнувшиеся скулы красноречиво говорили о том, что он едва ли не в бешенстве. — Даже думать стала о нём иначе. Как легко заинтересовать девушку. Что, не за горами большая чистая любовь?

— Не уж-то ревнуешь?

— Было бы к кому. Защита защитой, но несчастные случаи никто не отменял. На улице зима, а на крышах так много сосулек. Да и озеро рядом. Человек же может просто не уметь плавать, верно?

Регина переменилась в лице.



Mell Saton, Ирина Муравская

Отредактировано: 30.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться