Иллюзия Правды

Размер шрифта: - +

Глава 4

Дверь открылась неожиданно. Я едва удержалась на ногах и отшатнулась от ослепительно яркой девушки, шагнувшей в комнату: непослушные кудри золотистых волос, упруго покачивались вокруг веснушчатого лица незнакомки с янтарно-жёлтыми глазами. Её можно было бы назвать красивой, если бы не презрительно-высокомерная гримаса, которой она одарила новую соседку.

— Всё-таки подселили. А ведь комендант обещал покой и одиночество. Кто ты такая?.. Как зовут?.. Когда уйдёшь?

Тон и манера общения соседки отталкивали, но ректор сказал, что она — девушка хорошая. Хотелось бы в это верить, но пока знакомство нельзя назвать приятным. Кроме неё некому рассказать об Академии, и я подошла к своему столу и написала в блокноте: «Я — новая студентка и буду жить в этой комнате. Мне хотелось бы обойтись без конфликтов. Надеюсь, тебе тоже». Вручив блокнот девушке, я твёрдо посмотрела в её удивлённые глаза и, решительно развернувшись на каблуках, подошла к своей постели. Мне нужно становиться твердой и не позволять другим давить на меня.

— Немая… Таких, как ты учат медитировать и отправляют восвояси. А ты-то как поступила? — соседка ждала ответ, и я протянула руку за блокнотом. Девушке пришлось подойти ко мне, чтобы отдать блокнот.

«Зачислили без экзаменов на 1 курс боевых магов».

— Так это ты?! — воскликнула соседка. — Ты — та сама подопечная ректора! Ничего себе соседка у меня! Извини, что так встретила, но здесь нельзя быть мягкотелой. Я — Сильвия.

«Анна. Извини, мне нужно полистать учебники, посмотреть, что я пропустила. Завтра мой первый учебный день. Поговорим позже».

Сильвия прочитала и, вернув блокнот, больше меня не отвлекала. Я не заметила, чем она занималась и когда ушла — мне было не до того. Я читала учебник за учебником, а в голове, сбивая с понимания прочитанного, роилось множество мыслей. Я записывала их на лист в конце блокнота: научиться давать отпор и защищать себя; узнать, что с Рил, и как я могу помочь ей. Прочитав пару учебников, я потянулась за «Теорией практической магии». Дома такие книги были под запретом, и всё, что я знала о магии — существует обязательная фраза-активатор. Мне казалось, я быстро смогу вызывать образы подобные тем, что показывала Рил. Но всё оказалось намного сложнее, чем я думала. Я читала пособие и выполняла все подготовительные упражнения, пыталась чётко представить, что я хочу сделать. Я безрезультатно пыталась нащупать магическую силу внутри себя с каждой минутой ощущая всё больше чувство отчаяния.

Я чувствовала усталость, раздражение, бессилие и досаду. Казалась, я полная бездарность, из-за этого я начинала испытывать что-то сродни отвращению. Наверное, так и смотрела на меня мать. Вспомнив её взгляд, полный ненависти и презрения, я снова и снова пробовала сотворить хоть один образ, выучила наизусть последовательность магического действа — но образы не оживали. Я захлопнула пособие и в отчаянии била кулаками по постели, роняя злые слёзы, вспоминая, как непринуждённо всё это делала Рил. Казалось, это так легко. Я уткнулась лицом в подушку и закрыла глаза. Растраченная сила требовала восстановления. И я не заметила, как уснула.

***

Я стояла на вершине обрыва. Невероятное ощущение лёгкости и свободы пьянило и вызывало восторг! Рассветное солнце только поднималось из-за далёких гор, заливая их вершины золотом. Первые лучи ласково касались меня, согревая прохладную кожу. Утренняя прохлада приятно морозила, наполняла лёгкие свежим воздухом и опутывала сладковатым ароматом трав. Босые ноги покрылись каплями утренней росы, а мелкие камешки врезались в ступни, будто подталкивая: «Лети!».

Страха не было. Я раскинула руки навстречу утреннему небу и вдохнула полной грудью, зажмурившись от счастья. Я верила… знала, что стоит шагнуть в пропасть — и я взлечу, как птица! Такая же лёгкая и свободная!

Я не видела, откуда взялся кто-то неизвестный. Я не видела лица. Кто-то обнял меня за талию, и я, выпрямив гордо спину, со счастливым смехом шагнула в пропасть…

***

Я резко проснулась, почувствовав, что приятный прохладный озноб из сна стал частью реальности. Сердце бешено билось. Было ещё рано, Сильвия мирно посапывала в своей постели, а я решила прогуляться по коридорам Академии.

Снова и снова я вспоминала невероятное чувству лёгкости и уверенности взлететь, когда внимание привлекла странная возня нескольких студентов. Мне хотелось пройти мимо них незамеченной, но то, что я услышала, поравнявшись с ними, заставило обомлеть от страха:

— Ну же, малышка, успокойся! Никто не причинит тебе боли, если не будешь сопротивляться. Не бойся, никто не узнает. Рис, ты же поставил полог?

— Конечно, кэп, — со смехом отозвался Рис.

Он зажимал рот девушки, пока его друг лез ей под юбку. Ещё двое ждали своей очереди, стоя чуть в стороне и отпуская похабные шуточки в адрес несчастной жертвы. Она пыталась укусить закрывающую рот руку и вырваться, отчаянно сопротивляясь. Из её ярких   разноцветных глаз лились слёзы ужаса и бессилия. Я остановилась, поражённая нахлынувшими на меня её чувствами. Будто она — это я. Встретив умоляющий взгляд девушки, я почувствовала ярость. Уже знакомое ощущение пугало, я боялась не справиться с ним, нужно было что-то делать, перенаправить налившуюся силой эмоцию туда, где ей место — на насильников. Казалось, я смотрю на происходящее как бы со стороны, как в замедленной съёмке. Время словно слушалось меня, растягивая вопрос поворачивавшегося в мою сторону Риса, искажая его голос:

— Нааа кааавоооо ээээтооо тыыыы смооотриииишь маааалыыыышкааа? — его хамская улыбка медленно сменилась наглой гримасой. — Что такое, дорогуша? Хочешь присоединиться? — время внезапно вернулось к нормальному течению, а рука парня больно сжала моё плечо.



Анна Домасевич

Отредактировано: 10.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться