Иллюзия свободы

Размер шрифта: - +

Иллюзия свободы

Иллюзия свободы

 

Пытаясь спрятаться от властей, которые направили почти все вооруженные силы на наши поиски, мы оказались там, где найти нас с помощью тепловых локаторов или собак, будет крайне сложно. Мы оказались в коллекторе. Зловония, которые царили повсюду, прекрасно перебивали наш запах. Самим нам было сначала, конечно, противно и даже невыносимо оставаться здесь, но мы довольно быстро обвыклись. А когда в первый раз легли спать, то спали как младенцы.

Все дело в том, что в последние несколько месяцев, которые мы в бегах, спать приходилось мало, а если и спали, то только для того, чтобы на утро встать и продолжить путь, скрываясь ото всех. Я устала от такой жизни, но это хотя бы жизнь. Если нас поймают, я и мои спутники подвергнемся тяжелым пыткам, а после нас ждет публичная казнь.

Мир уже не такой, каким был раньше. Мир совсем другой. И дело не в разрушении Земли, дело в разрушении человека. Я все-таки постарше своего брата, который не помнит тех дней, когда было по-настоящему хорошо. Я помню, каково это ощущать босыми ногами траву на лугу, пить парное молоко и есть свежеиспеченный хлеб. Мой брат этого не видел, он думает, что это плод моей фантазии.

Да, мне было всего пять лет, когда случился переворот. Я не могу сказать, что именно случилось, но в мгновенье ока все, что мы так любили, исчезло. Осталась лишь пыль. Разруха и пыль.

Родителей увезли в трудовой лагерь, а меня и двухмесячного брата забрали в приют. Но до него мы не добрались. По пути туда на нас напали. Точнее, напали на тех, кто нас увез. Меня, моего брата и еще троих детишек вытащили из клетки и увели в направлении леса, который тогда еще существовал.
Так мы прожили в бегах двенадцать лет. Так вырос мой брат Никола. Он не помнит своих родителей, только то, что я о них рассказывала ему на ночь.

Каждую ночь видеть во сне своих родителей, вспоминать, а точнее воссоздавать по крупинкам памяти новые события, те, которых никогда не было, никогда уже не будет, невыносимо. С этим приходится мириться. Раньше у нас еще был выбор: прятаться до конца своих дней или сломаться и сдаться в рабство. Сейчас такого выбора нет.

Я и мой брат в черном списке. Если мы вдруг попадемся, то убьют нас без суда и следствия. Публично.

- Мари, - позвал меня Никола.

- Что случилось? – мой усталый тон относился к окружающему миру, но не к брату.

- Расскажи мне о них… пожалуйста.

Мое сердце сжалось в комок. Снова. Никола не знал родителей, но часто просил мне рассказать о том, какими они были. Он хотел создать их в своей голове, чтобы они всегда были рядом.

- Мне кажется, что я все уже рассказала, - мне было так плохо от мысли, что рассказать ничего нового не смогу.

- Ну, может ты что-нибудь забыла? – Никола посмотрел на меня взглядом, который пленял меня безотказно.

- Иди ко мне…

Я обняла брата, хотя это стало трудно делать. Он из маленького комочка, который сворачивался калачиком у меня на груди, превратился в долговязого детину. В свои двенадцать он почти на голову выше меня. Рядом с ним теперь я чувствовала себя маленькой, а не он.

Я вздохнула, закрыла глаза, и воспоминания волной нахлынули. Я лелею детские воспоминания вот уже больше десяти лет, они остались такими же яркими, словно все это произошло только вчера. Но большинство событий, конечно же, я придумала сама, для того, чтобы рассказывать брату интересные истории. Позже я и сама начала верить в истинность этих событий.
Теперь у меня есть воспоминания, которые греют мне душу, но которых на самом деле не существует.

- Однажды, - приглушенным голосом сказочницы начала я свой рассказ, - папа принес домой живого кролика…


- Мари! – позвал меня мужской голос, - Мари!

Я проснулась. Никола сопел неподалеку. Я даже не помню на чем остановилась в своем рассказе и когда заснула. Прямо перед собой я увидела Игоря, своего близкого друга.

Он жестом указал мне соблюдать тишину и идти за ним.

Я тихонько встала на ноги и бесшумно пошла туда, куда вел меня Игорь. Благодаря тому, что я всю свою сознательную жизнь провела в бегах, передвигаться бесшумно научилась.

Игорь провел меня по темным тоннелям канализации и мы вышли наружу. Была такая тишина, свежий воздух заполнил легкие, что стало трудно дышать! Я испугалась, когда увидела море звезд на небе.

- Нам нельзя выходить на улицу! – запротестовала я.

- Я все проверил, - тихо успокоил меня Игорь, - мы можем посидеть здесь немного. Я приготовил тебе сюрприз.

Зная, насколько Игорь осторожный и недоверчивый, его идея посидеть на улице ночью показалась мне странной. Но, поскольку он несколько иного характера, нежели я, во мне проснулась какая-то уверенность в том, что из-за пяти минут на свежем воздухе с нами ничего не случится.

- Закрой глаза, - шепнул мне Игорь.

Даже тот факт, что мы совершенно одни в пустынной местности, где раньше был гигантский город, а сейчас абсолютно ничего нет, не давал нам права говорить в полный голос.



Алёна Аркадьева

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: