Иллюзия свободы

11 глава

Возвращение к реальности всегда дается нелегко. Это, как возвращаться с отдыха в суровые, серые будни. Когда все приключения, произошедшие с тобой, кажутся уже нереальными, словно ничего и не было. Вот и моя реальность пришла за мной, накрыв лавиной боли. 
Я дома. В своей комнате, позади прекрасный день, который помог мне поднять настроение, хоть и ненадолго. Вернуться я решила сама, чтобы кто-то не рассказал отцу и не ранил его сердце, рассказами, о его непутевой дочери. От уроков меня отстранили на два дня, списав все мое поведение на нервный срыв на фоне произошедшего с моим папой. Меня снова пожалели, снова нашли мне оправдание, которое я не просила.

День тянется безумно долго, сейчас только полдень, а я уже с ума схожу в четырех стенах. Включаю ноутбук и начинаю искать, что меня немного отвлечет.

– Хлоя, – мама входит в комнату, слегка приоткрыв дверь, – У меня хорошие новости.

Я не обращаю внимания и продолжаю листать в компьютере глупые картинки, в которые даже не вглядываюсь.

– Дэвида повезут на операцию по восстановлению, а потом оставят на лечение в одной из лучших клиник страны. Уже сегодня скажут дату, когда будет отправка.

Мать еще несколько секунд, молча, смотрит на меня, а потом выходит, закрыв за собой дверь. Она не знает, как теперь говорить со мной, не знает с чего начать. Ну а мне так лучше, я не хочу ее слушать, мне не нужны ложь и оправдания. Конечно, меня, безусловно, радует новость об отце, но откуда взялись деньги на это все? Сомневаюсь, что это бесплатно.

– Хлоя, к тебе гости, – доносится голос с нижнего этажа.

Я слышу, как тихие шаги поднимаются и приближаются к моей комнате, дверь открывается и передо мной оказывается Клери.

– Что ты тут делаешь? – подхожу к ней и обнимаю ее.

– Меня весь день тошнит. Голова кружится такое чувство, что я умираю.

– Может тебе прилечь?

– Да, было бы неплохо, – Клер подходит к кровати скидывает кроссовки, и ложится. – Как хорошо, – протянув последнюю фразу, говорит подруга.

– Ты рассказала Алексу? – спрашиваю я, сев на краю кровати.

– Еще вчера собиралась, но так и не решилась.

– Клер, больше ждать нельзя ты должна все ему сказать, и желательно не только ему.

– Сэм? О нет! Я не хочу! Понимаешь! Может, я тяну со всем этим, потому что надеюсь, когда я проснусь, с новым днем все это окажется неправдой.

– Срок увеличивается, тянуть нельзя. Пара принять взрослое решение, которое повлияет на всю твою дальнейшую жизнь, какой бы выбор ты не сделала.

– Давай сейчас просто полежим, – шепчет моя подруга.

Я ложусь рядом с ней и обнимаю ее, она тяжело дышит, уставившись в шкаф, пустым взглядом.

– Мне кажется это мальчик, – вдруг произносит Клер, весьма удивив меня этими словами.

– Почему ты так думаешь?

– Чувствую. Это странно, но я чувствую.

– Если это в действительности мальчик, то, как бы ты его назвала? – интересуюсь я.

– Вильям. Я бы назвала его Вильям, – Клер отрывисто говорит каждое слово.

– Вильям Холл? Вполне звучит.

– Думаешь, у него будет фамилия Алекса, – улыбается Клер.

– Хочешь дать ему свою? Вильям Фуллер?

– Я ничего не хочу, – произносит она, закрывает глаза и засыпает.

Вильям. Это слово уже поменяло ее. Она дала ему имя, но все еще думает об аборте. Теперь ей будет сложнее. Она не сможет с ним расстаться. Я замечаю как, уснув, она держит руку на животе. Клери уже любит его, но любовь к Сэму отвергает этого ребенка.

Мы лежим уже несколько часов. Я так и не сомкнула глаз. Осматриваю каждый сантиметр комнаты, вглядываюсь в фиолетовые волосы Клери, пытаюсь вспомнить их натуральный цвет. Представляю, как она стала мамочкой, ведет малыша Вильяма за руку по улочкам, а он обнимает ее. У этого ребенка будет одна из самых необычных мам, которая носит рваную одежду и красит волосы в безумные цвета. Я смотрю на часы, которые тикают на запястье Клери. Уже шестнадцать тридцать, нужно зайти к отцу. Я бужу подругу, похлопываю ее по плечу и начинаю собираться. Накидываю на себя синее джинсовое платье, забираю волосы в хвост и надеваю балетки.

– Я тебя провожу до больницы, – говорит Клер, встав с кровати, придерживая голову правой рукой.

– Не надо, иди домой. Тебе нужен отдых. И скажи сегодня обязательно Алексу и Сэму всю правду.

– Я пойду, – настаивает она.

– Кларисса Фуллер, успокойтесь, пожалуйста! – обхватываю плечи Клер руками и улыбаюсь. – Идите домой и не волнуйтесь в вашем положении это вредно.

– Ненавижу иронию, – сморщив нос, говорит моя подруга.

– Идем. Лучше я доведу тебя до дома, а потом направлюсь в больницу.

– Не беспокойся, самое опасное, что со мной может случиться, это если меня вырвет на кого-нибудь, – Клер договаривает, открывает дверь, мы спускаемся вниз и выходим на улицу. Я довожу Клер до ее дома, а потом иду в больницу.
Холодные белые коридоры снова окружают меня. Вокруг пациенты, которые выходят пройтись, врачи в белых халатах, отчасти это похоже на сумасшедший дом. Отец лежит в палате перед ним ноутбук, но он не печатает, просто смотрит в пустой лист на мониторе.

– Папа, я пришла, – подхожу и целую отца в щеку. – Что с тобой?

– Глава, – отрывисто говорит отец. – Эта глава! Совсем не идет!

– Ничего страшного, думаю, вдохновение скоро вернется, – договариваю и сажусь на стул.

– Это финал. И я никак не могу решить, каким он будет.

– Я уверена, чтобы ты не решил финал будет грандиозным.



Мария Лован

Отредактировано: 22.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться