Иллюзия свободы

Размер шрифта: - +

11 глава

11 глава «Клетка»

Возвращение к реальности всегда дается нелегко. Это, как возвращаться с отдыха в суровые, серые будни. Когда все приключения, произошедшие с тобой, кажутся уже нереальными, словно ничего и не было. Вот и моя реальность пришла за мной, накрыв лавиной боли. 
Я дома. В своей комнате, позади прекрасный день, который помог мне поднять настроение, хоть и ненадолго. Вернуться я решила сама, чтобы кто-то не рассказал отцу и не ранил его сердце, рассказами, о его непутевой дочери. От уроков меня отстранили на два дня, списав все мое поведение на нервный срыв на фоне произошедшего с моим папой. Меня снова пожалели, снова нашли мне оправдание, которое я не просила. 
День тянется безумно долго, сейчас только полдень, а уже с ума схожу в четырех стенах. Включаю ноутбук и начинаю искать, что меня немного отвлечет.
-Хлоя,- мама входит в комнату, слегка приоткрыв дверь,- У меня хорошие новости.
Я не обращаю внимания и продолжаю листать в компьютере глупые картинки, в которые даже не вглядываюсь.
-Дэвида повезут на операцию по восстановлению, а потом оставят на лечение в одной из лучших клиник страны. Уже сегодня скажут дату, когда будет отправка.
Мать еще несколько секунд, молча, смотрит на меня, а потом выходит, закрыв за собой дверь. Она не знает, как теперь говорить со мной, не знает с чего начать. Ну а мне так лучше, я не хочу ее слушать, мне не нужны ложь и оправдания. Конечно, меня, безусловно, радует новость об отце, но откуда взялись деньги на это все? Сомневаюсь, что это бесплатно.
-Хлоя, к тебе гости,- доносится голос с нижнего этажа.
Я слышу, как тихие шаги поднимаются и приближаются к моей комнате, дверь открывается и передо мной оказывается Клери.
-Что ты тут делаешь? – подхожу к ней и обнимаю ее.
-Меня весь день тошнит. Голова кружится такое чувство, что я умираю.
-Может тебе прилечь?
-Да, было бы неплохо,- Клер подходит к кровати скидывает кроссовки, и ложится,- Как хорошо,- протянув последнюю фразу, говорит подруга.
-Ты рассказала Алексу?- спрашиваю я, сев на краю кровати.
-Еще вчера собиралась, но так и не решилась.
- Клер, больше ждать нельзя ты должна все ему сказать, и желательно не только ему.
-Сэм? О нет! Я не хочу! Понимаешь! Может, я тяну со всем этим, потому что надеюсь, когда я проснусь, с новым днем все это окажется неправдой. 
-Срок увеличивается, тянуть нельзя. Пара принять взрослое решение, которое повлияет на всю твою дальнейшую жизнь, какой бы выбор ты не сделала.
-Давай сейчас просто полежим,- шепчет моя подруга.
Я ложусь рядом с ней и обнимаю ее, она тяжело дышит, уставившись в шкаф, пустым взглядом.
-Мне кажется это мальчик, - вдруг произносит Клер, весьма удивив меня этими словами.
-Почему ты так думаешь?
-Чувствую. Это странно, но я чувствую. 
-Если это в действительности мальчик, то, как бы ты его назвала? – интересуюсь я.
- Вильям. Я бы назвала его Вильям,- Клер отрывисто говорит каждое слово.
-Вильям Холл? Вполне звучит.
-Думаешь, у него будет фамилия Алекса,- улыбается Клер.
-Хочешь дать ему свою? Вильем Фуллер?
-Я ничего не хочу,- произносит она, закрывает глаза и засыпает.
Вильям. Это слово уже поменяло ее. Она дала ему имя, но все еще думает об аборте. Теперь ей будет сложнее. Она не сможет с ним расстаться. Я замечаю как, уснув, она держит руку на животе. Клери уже любит его, но любовь к Сэму отвергает этого ребенка.
Мы лежим уже несколько часов. Я так и не сомкнула глаз. Осматриваю каждый сантиметр комнаты, вглядываюсь в фиолетовые волосы Клери, пытаюсь вспомнить их натуральный цвет. Представляю, как она стала мамочкой, ведет малыша Вильяма за руку по улочкам, а он обнимает ее. У этого ребенка будет одна из самых необычных мам, которая носит рваную одежду и красит волосы в безумные цвета. Я смотрю на часы, которые тикают на запястье Клери. Уже шестнадцать тридцать, нужно зайти к отцу. Я бужу подругу, похлопываю ее по плечу и начинаю собираться. Накидываю на себя синее джинсовое платье, забираю волосы в хвост и надеваю балетки.
-Я тебя провожу до больницы,- говорит Клер, встав с кровати, одновременно придерживая голову правой рукой.
-Нет, не надо, иди домой. Тебе нужен отдых. И скажи сегодня обязательно Алексу и Сэму всю правду.
-Я пойду,- настаивает она.
- Кларисса Фуллер, успокойтесь, пожалуйста! – обхватываю плечи Клер руками и улыбаюсь,- Идите домой и не волнуйтесь в вашем положении это вредно.
-Ненавижу иронию,- сморщив нос, говорит моя подруга.
-Идем. Лучше я доведу тебя до дома, а потом направлюсь в больницу.
-Не беспокойся, самое опасное, что со мной может случится, это если меня вырвет на кого-нибудь,- Клер договаривает, открывает дверь, мы спускаемся вниз и выходим на улицу.
Я довожу Клер до дома, а потом иду в больницу. Холодные белые коридоры снова окружают меня. Вокруг пациенты, которые выходят пройтись, врачи в белых халатах, отчасти это похоже на сумасшедший дом. Отец лежит в палате перед ним ноутбук, но он не печатает, просто смотрит в пустой лист на мониторе. 
-Папа, я пришла,- подхожу и целую отца в щеку,- Что с тобой?
-Глава,- отрывисто говорит отец,- Эта глава! Совсем не идет! 
-Ничего страшного, думаю, вдохновение скоро вернется, - договариваю и сажусь на стул.
-Это финал. И я никак не могу решить, каким он будет. 
- Я уверена, чтобы ты не решил финал будет грандиозным.
-Мне бы твою уверенность.
-Врач еще не сказал, когда тебя транспортируют на операцию?
-Должен зайти уже скоро,- отец убирает ноутбук на тумбочку и потирает глаза.
В палату заходит мама, в руках у нее папка с документами.
-Я сейчас отнесу документы главврачу и приду,- она выходит.
Во мне вновь начинает закипать злость. Воспоминания снова захлестывают меня и тянут за собой. Отель «Гранд», как она выходит из него и обнимает того мужчину и тот момент в номере, как она смотрела на меня. И когда все во что я не хотела верить, оказалось правдой.
-Мистер Дейвидсон,- врач, произнесший эти слова, вернул меня в реальность. - У меня хорошие новости. Уже завтра вечером на специальном вертолете вы сможете отправиться на лечение.
-Сколько я там пробуду?- интересуется отец.
-Я не могу сказать точно, но думаю, вам придется задержаться там Дэвид.
Отец кивает головой и отводит взгляд в пустоту. 
-Извините, меня ждут пациенты,- врач выходит, а мама появляется.
Мне не хочется сидеть рядом с ней в одном помещении настолько близко. Хочется сбежать или просто закричать.
-Я, пожалуй, пойду, - говорю я.
-Хлоя, куда ты?- останавливает меня папа,- побудем последний вечер втроем. Еще не скоро увидимся. Люди в больницах годами лежат, а приезжать ко мне будет сложно.
Я улыбаюсь и сажусь обратно на стул. Врач разрешил нам остаться в палате на всю ночь. Мы болтали, смеялись, словно все хорошо. Но все же больней и неприятней всего мне давались разговоры с мамой, но я терпела. На моем лице была фальшивая улыбка, а внутри меня бушевала буря страданий. 
Я провела у постели отца полтора дня. Часы шли вперед, и время скорого отправления приближалось с каждой часом. Когда врач сказал «Пора» мое сердце екнуло, я попрощалась с отцом, мама поцеловала его, и папу завезли в вертолет.
Я отхожу от больницы, но мама хватает меня за руку и останавливает.
-Нам нужно поговорить. Больше тянуть с этим нельзя,- говорит она.
-Отстань от меня,- вырываюсь из ее ладоней,- Не хочу тебя видеть ни то, что разговаривать.
-Ты не даешь мне даже шанса, Хлоя.
-Извините, миссис Смит, но вы его не заслуживаете,- начинаю отходить от мамы, и до самого дома мы идем в двадцати шагах друг от друга.
Наш дом стал выглядеть мрачно, если раньше мне казалось, что обыденность и знание наперед всего происходящего за день это скука, то теперь я бы отдала все за это. За этот надоевший омлет, апельсиновый сок и неподдельные улыбки. Теперь все по-другому, теперь моя жизнь больше напоминает туман, который покрыл всю округу и ты идешь на ощупь, надеясь не споткнуться. 
Я поднимаюсь на второй этаж, хватаю рюкзак кладу туда джинсы, толстовку, предметные тетради, некоторые сбережения. Осматриваю шкаф, беру: маленькие шорты, две майки, одну белую, другую голубую. Пытаюсь все это поместить в рюкзаке, который еле, еле застегнулся из-за такого количества вещей. Накидываю рюкзак на плечи, в руки беру, красные конверсы и спускаюсь вниз.
-Ты куда собралась?- останавливает меня мама, встав около входной двери.
-Я ухожу. Я больше не намерена здесь оставаться! – заявлю весьма в грубой форме,- Не волнуйся, школу пропускать не буду! Так что больших разговоров не будет!
-Ты никуда не пойдешь. Ты несовершеннолетняя! И я отвечаю за тебя, пока тебе не исполнится восемнадцать.
-Значит, только страх перед законом останавливает тебя не выкинуть меня на улицу!
-Не смей так разговаривать со мной. Я терпела всю последнюю неделю, но ты перегибаешь палку! Немедленно иди наверх,- кричит мама.
-Отлично!- вскрикиваю я,- Это ты у нас терпела?! Бедненькая какая! По гостиничным номерам устала расхаживать?! Или может это тебя предали!? Миссис Смит!
-Закрой рот, - отрывисто произносит каждое слово,- И иди наверх!
-Сама закрой!
За эти слова мне прилетает пощечина. Щека начинает гореть, но мне плевать. Я отталкиваю женщину, подарившую мне жизнь, и выхожу на улицу.
-Хлоя!- кричит она на всю улицу,- Вернись немедленно!
Я не обращаю внимания и просто иду. Но она не перестает кричать на радость соседям. Этот «цирк» завтра начнут обсуждать все старухи сплетницы. 
У меня нет конкретного плана, куда направится, просто не хотелось там оставаться. Близится ночь, в платье мне становится прохладно, достаю из рюкзака толстовку и напяливаю ее. Выгляжу довольно нелепо, короткое джинсовое платье и балетки не очень сочетаются с большой повисшей на мне кофте. 
Сегодня пятница, вокруг гуляет много подвыпившей молодежи, что значит полицейских на улицах довольно много. Я иду прогулочным шагом, не привлекая к себе внимания. Мне не хочется звонить Клери и просить о ночлеге, не хочется звонить никому. Сейчас просто нужно побыть одной. Прохожу возле шумных компаний и вижу, как длинный хвост из людей стоит в очереди в клуб «Оса». Прохожу чуть дальше, но останавливаюсь напротив входа. Подхожу ближе к охране, с которой флиртуют в очередной раз, чтобы попасть внутрь. 
-Ты! – обращается один из бритых амбалов ко мне,- Я тебя знаю.
Я приглядываюсь в его лицо и вспоминаю его. Это он пропускал меня, когда Амалия осталась с носом.
-Ты подруга хозяина. Мистера Уокера.
Я киваю головой в знак согласия.
-Заходите,- говорит он мне.
Но я не планировала идти в клуб. Хотя... Я вообще ничего не планировала. Почему бы и нет.
-Да, - говорю с глупой улыбкой на лице.
Вхожу, преодолеваю знакомый мне уже коридор и направляюсь к танцплощадке. Здесь шумно, много народу и безумно жарко. Я поднимаю взгляд наверх и вижу, как хозяин клуба развлекается в компании, каких-то людей в своей ложе. Улыбаюсь и направляюсь к барной стойке. Снимаю мешающийся рюкзак, скидываю толстовку, повязав ее на бедра, распускаю волосы, чтобы прибавить себе немного лет. Очередь у стойки довольно большая, но мне удается занять стул. Три бармена, и все заняты, но наконец, я дожидаюсь своей очереди.
-Что вам?- спрашивает меня юноша, одетый в белую рубашку с черным жилетом.
-Коктейль «Торнадо»,- говорю громко, чтобы он сумел меня расслышать.
Он кивает головой и начинает смешивать содержимое разных бутылок, а потом встряхивает все это и наливает в стакан.
-Держите,- говорит мне бармен.
Я подаю ему деньги, беру стакан, поворачиваюсь на стуле лицом к залу. Сижу и наблюдаю за безумием, которое происходит вокруг. Кто-то танцует, одного из драчунов охрана тащит наружу, парочки лапают друг друга у всех на виду. Я допиваю коктейль и ставлю стакан на стойку.
-Повторить?- спрашивает меня бармен обслуживший меня ранее.
-Да,- замечаю на его груди бейджик с именем «Стивен», - Повтори Стив. 
Он улыбается мне в ответ и начинает делать новый коктейль. 
-Извините, мисс,- задев мое плечо, говорит незнакомый мне парень,- Мистер Уокер приглашает вас.
Я поднимаю глаза вверх и вижу, как Рей улыбается своей ослепительной улыбкой, смотря на меня.
-Пока Стивен,- говорю я, забрав с барной стойки свой коктейль. 
Хватаю рюкзак и следую за незнакомцем наверх. 
-Хлоя, привет рад тебя видеть,- говорит Рей, - Присаживайся.
Я занимаю свободное место на диване, рядом с незнакомцами, чувствую себя неловко.
-Хлоя, давай я представлю тебе своих друзей, чтобы не смущать. Это Джерри,- указывает на рыженького парня, одетого в клетчатую рубаху с подтяжками.- Это Татьяна,- девушка с черными прямыми волосами и с ярко красной помадой на пухлых губах. Ее тело обтягивает короткое черное платье, а образ дополняют шикарные туфли. – Этот маленький щупленький Питер,- парень с вытянутым лицом и бледной кожей. – Это Грэг и Соня, они недавно поженились, так что провожают свою молодость,- эта парочка отличается от других простотой одежды. 
-Я Хлоя. Всем привет.
-Сколько тебе лет Хлоя?- обращается ко мне Татьяна,- Тебе и восемнадцати наверно нет.
-Мне шестнадцать,- отвечаю я.
Мои новые знакомые удивленно переглядываются.
-Что это у тебя за баул, всегда берешь в пятницу вечером на тусовки с собой?
-Можешь не отвечать,- делая глоток из стакана, говорит Рей.
-Как вы познакомились с Реем, - спрашивает Джерри?
-Ее парень Джейк Картер,- Рей наливает в стакан скотч и продолжает, - Пересеклись, когда у них было свидание.
-Правда? Наследник Картер. Тебе повезло милая, отличная партия,- нахваливает меня Татьяна, одновременно покручивая бокал с шампанским в руках. 
-Ну, вообще то,- мямлю я,- Мы больше не вместе.
-Правильный выбор, - приподняв стакан, сказал Рей, - Выпьем же за это.
-Мне скучно!- вскрикивает Татьяна,- Идемте танцевать!
Все мои новые знакомые уходят на танцпол, а мы с Реем остаемся наедине. Он наливает в стакан еще пойла и заглатывает его. 
-Ты ушла из дома? – этот вопрос для меня оказывается неожиданным.
-Что? Конечно, нет! – вру я.
-Можешь не обманывать, я вижу тебя насквозь. Сразу заметен этот покинутый взгляд. Как только я увидел твое лицо, понял, что у тебя проблемы. Тем более, никто не гуляет с рюкзаками под завязку набитыми, предположу, самым необходимым. 
-Даже если так, это не твое дело.
-Я не хочу лезть к тебе в душу, но мне нужно знать,- Рей наклонятся телом в мою сторону,- Ты знаешь ради чего это все?
-О чем ты? – я его не понимаю.
-Все эти выкрутасы, с побегом из дома, к чему они? Это призыв «Обратите на меня внимание», «Оставьте меня в покое» или же другая подростковая глупость?
-Ты не ...
-НЕ понимаешь меня?- прерывает Уокер, договаривая мою фразу. - Да, да. Типичная фраза ребенка с тринадцати лет.
- Моя мама предала нашу семью! – заявляю я,- У меня есть право так говорить!
Рей встает на ноги,- Знаешь, чтобы она не натворила, она есть и остается твоей мамой и роднее ее у тебя никогда никого не будет. Можешь мне поверить.
Я вдумываюсь в эти слова, но ненависть сильнее меня и я не чувствую ничего кроме гнева. 
-Ладно, хватит о грустном,- произносит Уокер, - Это же клуб! Идем танцевать принцесса!
Мы спускаемся вниз и начинаем плавать по волнам музыки. Я отдаюсь этому мгновению целиком и полностью. Ди-джей включает знакомые песни, которые все знают наизусть, знакомые тексты я пою вместе со всем залом. Пока мою волну наслаждения не останавливает появившийся предо мной Джейк Картер.  



Мария Лован

Отредактировано: 06.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться