Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара

Размер шрифта: - +

21

  Альдазар 3279 год.

 

   Медленно, нехотя, в мое сознание начали проникать звуки. Я их слышала, но не осознавала. Они и я, были чем-то отдельным друг от друга. Мы с ними существовали за разными гранями бытия. Звуки раздражали. Они заставляли мое сознание выплывать из тишины и покоя, в которых я находилась. А этого мне не хотелось. Меня устраивало находиться там, где я есть и все равно где это. Главное, что мне в этом месте хорошо и спокойно. Было хорошо и спокойно! Пока чей-то голос не начал раздражать, как назойливая муха. Он что-то говорил и говорил, не позволяя мне вернуться к прежнему состоянию.

- Вы утверждали, она очнется через два-три дня. Прошло пять, а девушка до сих пор без сознания! Я не собираюсь больше ждать и забираю ее на базу.

- Успокойтесь! Своими действиями вы подпишете ей смертный приговор. Гуманнее будет тогда ее здесь и сейчас пристрелить, чтобы не мучилась в вашей коробке.

  Голоса казались знакомыми, но я никак не могла вспомнить, кому они принадлежат. А открывать глаза, чтобы рассмотреть говоривших, не было ни сил, ни желания. Между тем спор на повышенных тонах продолжался.

- Мне кажется, вы забываете, что у нас возможностей поднять ее на ноги гораздо больше, чем у вас. Молчу про то, что они еще и эффективнее.

- Полковник! Заканчивайте этот спектакль. Вы прекрасно знаете - это не тот случай.

- Возможно вы и правы, а возможно и нет. На практике этого никто еще не проверял. На данный момент я просто верю вам на слово.

- Верите?! Скорее хотите проверить и сравнить все то, что уже знаете и то, о чем догадываетесь, с тем, что происходит на самом деле, используя девочку как подопытный образец.

- Это начали вы, а не я!

- Если бы не мы, она уже была бы мертва.

- Только поэтому я и разрешаю вам продолжать ее лечение. Но пока не вижу особо положительных результатов. Она пятый день лежит овощем. В связи с чем, мое терпение заканчивается, так же как и время, выделенное вам на этот эксперимент. Я не люблю ждать. Если на протяжении следующих двадцати четырех часов она не очнется, я ее забираю.

- Если вы не заметили, то она стала выглядеть гораздо лучше.

- Лучше? Лучше чем кто? Чем покойник? Так я в этом неуверен. Давайте сравним. Раньше она напоминала опухший посиневший труп двухдневной давности, сейчас же скорее похожа на человека, скончавшегося от истощения где-то пару часов назад. По-вашему, есть разница в том насколько труп хорошо и свежо выглядит? Как по мне, то покойнику это безразлично.

- Она еще жива.

- А по внешнему виду не скажешь.

  Я наконец-то вспомнила, кому принадлежат эти назойливые голоса. Захарову и квииде. И если я правильно понимаю, то обсуждают они сейчас мое бренное тело. Неужели полковник позволил знахарке лечить меня? Он же раньше был очень категоричен насчет всего, что касалось действий аборигенов или сотрудничества с ними. Но получается, не в моем случае. Но почему? Знает ли он о ее методах лечения? О чем я? Стоит признаться хотя бы себе - ему безразличны методы, главное, конечный результат. Ему наплевать на то кто, что и с кем делает, главное добиться своего. Перед внутренним взором встала картинка произошедшего со мной перед тем, как я потеряла сознание. Горло тут же непроизвольно сжалось от спазма, вроде как в меня опять пытаются всунуть мерзкого, слизкого червя. Мое подсознание среагировало, и я начала непроизвольно задыхаться.

   В мозгу билась только одна мысль - не хочу здесь оставаться, заберите меня отсюда. Захотелось закричать или как-то иначе привлечь к себе внимание. Но ничего не получалось. Горло по-прежнему сводило спазмом. От нехватки кислорода в ушах зашумело, и сознание в очередной раз стало проваливаться в столь долгожданную темноту.

- Потерпи девочка, потерпи секундочку. Сейчас полегчает.

   Мне что-то вставили в горло, благодаря чему легкие наполнились воздухом. В ушах все еще шумело, но я все рано услышала.

- У вас двадцать четыре часа и ни минутой больше.

  Он все же ушел, оставив меня здесь, с ней. В сознании что-то оборвалось и, наконец-то, долгожданная темнота приняла меня в свои объятия.

  В следующий раз я очнулась оттого, что кто-то дергал меня за волосы, бубня что-то на ухо. Почувствовав очередной болезненный рывок, потянулась к волосам в надежде их спасти от неприятностей и себя заодно. Но то ли их что-то или кто-то крепко удерживал, то ли я была такая слабая, но освободить их не смогла.

  После очередного рывка я возмущенно ойкнула и, открыв глаза, постаралась как можно аккуратнее повернуть голову так, чтобы рассмотреть своего мучителя.

  На полу, в изголовье кровати на которой я лежала, сидела девочка лет шести-семи и заплетала мне косички, напевая детскую песенку. Как только наши взгляды встретились, девчушка на несколько мгновений испуганно замерла, а потом резко вскочила на ноги, и с криком бросилась к выходу из комнаты. При этом забыв отпустить мои многострадальные волосы, отчего моя голова дернулась, и я не удержалась от еще одного болезненного стона.

- Квииде! Квииде! Тетя проснулась! Квииде!



Схейбал Юлия

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться