Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара

Размер шрифта: - +

25

  Я решил не собирать людей в одном помещении, чтобы сообщить им все данные об охотнике, а также свое мнение о произошедшем. Да и нет на корабле такого места, где поместились бы все. А повторять одно и тоже по несколько раз, я не собирался, итак дел хватает. Поэтому сообщение пошло на коммуникаторы с трансляцией видео снятого как в медблоке, так и того где Шилов вместе с жуками уничтожал постройки в селении. После меня несколько слов сказал Лабье. Закончил я объявлением, что все желающие получить симбионта должны подойти ко мне лично и что первая тысяча (если столько наберется), сможет отправиться на побережье уже через сорок восемь часов. Это если охотник, все же, вернется. А в том, что это произойдет, я не сомневался, иначе, зачем было все это затевать? Кому затевать? Не знаю. Но очень хотелось бы узнать!

  Первый посетитель пришел через час.

- Капитан, я по поводу недавнего вашего сообщения. Я хотела бы воспользоваться этим шансом.

  Мне понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить имя стоящей передо мной женщины. Кажется, она из медперсонала. Я думал, что все, кто так или иначе связан с медициной, в последнюю очередь захотят, чтобы им подсаживали паразита. Ведь именно они, как никто другой, лучше всего должны понимать все последствия этого поступка. Поэтому для меня было неожиданностью, что медсестра была первой из желающих.

- Вы уверены в своем решении? - женщина смотрела куда угодно только не на меня. А я перебирал в памяти имена. Вспомнил, Савельева Дарья Ивановна. Ее муж погиб одним из первых. - Вы хорошо все взвесили? Вы готовы отказаться от всего, к чему привыкли, и начать жить полудиким существованием? Ваш муж погиб, но здесь вас поддерживают и помогают, а что будет там, я не знаю. В случае, даже если Шилов окажется прав и это не ловушка, вы окажетесь одна. Или кто-то из мужчин готов разделить с вами новую жизнь?

  Женщина бросила на меня рассерженный взгляд. Мое предположение, что она уже нашла замену погибшему мужу, возмутило ее. Ничего! Судя по глупостям, лезущим в ее голову, встряхнуться ей не помешает. Кроме того, она наверняка не понимала, что ее ждет, там, за обшивкой корабля. Значит, придется ее просветить.

- Вы понимаете, что вам придется отказаться от всего того, к чему вы привыкли в ежедневном быту: электричества, ионного душа, средств гигиены, стирать вещи (если будет что) надо будет вручную прямо в реке, а готовить на открытом огне. Никаких полуфабрикатов и комбайнов. Даже обычная сковорода будет роскошью. И еду, вам придется добывать самостоятельно, потому что она не будет вас ждать ни в морозилке, ни на полке магазина. Это будет не увеселительная вылазка на природу с друзьями, после которой вы можете вернуться домой. Это - навсегда!

  Неожиданно Савельева посмотрела мне прямо в глаза, чуть наклонив голову к левому плечу. Я понял, что для нее мои слова не были открытием, даже наоборот, после них она успокоилась. На губах молодой женщины заиграла печальная улыбка.

- Я из общины менонитов. Так что о жизни без благ цивилизации, имею отличное представление.

  Не думал, что меня в этом мире еще что-то может удивить. И ошибся. Общин, по типу той, о которой говорила Савельева, было всего несколько. Они жили в резервации, отдельно от всего остального мира. Даже не знаю, для чего их сохранили, но факт остается фактом - они существуют. Но не это меня удивило, а то, что человек, выросший в ней, находится на моем корабле. Вообще-то, насколько я знаю, жители общин в лотереях не участвуют. Впрочем, они также и не покидают свои резервации. Савельевой, по-видимому, не повезло. Ей удалось как-то вырваться в большой мир и чем все для нее закончилось? Что тут сказать? Сейчас, она наверняка сожалеет о своем поступке. Но ничего в этой жизни просто так не бывает.

- Я понял вас и принимаю ваше решение.

- Спасибо капитан, только у меня есть еще одна просьба.

   А вот это необычно. Что ей еще могло понадобиться?

- Я вас слушаю.

- В криокапсуле спит мой сын, я бы хотела, чтобы его разбудили, так как уйти я хочу, вместе с ним.

   Нахмурившись, посмотрел на женщину. Одно дело рисковать своей жизнью и совсем другое, жизнью ребенка, даже если и твой.

- Я не думаю, что это хорошая идея. Возможно, будет лучше, если вы опробуете на себе все последствия вселения червя, и в случае, если этот эксперимент пройдет успешно и вас все устроит, придете за сыном?

- Нет. Я его одного не оставлю. Он уйдет вместе со мной.

   Своим приказом я могу запретить ей забирать ребенка и тогда, скорее всего, женщина останется на корабле. И это было бы правильным решением, тем более, что медперсонал мне терять не хочется, его и так не хватает. Вот только... решившись всем сообщить об охотнике и паразите, я разрешил людям самим выбирать свою дальнейшую судьбу. Кроме того, Лабье говорил, что надо освободить пятьдесят процентов капсул. Значит, будем освобождать.

- Хорошо, вы будете среди первых. Если передумаете, сообщите мне. Пока еще можно отступить. А сейчас идите в медотсек, я отдам приказ, чтобы вашего сына вывели из анабиоза.

   Несмотря на то, что следующие два дня не прекращался поток из желающих использовать выпавший шанс, набрать тысячу человек мы не успели. Элементарно не хватило времени.

   Шилов пришел, как и обещал, но переговорив с ним, мы договорились, что он подождет еще три дня. И вот по пришествии выделенных нам дней, я стоял на верхней платформе космического корабля вместе с тремя десятками охранников, которые следили за небом. Они должны были, в случае атаки успеть отразить нападение и увести людей. Но, пока, все было тихо. Колонисты, пожелавшие отправиться с бывшим охотником, загружались в скайтары. В рабочем состоянии у нас осталось всего шесть закрытых аппаратов для перевозки людей. Но этого было мало, чтобы вывести всю тысячу добровольцев за один раз. Поэтому придется делать несколько ходок. В наличии имелось еще несколько открытых платформ, но их использовать было опасно, так как атаковать такие машины и людей на них очень удобно, а отбиться с них почти невозможно.



Схейбал Юлия

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться