Имена

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. Глава двенадцатая.

Глава одиннадцатая.

Важное задание. Ученики Эроса. Академик на крючке.

- Ну, что? Что там слыхать? – спрашивала Звездина и дергала в нетерпении за левую руку Колготкину. А та безмолвно стояла и подслушивала, телом, спрятавшись за занавес, а голову с ушами вытянув вперед. Она поднесла указательный палец к своим плотно сомкнутым губам и тихонько постукивала им, призывая Звездину к полной тишине и терпению. Она стояла так, затаив дыхание и не шевелясь, как натянутая струна, никому неизвестно сколько времени. Потом облегченно выдохнув, уселась на кровать рядом с Марией и стала говорить.

- Тайм-аут.

-Чё?

- Пьют пока. Потом закусят и будут жевать сколько-то времени.

- А, про что говорят-то?

- Страшно говорят. Говорят, что спасать страну надо. Срочно. Что тянут всю страну, как быка на убой. Хотят его сбросить в бездну.

 - Кого? Быка?

- Страну.

- Энто каку страну?

- Нашу страну, я так понимаю.

- Всю?

- Нет, только задницу.

Звездина в недоумении пожала плечами и спросила:

- А чего тут? Всё нормально. Пенсию плотют. Через чё волноваться, пенсия на месте. А чё за бездна-то?

- Одна на всех всю жизнь бездна - война!

- С кем энто?

- Да, всё с теми же! Те убийцы уроды новых уродов наплодили. Старые крови напились, теперь их деткам крови подавай.

- Так и чё? Эрос-то причём?

- Новое название стране у него просят. Думают, что по-другому, если будут называться, то следы заметут или хотя бы время выиграют. А этот, главный редактор говорит, что надо в корне всё менять, совсем всё, чтобы даже другое название у страны было. И жизнь пойдет по-новому!

- Вота, гадюкины дети, чё удумали? Да, знаем наскрозь ихи происки, лишь бы людЯм пенсию не платить!

- Да, причём здесь ваша пенсия?

- Притом! Как ново имя до себя вОзьмут, такося всем и прикажут, а ну, пошли вон отселева, знать вас дурней собачьих, не знаем, и ведать ни про, что не ведаем. И ничё не заплотют. Им опосля чё скажешь? Те, были те, а энти-то новы! И спросу ни с кого не поимеешь. Ответчиков-то нема. А академик, чё? Академик? - с большой надеждой вопрошала Звездина.

- Он говорил, что не справится.

- Богатырь! Спасатель моей пенсии. А щас чё?

- Пока молчали. Тише, начали!

Обе женщины замерли. Одна в напряжении, другая в ожидании. Через какое-то время одна доложила другой.

- Всё наговорились. Все государственные дела порешали. Два штуки храпят на кушетке, третий упал и спит под столом. По звукам мне не разобрать, кто где?

- Да-а-а?! Наплевать, чё там с ими, дело говори, об чём договор был промеж их?

- Доказывали Эросу, что он справится и чтобы ученика своего на помощь взял. Государственный заказ. Оплата по полной программе, не унесешь и сразу почетная пенсия и самое лучшее место у стены. В самой стене уже некуда.

- Энто у какой еще стене?

- Известно в какой. В самой главной стене на площади, где всех замуровывают.

- Ага! А он?

- Да, этот полоумный в отказ, даже про меня и мои запросы не вспомнил.

- Погодь, ты Евка, под сЕбэ, да за сЕбэ, тута цельна страна без пенсиев, остаться могёт.

- Да, он сам в отказ, и ученики его все типа неизвестно где, кто мог бы помочь. Дело же это типа серьезного обхождения требует. А эти сразу обещать ему всех учеников из-под земли достать. Он их ФИО все продиктовал. Но я как поняла, что не настоящие, а те, которыми он их наградил.

- Кого называл, запомнила?- с волнением спросила домоуправительница.

- Ваську Колова первого назвал. Ну, не так конечно, а как он теперь – Одиссей.

 

Академик, никогда не мечтал ни о каком ученике, а тем более о таком, каким оказался Василий Колов, впоследствии получивший от Эроса новое имя. Он стал именоваться Чтоктоколов Одиссей Отженыотдетеевич, потому что решил полностью посвятить себя служению именной науки и прислуживанию академику именных наук, а не всяким бабам и женам и от них, произошедшим детям. Одиссей возжелал всей душой, сердцем и жизнью служить Эросу, этому гению, этому выдающемуся человеку!
 

Одиссей Вася встретил академика случайно и с тех пор никогда не расставался. Он ходил за ним буквально по пятам и следовал везде и повсюду.
 

Они вместе поехали в Первую научно - исторически и археологически, обоснованную экспедицию. И вместе приехали оттуда. Привезли кое-какие материалы для строительства деревянной уборной в русском стиле на даче Одиссея. Если в двух словах, они были, как нитка с иголкой, друзья не разлей вода. Остальные подходящие словосочетания повспоминайте сами, я вам доверяю.

 

Итак, продолжим. Жена профессора перечисляла Звездине имена учеников своего милого, которые она успела запомнить. Эрос, видно желая, надежнее замести следы, назвал довольно много имен и фамилий.

Ева на секунды задумалась и назвала еще несколько имён и фамилий:

- Умников Наум Себенаумович, Христарадник of Копейкин, Иван Копеечкин да Марья Десятка, Эдвард Рубль, Христапродавкин Иуда сын Головлёв.

- О! Энти-то, все молодцы! Энти не подведут. Они все один под один таки склизкие склизи, что их в руке не поудяржувать, все как один провыскальзнут. А еще кто? Кого еще называл?

- Вроде все.

- А, если припомнить на досуге?

- Да, уже всё вроде припомнила.

Обе женщины молча, уставились друг на друга, усердно вспоминая, про кого они еще могли забыть. Первой опомнилась Мария:

- А, энтот дурень, ну, ты его знаешь, второго такого еще поискать надо. Тьфу, имечко его противное с мозга выпрыгнуло. Ему и денег не надо, работу только давай. Может, помер?

- Да, знаю. Не помер еще. В больничке недавно лежал. Звонил нам, у мужа денег просил на курево. Эрос ему при мне прочел лекцию о вреде курения, а без меня бегал в больницу навещал, а потом забылся и хвастался, что как он его любит.



Лилия Шевченко

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться