Имитация сказки

Размер шрифта: - +

Глава LVIII романа Е. А. Цибер "Имитация сказки"

 

   LVIII.

 

   Рощица чаровала.

   Прежде, увлеченная любовными играми с архитектором, Надя мало осматривала местность вокруг Мав-Го. Рядом с гением времени постоянно не хватало. 

   Теперь же, в одиночестве, девушка залюбовалась пламенными гроздьями рябины-феи, которая выделялась меж других деревьев, как Перун – средь иных славянских божеств...

   Молнии Перуна таятся внутри рябиновых гроздей. Священные звездочки, что внизу ягодок, отпугивают любую нежить. Наверняка, где-то рядом затаился певчий дрозд, собравшийся вдоволь наклеваться замерзшего огня...

   Совсем не хотелось уходить. Никуда.

   Надя потянулась к ягодам, решив набрать их в сумку. А после нанизать на нить – и  носить оберег до самого свидания с любимым!

   Но вдруг на алеющем рассветом зеленоватом небе проступила широкая радуга.

   Привольно раскинувшись над холмом, многоцветная игра неба с мечтой отвлекла Надю от ягод.

   Девушка никак не могла вспомнить: когда она в последний раз наслаждалась видом волшебной дуги?

   Без понятия!

   Кажется, кажется... Нет. Не помню...

   Каким-то далеким-далеким летом, в деревне...

   Ну да! Когда поросенок Пич удирал от разыгравшихся собак, Надя спрятала его в будку дворняги Жорки. А сам Жорка-сторож сцепился с чужаками.

   Тут-то и закрапал солнечный дождик. И явилась вот такая же, как сейчас – в поздней осени Шума, – такая же широкая прозрачная небесная арка. Возможный портал в Бессмертие...

   А между тем, Надины ушки с тревогой сообщали ей о приближении неправильного, угрожающего шума. Наконец, странные звуки оторвали попаданку от созерцания радуги.

   – Природа поразительна! – произнесла девушка вслух. – И волшебная радуга... И эти стремные крики... Словно гигантские птицы вопят... Поразительно!..

   Постойте! А ведь и верно – крики! Всё ближе, всё громче! Всё ужаснее!

   Звуки то напоминали скрежет: крэц-крэц, крэц-крэц! То переходили в отчаянный, пронзающий мозг, звук: зззззззззззззззззззззззззззззззззззззззз...

   Если это «з-з-з» делают шмели, тогда они – размером с корову! Но летают ли шмели в ноябре? И, если – да, тогда: кому же принадлежит злобное «крэц-крэц»?

   Надя нервно сглотнула ком холодного воздуха: под радугой летели к холму птеродактили!

   Нет, не совсем такие, какие изображены на рисунках в школьных книжках. Не здорово уменьшенного объема, чтобы влезть на страничку учебника. Не столь хилые на вид.

   Но тоже – не кажущиеся особо опасными, несмотря на зубки и когти.

   У шумских летунов – не звук, а жесть! Прямо выносит мозги – как покойников!

   А вот звук птеродактилей с картинок – неизвестен, потому как древние птички вымерли мильоны лет назад. Вроде бы...

   Хм. Птеродактили Шума – огромны, визгливы и, все-таки, пугающи!

   А главное – абсолютно живые!..

   Четыре гигантские птицы закружили над холмом, оглушительно скрежеща подлинно бандитским «крэц-крэц»! Как будто великан-людоед точит два стометровых ножа друг об друга!

   У попаданки упало сердце.

   «Домой! Домой! Домой!» – не выдержав, взмолилось Надино запасное Я.

   Однако напуганную девушку разобрало любопытство: неужели Шум – мир доисторических ящеров, драконов и стремных птиц, у которых на крыльях – корявые острые когти?! 

   «От любопытства – кошка сдохла!» – тщетно попыталось образумить Надю родное-запасное.

   Кошка-в-сапогах привстала на цыпочки. И едва не упала, поскользнувшись на влажной мягкой земле.

   Надя мгновенно отыскала взглядом крепкую кочку с уцелевшими на ней комочками мертвой травки. И приудобилась на ней.

   Задранная вверх голова Нади заставила шею заныть.

   Ну и пусть! Зато – какое уникальное зрелище!

   Стремные птицы кружились над деревьями.

   Каждая птаха – размером с кавказскую овчарку, то есть – как две зажравшиеся немецкие, прижатые боками да еще утепленные добавочной шерстью в честь близости зимнего сезона!

   Там, в Екатеринбурге, в Надином районе богатая грузинская семья держала огромного золотисто-рыжего кавказца Рэкса. Его размер пугал прохожих – даже, когда Рэкс не гулял, а просто стоял на балконе второго этажа, солидно положив лапы на перила и наблюдая людей.

   Хотя Надя предпочитала кошек, но аханья прохожих ее смешили. Глаза пса были веселыми и умными, а тяжеленная морда – добродушной! Было бы, кого бояться!

   И теперь девушка тщательно запоминала новых птиц. Будет, о чем рассказать потомству на старости лет!

   – Если взять Рэкса... Вытянуть его еще на метр... Как резинку... Сделать хвост тверже... Понатыкать серых и черных перьев... Каждое размером... Ну... Отсюда не совсем разглядишь... Длинные вроде бы... – описывала Надя громко, старательно запоминая. – И еще... Про крылья... Так... Размах... Ну... Метров пять каждое... Нет, меньше... Или – нет... Все-таки – около пяти... Где-то так... И шею – кобры... Нет, удава... Ну-у, от удава – кусок... Приделать шею – как  удав... Полметра?.. Нет, ближе к метру... Или меньше?.. А головы у них – прикольные!.. Во, головашки-то!.. Как будто от крокодила оторвали – и на удава привинтили!.. Зубы видно даже... Кажется... Хм... Интересные летуны!..



Екатерина Цибер

Отредактировано: 17.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться