Имитация сказки

Размер шрифта: - +

Главы LXXI - LXXIII романа Е. А. Цибер "Имитация сказки"

 

   LXXI.

  

   Служивые принесли три факела – и воткнули в настенные железные скобы-кольца. Подстелив под себя куски войлока, парни сели на пол. И принялись играть в карты, поглядывая временами на старшего по званию.

   Серый Волчок двухметрового роста стоял в коридоре – молча и грозно. И, в нервно пляшущем свете, разглядывал охраняемую дверь.

   Рэм размышлял, машинально приглаживая ладонями пепельно-русые волосы к своей умной голове...

   Попаданка напоминала служивому его любимую фею Шума. Не в том лишь дело, что волосы женщин – одинаково черны, а фигуры – одинаково стройны. Нечто неуловимое, неподвластное точным словам разведки, что-то тайное как бы роднило Надю и Фай.

   Рэм знал точно: Надя-Элиза – магиня.

   Верить в такое знание – непросто тому, кто крепко помнит наивный восторженный взгляд барышни...

   Рэм даже представить не смог бы, что у благоразумной Офайны-долэ был когда-то, давным-давно, точно такой взгляд: наивный и восторженный...

   Магиня, которая не смогла защитить себя от простака-насильника? Невероятно!..

   Чудесница возлагает на юную подружку большие надежды. Мудрая волшебница из древнего рода магов не приблизила бы к себе глуповатую простолюдинку без веской причины.

   Понятно, что Надя-иномирка – особая ценность для нашего Шума!

   Фея Фай – патриотка. Хотя чудесница обычно не участвует в Общем Совете и не лезет в политику – кроме случаев непосредственной борьбы со злыми чарами, – фея всегда в курсе всех особых дел Шума...

   А Надя напоминает Фай. Чем? Неизвестно...

   Впрочем... Кажется, особенно обостренным жизнелюбием.

   Если в этих женщинах много общего – недавнее пустяшное нападение не помешает иномирке вернуться в бальную залу...

   Кольтэ Фоф громогласно разрешил Наде танцевать. А ведь начальник, кажущийся подчас злодеем, никогда, однако, не стал бы глумиться над несчастной девушкой, не имеющей сил достойно – и быстро! – пережить неприятности.

   Раз уж начальник разрешил Наде танцевать, значит, он уверен: попаданка и захочет, и сможет вернуться в феерию нынешней ночи.

   Суровый Рэм тоже охотно вернется к развлечениям. Не так уж часто служба совпадает с балом!  

   Охранять миловидную девицу гораздо приятнее, вальсируя с нею и поглощая – тоже вместе! – деликатесы и ликеры, чем тупо торча перед запертыми покоями той же самой девицы...

   Рэм выжидает. Минут семь – достаточно времени, чтобы барышня могла умыться и накинуть халат...

   И вот уже парень бумкает мощным кулаком по дубу-преграде, желая спросить у Нади: кого из горничных ей позвать?

   Возможно, попаданка переоденется сама. Магини ведь нередко предпочитают избегать лишних контактов с прислугой...

   На стук – раздается тишина. Пугающая. Опасная!

   Что, если девица все-таки серьезно пострадала? Что, если теперь, не вынеся позора, она сводит счеты с жизнью?..

   Рэм слыхал о таком – не раз! Хуже того, его троюродная сестра скинулась со скалы пару лет назад. После того, как стала жертвой похоти Черной Рыси – сильного мага-оборотня.

   Фай и Рэм позже нашли логово злодея – вонючую пещеру на вершине Ларской горы.

   Тогда-то разведчик и влюбился в чудесницу. В тот момент, когда она бесстрашно билась с магом, наведшим на себя морок рыси.

   Фея объяснила парню: даже мощный чародей не может изменить свою телесную форму, но зато способен поставить перед собой движущуюся картинку, мешающую врагу попадать в нужные точки реального тела мага.

   Рэм и сам пытался стрелять из пюлсажа в морду Черной Рыси. Казалось, маг-зверь – неуязвим для пуль.

   Еще бы! Голова рыси не была материальной – пули летели сквозь нее. А сам маг – под прикрытием морока! – пытался тем временем сразить фею и Рэма.

   Чудесница имеет особое чутье. Хотя Фай и не видит сквозь морок, но сердцем чувствует, где основная цель – черное сердце врага...

   И теперь, слушая тишину, Рэм занервничал.

   Цела ли его подопечная?..

   Он стал кричать и стучать – изо всех сил!

   Ответом была тишина.

   Рэм велел подчиненным срочно отыскать что-то, чем можно выломать дверь.

   Те убежали куда-то.

   А через пару секунд двери вдруг открылись. И на пороге появилась юная магиня.

   Рэм внутренне содрогнулся и напрягся.

   Девушка явно была не в себе. Растрепанная, измятая, смотрящая мимо парня, Надя, пошатываясь, брела вперед.

   Правой рукой иномирка тянулась к кому-то – к незримому для Рэма. Левой – придерживала за край синее покрывало, волоча его по полу.

   Разорванное платье спало – до пояса. Нагие грудки вызвали у Рэма чувства, вполне простительные для молодого мужчины.

   Серый Волчок поспешно перевел взгляд на лицо юной феи.

   Гипноз! Явный гипноз!

   Вероятно, в замок пробрался очередной маг – и приманивает Надю, тяня ее душу и тело в удобное для убийства место!

   Рэм подхватил покрывало. Встряхнул. Укрыл Надю. Приобнял ее поверх шерстяного покрова – надо ведь удержать девушку здесь, пока она не пришла в себя!

   – Барышня!.. Барышня!.. Опомнитесь!.. Всё хорошо!.. Вы – в безопасности!.. – как можно мягче заговорил Рэм. – Пойдемте в комнату, Надежда!.. Я позову горничных... Или фею... Вам помогут лечь... Вам надо отдохнуть...



Екатерина Цибер

Отредактировано: 17.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться