Immortality

Размер шрифта: - +

Часть 3

Soundtrack Cold by Aqualung & Lucy Schwartz 

Белла…
А я уже почти забыла это имя. Сколько из них я поменяла за все эти годы – и не сосчитать. Я представлялась любым пришедшим в голову именем, но никогда не использовала то, что было дано мне при рождении. Моём истинном рождении. Я оставила это имя в прошлом, как оставила в прошлом себя. И сейчас, услышав его, нахмурилась. 
- Ну, пожалуйста, покажись! Я так по тебе соскучилась, милая. Мы все соскучились.
В изумлении я смотрела на Элис. Соскучились? Да неужели! Неужели, они помнят меня? Они все. Они все – это кто? 
В груди - там, где когда-то билось сердце – образовалось болезненное давление. Я прислушивалась к этому ощущению, одновременно пытаясь справиться с обрушившейся на меня информацией: Элис Каллен здесь, Элис Каллен существует, Элис Каллен помнит меня, Элис Каллен меня видит. 
- Белла.
Опять она называет это имя. Почему так больно? Разве может быть больно?
- Белла, пожалуйста.
О чём она просит? Что ей нужно? Чего она ждёт? 
Я опустила свои ментальные щиты, являя себя миру. Элис ахнула.
- Ты! Боже мой, всё-таки это ты!
Я молчала. Но когда она сделала шаг вперёд, моментально отшатнулась.
- Нет! – Элис закричала, протягивая ко мне свои тоненькие веточки-руки. – Нет, пожалуйста, Белла. Я не хотела тебя напугать. Останься.
Между нами было около полутора десятков метров. Мы стояли друг напротив друга, обездвиженные, как статуи на окружавших нас могилах. Мне не было необходимости что-либо делать – дышать, ёжиться, переминаться с ноги на ногу – я же неживая. Как и девушка, стоящая передо мной. Как и большинство костей на этом кладбище. Вот только сейчас я бы с радостью поменялась местами с этими костями, не желая ничего чувствовать. А я чувствовала. Я определённо что-то чувствовала – знакомое и давно забытое. Я силилась дать этому название, но не могла вспомнить нужное слово.
- Белла.
Неужели, она не может сказать ничего другого, а только постоянно произносить это имя?
- Ты помнишь меня?
Ну, хоть что-то.
- Я помню тебя, Элис. 
По сравнению с её колокольчиками, мой голос был подобен звуку гвоздя, которым провели по стеклу. Будто горло пересохло от жажды. Но этого не могло быть – по дороге в Форкс я выпила парочку оленей. Тогда что? Волнение? Неужели, я волнуюсь?
- Ты здесь. В Форксе. Я не верю в это. Я просто не верю, что ты наконец-то здесь.
- Наконец-то? 
Я выхватила это слово из её быстрого монолога именно потому, что оно было таким же неожиданным, как её «мы все соскучились». Будто меня здесь ждали. Именно здесь и именно сейчас.
Я что-то когда-то упустила? 
- Ты говоришь так, словно ждала этой встречи. Словно знала, что она состоится. Почему?
- Потому что я знала! – вскричала Элис. 
Если бы я не знала, что мы не можем заплакать, то сказала бы, что по её лицу потекли слёзы. Я действительно видела их. Чувствовала эмоции, которые текли из Элис, и это было больно. Так больно, что я сделала шаг назад. 
- Стой! – Теперь в её голосе зазвучало отчаянье. – Выслушай меня, прежде чем уйти. Я знаю, ты сейчас уйдёшь, но выслушай меня, Белла! Ты должна меня выслушать!
Элис говорила очень быстро и эмоционально. Голос срывался, она была на грани паники, и тем самым пугала меня. Я заставила себя оставаться на месте. 
- Я видело это, - выпалила она. - За секунду до того, как Джаспер бросился на тебя, я увидела эту сцену: мы с тобой здесь, на кладбище Форкса. Я ощущаю присутствие вампира, ты показываешься и у тебя янтарные глаза. Все видения, которые касались тебя до этого, вели к одному – я прихожу на это кладбище и кладу цветы на твою могилу. Он бы никогда не обратил тебя. Он бы прожил человеческую жизнь вместе с тобой. Наверное, она была бы счастливой для вас обоих, но вот закончилась непростительно скоро. И не только для тебя. Через день после твоей смерти он был бы у Вольтури. Ты знаешь о Вольтури?
Было слишком много слов. Так много, что они пока ещё не могли отложиться в голове. Я просто слышала их, не вслушиваясь, но на последний вопрос ответить смогла. Вернее, утвердительно кивнуть. 
- Я не знала, сколько времени должно было пройти до нашей сегодняшней встречи, и мне искренне жаль, что его прошло так много. Это невосполнимо, но…  - Элис сделала один осторожный шажок ко мне, и на этот раз я осталась на месте. – Ты здесь! Ты жива. И он жив. Мне так жаль, милая, что тебе пришлось через всё это пройти в одиночестве. 
Боль полоснула по горлу подобно жажде. Я вспомнила годы мучений и скитаний, одиночества и сомнений. Жестокость того, что произошло со мной из-за чьего-то видения, была сравнима разве что с болью, которую причинило упоминание вскользь об Эдварде. Ведь это его имела в виду Элис? О нём говорила, когда упоминала Вольтури? 
Безобразные, пахнущие тленом существа с ярко-красными глазами и пергаментной кожей возникли перед глазами. Я мысленно содрогнулась, представив, что когда-нибудь эти пальцы могли коснуться алебастровой кожи моего Эдварда.
Боль переместилась в район груди, и я в неосознанном жесте обняла себя руками. Когда-то я делала точно так же, в надежде не дать себе рассыпаться, удержаться в теле, из которого давно улетела душа. Он забрал её с собой, когда ушел. 
- Я позволила Эдварду уйти, чтобы вы оба остались живы.
Элис будто продолжила мои мысли, произнеся эти слова, и её хрупкая фигурка опустилась на землю. Она стояла на коленях передо мной, и её облик выражал крайнюю степень отчаянья.
 - Прости меня, Белла, - проплакала она. – Я должна попросить прощения у вас обоих. 
Множество мыслей роилось в голове, и ни на одной из них я не могла сосредоточиться. Тысяча вопросов, но какой из них главный? Они все казались главными. С чего же начать?
- Он… он жив? – Произнеся это слово, я вдруг засомневалась в правильности его использования. Поэтому тут же поправилась: - Он существует?
- Да. Эдвард жив.
Как хорошо, что она называет его по имени. Оказалось, что именно сейчас сказать его вслух я была не в состоянии. Огромная радость вперемешку с облегчением захлестнули меня: Эдвард жив! Он жив!
- Где он?
- На Аляске. 
На Аляске? Так близко? Но почему же…
- Он больше не живёт с нами, Белла. Уже довольно давно.
Ах, вот как! Поэтому у неё такой потерянный вид. 
- Я просто спасала брата, поверь мне.
Что-то в тоне Элис заставило меня внимательней к ней присмотреться. Я уловила исходящую от неё вибрацию. Что-то похожее на эмоцию, которую она хотела скрыть. Когда вы почти век ходите по земле среди людей и не людей, эмоции читаются не только по выражению лиц и жестам. Они словно сгустки энергии, что-то вроде моего ментального шита, ощущаются почти на вкус. И сейчас я чувствовала на языке горечь. Что-то беспокоило Элис, да так, что ей тяжело удавалось это скрывать. 
- Я спасала брата, - тихо повторила она и, закрыв лицо руками, уткнулась в колени. 
Вот сейчас мне стало страшно. Хотя, постойте! Эдвард жив, неужели этого недостаточно? Почему Элис ведёт себя так, будто сообщая мне эту новость, она не испытывает радости?
Я сделала неуверенный шаг вперёд. Потом ещё один. Оказавшись перед сжавшейся в комочек вампиршей, я присела на корточки и осторожно дотронулась до неё. 
- Эй…
В то же мгновение я оказалась заключенной в объятья. Элис судорожно обхватила меня и, тряся головой, всё время повторяла одну фразу: «Прости меня, прости…»
Я гладила её по спине, не зная, что сказать. За что бы она ни просила у меня прощения, срок давности по этому делу уже давно истёк. Случилось то, что случилось. Эдвард жив – это главное!
Сколько мы простояли так, я не знаю. Наконец, Элис отодвинулась, снова пробормотав «прости», но теперь за то, что не смогла сдержать эмоции. 
Она осматривала меня, позволив себе небольшую улыбку, когда её взгляд переместился на мои волосы. 
- Они были немного короче.
- Конечно. Ты же сама их подравняла накануне моего дня рождения.
- Ты помнишь? – изумилась она. 
- Я много что помню.
Грусть в голосе скрыть не удалось, но это действительно было грустно. Кое-что из своей жизни я бы с удовольствием забыла. А кое-что помогало существовать до сих пор.
- Я... – начала она. – Я не знаю, что сказать, Белла. Ты выглядишь почти такой же. Вот только глаза…
- Да, я знаю, - усмехнулась я. – Предпочитаю думать, что со временем они просто выцвели.
Улыбка Элис была невесёлой.
- Нет. Дело не в цвете. Ты стала старше. 
- Мне девяносто восемь, - напомнила я.
- Я это вижу. 
- Чёрт! Всё-таки пора начать пользоваться антивозрастным кремом.
Как же давно я не шутила, но похоже не стоило и начинать – лицо Элис оставалось серьёзным.
- Мы в Форксе недавно. Легенда та же: мы - школьники, Карлайл и Эсми - наши приёмные родители.  
- Хорошо, - кивнула я, не понимая, зачем она мне это говорит. 
- Ты всегда можешь найти нас в старом доме, запомни это. 
- Ладно, – снова кивнула я. 
- Он не с нами, Белла. Эдвард нашёл себе пару. Более пятидесяти лет назад он переехал на Аляску. Там живёт такой же клан, как мы. Они вегетарианцы, и Таня… она… Они давно знакомы. Ещё до тебя. Ну а после тебя…
Всё это Элис произнесла на одном дыхании, не отрывая от меня пытливого взгляда своих раскосых янтарных глаз. 
- Ты сейчас уйдёшь, я знаю. Я вижу это. Но ещё я вижу, что ты вернёшься. Возвращайся, Белла. Мы любим тебя. Мы все любим тебя. Все. Без исключения.
Вопросы оказались излишними. Всего несколько предложений, и то, что до сих пор в моей груди заменяло человеческое сердце, последний раз звякнуло и рассыпалось на мельчайшие осколки.
 



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 30.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться