Имодести Блейз

Размер шрифта: - +

Пролог

Имодести Блейз, верховная жрица  богини солнца Солейн, величественно сидела на троне и принимала подношения, от прихожан храма. Каждому она кивала, с благодарностью принимая их нехитрые дары. Три года назад, прежде чем девушка одела на себя тиару жрицы, эта ежегодная процедура казалась ей ужасно скучной. Дочери солнца должны стоять с горящими свечами в руках в течение несколько часового утреннего молебна и проповеди. Им разрешалось отходить с места только чтобы взять другую свечу взамен сгоревшей. Имодести, в течение всего ритуала постоянно подламывала свечку, чтобы почаще ходить за новой. Какое ни есть – а развлечение.

Откровенно говоря, сейчас мало что изменилось. Но если раньше Имодести могла сбежать по своим делам, пока верховная жрица их храма –  самого большого в живописном городе Ан-Грайне – принимала пожертвования. То после того как Имодести заняла место  ныне покойной Ализон Трай, ей уже ничего не остается, кроме как сидеть на жутко неудобном каменном троне, в полуденную жару, на самом солнцепеке и с благодарным видом принимать подношения прихожан для богини и храма.  Для развлечения она мысленно распределяла, что куда пойдет: скоропортящиеся продукты – на пропитание бездомным, те, которые можно хранить – в подвал, помидоры – забросать Эвриала и так дальше. Яйцам совсем ещё молодая жрица была особенно рада. Она планировала бережно хранить их, пока те не стухнут и под покровом ночи забросать ими дворец одного … прихожанина.

Едва подумав об этом, девушка тут же прикусила язык, чтобы не накликать эту беду на свою голову. Это одна из его фантастических способностей – появляться сразу после того, как про него подумаешь. А видеться с ним Имодести ой, как не хотелось!

Прикусить язык она прикусила, но было уже поздно. Толпа уже расходилась в стороны, как волна, пропуская одинокую мужскую фигуру, неспешно идущую по направлению к каменному трону. Хоть идущий и был один, толпа создавала для него приличный коридор. Все знали, какая тяжелая рука у повелителя нитей магии и силы Денетсу Белена, и не было дураков, желающих в этот день накликать на себя его гнев. 

А гнев будет, это точно.

Последние три года Повелитель приходит на эту площадь и просит верховную жрицу богини Солейн выйти за него замуж. И каждый раз она отвечает ему отказом. И каждый раз городу приходится отстраивать приличную часть зданий. Но ни один горожанин никогда даже не заикнется попросить компенсацию у Повелителя. Даже суицидники, потому, что предпочитают более гуманные способы отправиться в лучший мир: четвертование там, сжигание себя заживо. 

Имодести тоже никто не сказал ни слова по поводу беспорядков, которые устраивает её воздыхатель. Не из большого почтения к богине, которой кареглазая девушка служит или из уважения к ней самой. Положа руку на сердце, практически любой горожанин передал бы взбалмошную жрицу Повелителю, лишь бы этот ненормальный  успокоился. Богов можно задобрить жертвами, да они практически и не показываются в человеческом мире. Нечисть можно истребить. Даже на любого мага найдется более сильный маг. А Денетсу Белен… на него нет управы. Единицы из человеческого мира знали кто же он на самом деле и зачем так нужен вселенной. Всем была известна очень короткая и ужатая версия: Повелитель – это якорь, удерживающий магию и богов в мире. Если его не станет – настанет конец света. Это было правдой лишь отчасти, но простых смертных никто и не собирался просвещать.

И нужно же было такому случиться, что великий и могущественный Повелитель влюбился в единственную женщину, которую не мог иметь – в хранящую целомудрие верховную жрицу богини Солейн.    

Имодести была посвящена богине  ещё в детстве. Служить Солейн – это  и честь, и бремя одновременно. Дочери солнца, как их называют, должны быть светлы душой, и чисты, как солнечное небо. Поэтому, посвященные  должны оставаться непорочными девами. Если же девушка находила свою любовь, её не наказывали, а просто отпускали, проводя церемонию передачи в услужение другому богу, которому поклоняется будущий супруг.

Три года назад, после длительной болезни Ализон Трай перешла в лучший мир и согласно традиции в храме провели ритуал призыва новой жрицы. Для этого всех Дочерей солнца собрали в главном зале, в потолке которого находился специальный люк, открываемый только по этому случаю.

В полдень нужного дня люк открывали, и та счастливица, на которую указывал луч, становилась новой Верховной жрицей. По сути дела, никакого призыва и не было. Все об этом знали. Но по молчаливому уговору между жителями живописного городка Ан-Грайне, нашедшего свой приют у подножия гор, и служителями храма, дружно не замечали, что луч всегда показывал в одну и ту же точку. Старшим жрецам оставалось лишь выбрать наиболее подходящую девушку, постановить её в нужную точку и свежеиспеченная верховная жрица готова. Посолить, поперчить и можно подавать.  

Система столетиями работала без сбоев, исправно поставляя храму умных, рассудительных и практичных предводительниц. И только с Имодести получилась осечка. Как потом бурчал Эвриал, она сломала даже этот механизм, хотя его сломать в принципе невозможно.

С тех пор Имодести каждый год видит идущего по направлению к её каменному трону мужчину. Она заметила бы его, даже не расступайся перед ним с благоговейным трепетом толпа. Ещё бы! Такого двухметрового широкоплечего гиганта, наверное, можно было бы с облака рассмотреть без увеличительной трубы. Он же на добрых полторы головы выше простых людей. Имодести ненавидела, когда он стоял рядом. Хоть она и не совсем коротышка, но рядом с ним выглядела как ребенок. И каждый год этого могущественного гада несет сюда нелегкая именно в этот день. Он, видите ли, романтик, а это что-то вроде их первый совместный юбилей. Все ведь началось три года назад.



Сокол Зоя

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться