Имодести Блейз

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. ВЕПРЬ ЭРИФМАН

 Очередные проводы Повелителя на подвиг проходили с грандиозным размахом.  Такого праздника не было на памяти Имодести. Люди сходились в Ан-Грайне отовсюду. Тут и там слышались незнакомые наречия. Хоть Имоди и привыкла к тому, как безбожно коверкают слова приезжие из других городов, когда просят благословения, но сейчас девушка словно оказалась в другой стране. И даже более того – люди в этой стране не понимали друг друга. И речь не о противоречиях, которые неизбежно возникают у пусть и живущих бок о бок людей, но все же имеющих разные понятия о том, что хорошо лично для него и для города в целом. Нет! Имоди четверть часа наблюдала за тем, как житель Агнар Борга и житель Стейнума пытались что-то объяснить друг другу каждый на своем языке. Имодести одинаково не понимала, что вязкий язык одного мужчины, в котором почти в каждом слове звучало «кхе», что каркающий язык другого. И уйти не могла, потому, что спорщики удерживали Верховную жрицу за руки, и  апеллировали к её мудрости, ожидая от неё решения. Видно эта мудрость, которой они ждали, должна была идти в комплекте с тиарой Верховной жрицы. Другого объяснения тому, как она так внезапно стала «мудрой» девушка просто не находила. Как собственно и самой мудрости.

Слава Богине, потом пришел Эвриал, который понял в чем проблема и от имени Имодести со всем разобрался. 

Были и случаи, когда девушка хохотала до слез. Жители Ан-Грайне  не могли спокойно игнорировать  такое количество иностранцев. И первое, что делали, когда выпадала такая возможность – учили бедняг матерным словам и необычным обычаям старого города Ан-Грайне. Имоди чуть не померла от смеха, когда к ней пришла целая делегация из Мистаса за благословением, и у каждого в этой делегации, от мала до велика была лапша на ушах. Или когда детишки продавали приезжим очень красивый фрукт алого цвета, который ароматно пахнет и сладкий на вкус. Но есть его нельзя, потому, что от него во рту все немеет и увеличивается слюноотделение. Бедняги потом по три дня ходили  с тряпочкой у рта. И многое другое в таком роде.

Но слава богине обходилось без  серьезных последствий розыгрышей.  

Имодести взирала на праздник со смесью гордости и зависти. Гордости, потому, что эту радость для народа организовала именно она. Имоди решила напакостить Денетсу, и после одной из проповеди, объявила, прежде чем уходить с площади:

- Повелитель, в своей безграничной милости и щедрости, хочет, чтобы весь народ Ан-Грайне радовался вместе с ним. Поэтому, он объявляет семь дней празднований для народа за свой счет.

За праздником жизни в Ан-Грайне Имоди могла наблюдать только из окна своей спальни. Девушка с ностальгией вспоминала те времена, когда была простой  дочерью солнца. Не будь она Верховной жрицей, то вполне могла бы сейчас развлекаться там, со всеми. Но из-за столь внезапно свалившегося на голову высокого статуса, девушке теперь неведомо простое человеческое веселье. Низкий поклон за это Эвриалу.

Этот изверг запер её.

Имодести успокаивала себя тем, что даже, если бы она не была сейчас жрицей, то все равно не смога бы побывать на празднике. У неё наказаний и домашних арестов скопилось на полжизни  вперед. Так, что Эвриал все равно бы  запер её.

Но будь все как раньше, Имодести могла бы сбежать, а под утро вернуться, и сделать вид, что ничего не было…Хм-м-м.

Интересная мысль посетила Имоди…

А что??? У неё же на лбу не написано большими светящимися буквами «Верховная жрица». Одеть платье попроще… Спрятать волосы под косынку… Тогда вполне можно было бы сойти за простолюдинку. А Эвриал… Ну, чего не видит глаз, на то сердце не жалуется.

Так, что…

******

Праздник и вправду удался. Что-что, а хорошо погулять  в Ан-Грайне всегда умели. Особенно, за чужой счет. А Повелитель на радостях от того, что, наконец, получил новое задание, закатал особенно пышную пирушку. На улицах древнего города выступали бродячие музыканты и фокусники. Имодести как зачарованная рассматривала жонглеров, выступающих с горящими факелами и бросающих их друг другу. Был и аттракцион, в котором фокусник бросал в свою помощницу ножи. Но Имодести так и не досмотрела его до конца – отвлеклась на наездников, выполняющих трюки на лошадях. А на площадях под открытым небом выступали театральные труппы, разыгрывая сценки из старинных преданий, известных пьес или (что встречалось особенно часто), сценки из жизни Имодести и Повелителя. Она от души посмеялась над тем, как актриса на сцене пинала актера, распинаясь о том, что честь верховной жрицы богини солнца – это сокровище, которое нужно заслужить. С интересом наблюдала, как люди себе представляют сражение Денетсу с минотавром в лабиринте. И фантазия этих людей пугала куда больше, чем реальный монстр в лабиринте.

В этот день Имодести впервые увидела кукольный театр!

Имодести была в полном восторге. Ночной город покорил её царящим в нем весельем и яркими красками. Всю жизнь просидев под домашним арестом, Имоди не знала, что так бывает. Из-за Эвриала она думала, что вся жизнь вот такая – серая, подчиненная распорядку и самое веселое, что может быть – это стащить лошадь на конюшне и кататься на ней, чтобы ветер развивал волосы, вырывал тебя из седла, мешал нормально дышать! Только в такие моменты Имодести чувствовала себя по-настоящему свободной!     



Сокол Зоя

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться