Имодести Блейз

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13. ИМЯ ЕЙ ГОРГОНА МЕДУЗА

С путешествия Имодести в Нифльхельм прошло уже около недели. Настало время очередного подвига.

Все заинтересованные стороны уже заняли свои места: Туон и Идива у её зеркала, боги у Элиота, а Марис, Солейн и Эвриал, в этот раз расположились с комфортом на крыше особняка, стоящего прямо перед троном верховной жрицы. С собой троица прихватила тарелку со съедобным, потому, что, судя по улыбке Имоди, предполагалось знатное представление. А оттуда было как на ладони видно и её саму и Повелителя, и собравшихся на площади жителей Ан-Грайне.

Наконец, Имодести подала знак и началось.

- Многие дни я молилась своей богине, чтобы она послала испытание претенденту. Но она молчала. Каково же было моё удивление, когда испытание послал мне бог Марис.

Сказать, что народ удивился это все равно, что ничего не сказать. В первые секунды даже изумленного перешептывания не было. Лицо Повелителя от удивления вытянулось, глаза неестественно округлились. Он так и застыл на своем троне, с некрасиво открытым ртом.

Но больше всего удивился мужчина, сидящий на крыше. Он так и застыл с крылышком, не донесенным до рта, под изумленными взглядами Эвриала и женщины.

- А? – спросил он, надеясь, что ошибся.

-Да-да. Именно Марис, – словно услышала его вопрос Имоди.

Мужчина только руками развел, давая понять, что он здесь ни при чём.

- До встречи с Богиней Солнца, Марис был увлечен простой смертной…

- Которой? – спросил мужчина, забыв о присутствии супруги, и что верховная жрица не может его слышать. Но опомнившись, тут же расплылся в извиняющейся улыбке, перед Солейн.

- Стараясь добиться её расположения, Марис подарил смертной возлюбленной перстень. Этот перстень должен был стать символом его вечной любви…

- Уж больно много ты символов своей вечной любви раздаешь, – буркнула женщина, но ответить ей не успели. Имодести заговорила вновь:

- Но он встретил Богиню Солнца, и понял, что это его истинная любовь. Не так давно, Солейн узнала про перстень…

- Когда? – дружным изумленным хором воскликнули оба мужчины, и прежде чем успела ответить женина, скорбно ответила верховная жрица:

- И её уверенность в возлюбленном пошатнулась…

- Вот дэймон, где она слов таких набралась? – неодобрительно прокомментировала женщина. – Говорит, как в дешевом любовном романчике…

И тут же смущенно добавила, завидев заинтересованные взгляды мужчин:

- Не то, чтобы я их читала… так, пролистывала… для общего развития…

- Тихо, тихо, тихо, – утихомирил их Эвриал, заслышав нечто новое и интересное:

-… и она ему сказала – свадьбы не будет.

Мужчина и женщина в шоке переглянулись.

-… пока не принесет он перстень, который так неосторожно подарил сопернице. Потому, что другого обручального кольца она не желает.

У пары, которая все ещё смотрела друг на дружку, сначала появилось выражение понимания. Потом недоумения, и наконец, они дружно задали Эвриалу вопрос:

- А соперница кто?

Эвриал мог только пожать плечами. Ему-то откуда знать с кем водил шашни Марис? Точнее было бы сказать с которой из них…

-… вернуть тот перстень, который он так необдуманно подарил, как обещание любить, самостоятельно бог Марис не мог…

- Как поэтично, – саркастически подметил Эвриал.

- Как немощно, - ехидно прокомментировала женщина. – Какой-то вшивый перстень сам вернуть не в состоянии.

-… несколько дней ходил грозный бог войны мрачнее самой мрачной тучи, – продолжала вдохновенно вещать Имодести.

- Как ты ещё не начал бормотать проклятия сквозь стиснутые зубы, глядя на луну? – ехидно спросила женщина, и все затихли, услышав:

- … в тишине ночи, бродя по местам, где гулял со своей возлюбленной, он бормотал проклятия сквозь стиснутые зубы, глядя на холодный диск луны, который, как и Марис одиноко прогуливался по небу.

Вся троица давно так не веселилась. Они смеялись до слёз и боли в животе, а потом все равно продолжали смеяться.

- Какая чушь… - сквозь смех и слёзы, выговорила женщина, пытаясь успокоиться.

- Тихо, она ещё что-то говорит, – постарался навести порядок Эвриал.

- … поэтому Повелитель должен пойти и во имя своего бога и его большой и чистой любви вернуть это обручальное кольцо.

- А кто она, эта самая соперница? – спросил Денетсу, который все ещё сидел и переваривал эту сентиментальную чушь, которую она тут наговорила.

- А? – не поняла вопроса Имоди, но смекнув, что эту самую разлучницу миру она так и не представила, провозгласила: - Имя ей Горгона Медуза.

В который раз на площади воцарилась тишина. В этот раз Повелитель не бросался словами типа: «Да как два пальца!», или «Легко!».



Сокол Зоя

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться