Имодести Блейз

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 14. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Стоило только этой парочке – асуру и буйной жрице – уйти, как доминант услышал голос, чей тон не предвещал ничего хорошего:

- Гаспар!

Предчувствуя, что дальше будет, он привычно втянул голову в плечи. Ох, асур, вот скотина! Значит, не блефовал, когда говорил, что сейчас ему прилетит, от Хель. И ему прилетело.... И статуями, и вазами, и огненными шарами, и случайно пробегающими мимо слугами. Свирепая Хель в гневе – это самый худший из кошмаров, который мог бы послать кому-либо Корес – бог кошмарных сновидений.

За тем, как Гаспар бегал по собственному дому, от собственной жены наблюдали Туон, Идива, боги, собравшиеся у Элиота, Марис и Солейн. Все пристально следили за интереснейшим аттракционом под названием «Убьет ли Хель Гаспара». Бедняга последние минут двадцать боялся высунуться из своего укрытия, так как это было бы равносильно самоубийству. И Бенса, как всегда не было рядом, когда он так нужен...

Все наблюдающие хохотали, так, что Солейн в итоге почти сползла под стол. Марис в такой момент был не в состоянии поддержать свою супругу, ибо если бы не кресло, в котором он сидел, то лежать бы ему рядом с ней…

- Ах ты, скотина неверная! – орала меж тем богиня смерти, в гневе круша все вокруг. Куда именно спрятался её супруг в этот раз, она пока ещё не вычислила, поэтому крушила всё подряд. Так, на всякий случай. – На молоденьких потянуло...

Видя, что быстро это не пройдет, Гаспар решил, что пора хоть, что-то предпринять:

- Дорогая… - и быстро перекатился в сторону. И не зря. «Дорогая» всадила три огненных шара по тому месту, где он только, что прятался. Хель – богиня смерти и повелительница подземного мира. Она может себе позволить убивать его хоть до скончания веков. А ему такая перспективка как-то не улыбалась.

- Это все не то чем кажется…- ещё три шара. Мебель в доме, за которой можно было прятаться, стремительно заканчивалась. Гаспар понимал, что его время тоже.

- Ох, лучше бы он заткнулся, - простонал Туон, который был уже просто не в состоянии смеяться. Идива уткнулась мужу в плечо, потому, что сидеть ровно уже не могла.

Спустя ещё минут десять сопливых объяснений в вечной любви и заверений в верности, Хель остановилась, чтобы перевести дыхание, все же муж бегает куда лучше, чем она, спринтер фигов, и, Гаспар этим воспользовался:

- Пойми дорогая, семья на первом месте, - вещало, бесстрашно возникшее перед свирепой богиней, эфирное тело. – Ты, и наш сыночек – самое главное, что есть в моей жизни.

- Тогда, что здесь забыла эта… жрица? – пошла, наконец, на контакт Хель, краем глаза все же пытаясь определить, где он может прятаться.

Гаспар не сказать, что всегда был умен, но он однозначно всегда был хитер и изворотлив. Причем, он давно усвоил, что ложь, придуманная на ходу, всегда усваивается лучше, чем тщательно продуманная и отредактированная. В импровизации, есть, где развернуться, и, не так чувствуется фальш. Главное, «импровизировать» вдохновенно. А вдохновения ему сейчас было не занимать. Все же, доминант спасал свою жизнь.

- Я понимаю, дорогая, что ты слишком много работаешь, поэтому тебе некогда уделять внимание своей семье, - с Хель лучшая защита нападение. – Поэтому ты могла не обратить внимание на то, что, но у нас с тобой есть уже очень даже взрослый сын. И если тебе все равно, то я всё чаще задумываюсь над его будущим. Где он здесь в Нифельхельме найдет себе достойную пару?

Хель задумалась. Какая-то логика в его словах была. Но…

-Это Нифльхельм, как ты, верно, подметил, мой дорогой, - ответила она, зажигая очередной огненный шар. – Сюда после смерти попадают все. В том, числе, и самые расписные красавицы.

Гаспар почувствовал, что его ложь трещит по швам, но положение ещё можно было спасти. Главное не паниковать.

- И ты считаешь. Какую-нибудь мертвую простачку с хорошеньким личиком достойной парой нашему сыну? – пораженно воскликнул он.

Хель немного стушевалась. Ну, она как то не задумывалась, будет ли такая пара достойной для его сына. Лишь бы Ферко был счастлив. Но…

- Он наш с тобою единственный сын! – пафосно воскликнул Гаспар. - Ему нужен не второсортный ширпотреб, что попадает к нам. Ему нужна такая же достойная невеста, как и мать.

Последние аргументы, конечно, были убойными. Грубая лесть… Ну, кто мог здесь устоять? Разве только тот, на ком её регулярно используют. Хель вот попробовала устоять, чтобы не потерять лицо:

- И эта жрица достойна потому…

- Потому, что она наполовину асур, – гордо провозгласил Гаспар, понимая, что половина дела уже сделана. Рыбка клюнула на приманку, осталось только её подсечь и вытащить. – И мы не только, выгодно женим нашего сына, на замечательной партии, но и приобретем верных союзников в лице асуров.

Последние аргументы должны были стать решающими. После них супруга должна была признать его гениальность и молить о прощении её презренной. Эт, нет:

- Так ведь асуры не допускают браков с другими расами. У них на это дело табу, – Хель в который раз доказала супругу, что он женился на неглупой богине.



Сокол Зоя

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться