Император желает жениться

Глава 2

К поместью Агафьи вела вырубленная в камнях извилистая лестница, которая убегала вверх, огибая приземистые беленые домики. Подымаясь по ней, я никак не могла отделаться от ощущения, что я собираюсь совершить невероятную глупость. Почти что на пороге своего такого родного дома со старательно покрытыми известью стенами и окрашенными ярко-синей краской дверьми и ставнями, я решила отказаться от затеи выйти замуж за императора. Хотя на причал идти все-таки придется, чтобы объясниться с Мариасом и вернуть ему брошь.

Открывая деревянную калитку в наш небогатый сад, я запоздало вспомнила, что оставила корзины с покупками просто на рынке. Ой, что будет!.. Не имея даже малейшего представления о том, как оправдываться перед кормилицей, я собралась было обогнуть дом, чтобы трусливо забраться в свою комнату через окно. Но мой план провалился еще на стадии замысла.

- Явилась! – послышался голос Агафьи из открытого оконца.

Тяжко вздыхая, я засеменила через полумрак прихожей в духоту кухни, где на дровяной печи неизменно булькало очередное варево. Мой взгляд сразу наткнулся на корзины с моими же покупками, стоящие на массивном разделочном столе и уже наполовину разобранные.

- Ты глянь, какова неряха, - подол весь мокрый! Опять, небось, ракушки в море собирала, вместо того, чтобы делом заняться.

Возмущаясь, Агафья чуть вытянула шею и уперла кулаки в боки, став похожей на разошедшуюся гусыню. Я всегда удивлялась тому, что в таких случаях она умудряется безошибочно находить собственную талию в многочисленных складках живота.

- Полноте, тетушка Агафья! Прогулялась Варвара немного, поразмышляла о своем, о девичьем… Ничего непоправимого ведь не случилось.

Я вздрогнула всем телом при звуках этого голоса и резко развернулась к говорящему, которого не заметила, войдя на кухню. На лавке у стены без окон вальяжно восседал Николас, вытянув скрещенные ноги и сложив руки на груди. Он обращался к Агафье, но смотрел прямо на меня. Хмурое выражение его лица никак не сочеталось с нарочито небрежным тоном, но «тетушка» этого, кажется, не замечала. Одернутая начальничьим сыночком она вмиг сменила тон и защебетала что-то о дивной ветреной молодости и девичьих чаяньях.

В другой раз я бы с немалым интересом послушала столь чудные для моей опекунши речи, но сейчас все мое внимание было приковано к Николасу. Он быстро поднялся с лавки, и немного помедлив, двинулся ко мне.

- Ты, Агафья, говорила, что зелени к супу не хватает? – бесцеремонно перебил он причитания женщины, которая от удивления неуверенно кивнула. – Так мы с Варькой в саду нарвем.

- Конечно-конечно, - выдохнула тетка.

Приблизившийся парень просто-таки оттеснил меня назад в неосвещенную прихожую, где нахально обхватил мою талию одной рукой и увлек за собой во двор. Я даже возмутиться не успела – как только мы оказались на ярком дневном свете, он меня отпустил и даже немного отошел, пропуская вперед себя.

Я опустила голову и молча направилась к грядкам за домом. Очень не вовремя в голову лезли мысли о том, что из всех островных мужчин только Николас способен меня вот так запросто подхватить и уволочь, куда вздумается. Он был на полголовы меня выше, и это при том, что большинство местных жителей едва ли могут посмотреть мне прямо в глаза.

 - Варька, - проговорил он мне в спину, следуя попятам, - я знаю, что ты услышала, но ты должна понять…

- Я уже все поняла, Ник, - ответила я, не оборачиваясь.

- Да что ты поняла! – почему-то вскипятился парень. – Этот дуралей, Ефим, он же свататься к тебе собирался! Разве мог я ему позволить?..

Я присела и стала яростно дергать ни в чем не повинную петрушку. Слез уже не было, остались только горечь и разочарование.

- Не мог, - отстраненно согласилась я.

Ник опустился рядом на колени и будто даже не заметил, что вмиг измазал брюки землей. Затем схватил меня за руки, останавливая издевательства над несчастной зеленью, и попытался заглянуть мне в глаза. Я старательно отводила взгляд, чтобы он не смог ничего в нем прочесть.

- Разве ты хотела замуж за Ефима? - Я отрицательно покачала головой. – А ведь он собирался сразу к Агафье пойти.

Я хмыкнула. Опекунша моя пусть и злюка, а насильно ни за кого бы выдавать меня не стала. Зато с Ефима за одну возможность за мной поухаживать и женихом моим считаться не преминула бы чего стребовать. Да хоть новую кухонную утварь, что он в кузне мастерит. Только вот Николас дружочка пожалел, не дал связаться с непутевой.

- Кто и куда собирался – вообще не твое дело! – теперь уже злилась я. – И ничто не дает тебе права говорить гадости ни обо мне, ни об Агафьи!

- Так я ведь неправды не сказал, - попытался оправдаться Ник.

- И то верно, - согласилась я, отдернув руки и выпрямляясь. – А потому я сегодня же оправлюсь к мужчине, которому твоя правда ничуть не интересна.

Николас тоже поднялся и отряхнул колени.

- Куда это ты собралась? – недоверчиво спросил он.

- К императору, - гордо вскинулась я.

- К кому?! – опешил парень.

- К заморскому императору, чьей невестой считаюсь уже около часа, - я выудила из кармана в складках юбки брошь и победно продемонстрировала ее Нику, - вот!

Он схватил меня за руку и немного потянул на себя, чтобы получше разглядеть украшение. Почему-то в местах его прикосновений кожа сразу загоралась огнем. Какое-то время Николас хмуро разглядывал серебряное солнышко, а затем его лицо разгладилось, и он улыбнулся мне нежно и чуть лукаво:

-Так ты эту безделушку на берегу нашла?

- Что?.. Нет! – взвилась я. – Ты вообще, что ли, меня не слушал?!

- Слушал, - отозвался Николас, и тихо засмеялся своим таким знакомым и оттого еще более обидным смехом. – Император, невеста… Ну и фантазерка!



Татьяна Раннерс

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться