Императорский отбор

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3

Лир Родерик не Ошентор, торговался до последней золотой крупинки, ну и дал сумму куда скромнее, нежели генерал, но тоже весьма неплохую, ибо дочь своя имеется, знает нынешние цены на приличные платья. Под конец мужчина еще предупредил:

– Останутся деньги после покупки – принесешь обратно. Сейчас в казне и так почти пусто, сложная ситуация, много расходов.

– Конечно-конечно, – с самым честным видом пообещала я. Интересно, сам-то градоправитель верит, что я отдам? – Еще такой вопрос. А если имперцы узнают от кого-нибудь, что я ведьма? Тогда никакой охраны не выйдет. Меня опять на костер поведут.

– Я вельмож предупрежу, что за раскрытие этой информации можно не сносить головы и стратегически нам нужно неизвестное имперцам преимущество. Тайну, конечно, могут узнать, но тогда уж я помогу тебя спрятать.

Преимуществом меня еще никто не обзывал.

Отправилась выполнять задание сильных мира сего, а именно готовиться к приему. Дело осложняется тем, что к швеям в наши немногочисленные магазинчики одежды случился наплыв посетителей. Все же приглашены все незамужние знатные девушки. Всем вмиг захотелось выглядеть перед имперцами на высшем уровне. Так что, несмотря на то, что мне выделили приличную сумму, в такой короткий срок о по-настоящему хорошем и подходящем мне платье остается только мечтать. Пришлось искать себе наряд среди готовых платьев, и то из остатков. Благо, хотя бы не в жуткой давке и суете – стоило мне зайти в магазин, и покупательницы, увидевшие, что пожаловала скандальная ведьма, предпочли из магазина дружно и демонстративно выйти. Продавщицы смотрят на меня очень недовольно. Конечно, продажи им порчу.

– Чем быстрее я найду себе подходящее платье, тем быстрее уйду, так что вам лучше мне помочь, поскольку пока не получу, что мне нужно, вы меня не выгоните отсюда, – сразу предупредила я женщин. Расстроились.

Перемерила все более-менее приличные платья. Ну, не шик, конечно, Ошентор, наверное, расстроится, что плохо исполнила его веление. Выбрала платье цвета морской волны. Крой простой, но при этом выгодно подчеркивает грудь и талию. Ну и под глаза и цвет волос подходит. В принципе, очень неплохо, мне нравится, идет, и вообще, я еще в жизни не надевала такого красивого платья, но, в сравнении с местными модницами, я, наверное, потеряюсь. Ну и ладно. Не я одна, в конце концов. Вот имперцы, нехорошие дяди, слишком быстро нас захватили, девушки даже платья, соответствующие случаю, подготовить не успели.

С обувью было немного проще, сотня примерок, как с платьем, не понадобилась. Я сразу нашла среди готовой обуви симпатичные золотистые открытые туфельки. Сели хорошо, как будто специально для меня сделаны. Повезло, одним словом.

Остались украшения и прическа. Тут я решила сэкономить, наведавшись домой. Очень даже хорошие золотые украшения есть у нас в доме. Мой отец в смутные времена и контрабандой занимался, и пиратствовал, так что кое-что осталось на черный день в виде неприкосновенного золотого запаса. Украшения хранятся еще и в качестве приданого. Мужчина – мой младший брат, у нас в семье остался один, и сейчас в море зарабатывает нам пропитание, а вот о приданом заботимся мы сами с сестрами и, конечно, наша мама. Надеюсь, для такого особого случая мама разрешит мне взять несколько украшений, дабы сэкономить полученные деньги и не покупать дешевые подделки.

Ну а с прической еще проще – сделает моя сестра-рукодельница, у нее получается это дело лучше, чем у любого мастера в городе, но вот беда, она удачно вышла замуж, причем по взаимной симпатии за немолодого состоятельного купца, и тот категорически запрещает ей работать ради заработка.

Нагруженная покупками, захожу в нашу маленькую уютную пекарню. Девочки-сестрички радостно меня приветствуют, некоторые посетители приветливо кивают. Дом, милый дом.

– Ма-а-ам! – проходя к стойке на весь зал кричу я. Скинула сумки на пол и села на высокий стул. Моя мама держит пекарню, и посетители приходят сюда не только чтобы купить хлеб и прочую выпечку, у нас еще можно посидеть, попить ароматный чай со свежими булочками. У мамы в пекарне всегда очень приятная атмосфера, а запах такой вкусный, что никому не хочется уходить. Вот и сидят посетители часами, тихо и мирно общаясь.

– Что кричишь, – недовольно ворчит мамуля, выходя из кухни в зал. Мама идет вразвалочку, женщина она дородная, статная, высокая. Про такую, как она, у нас говорят, что дракона в бараний рог загнет. Мамка не с пустыми руками – держит в руках поднос со свежеиспеченными булочками, посыпанными сахарной пудрой. Поднос ставится на стойку прямо передо мной, и моя рука непроизвольно тянется к булочке.

– Ай! – Это я по рукам от мамы получила.

– Руки мыла?

– Нет, – повинно опустила голову я.

– Сколько лет уж девке, скоро замуж, а все к порядку не приучишься. Кто тебя такую замуж возьмет, а?

– Мам, не начинай. Меня замуж не возьмут не из-за того, что я руки не мою, а из-за того, что я ведьма. Не найдется в нашем городе такого смельчака.

– Найдется, если норов свой поумеришь.

– Ну, значит точно не найдется, – я в ответ широко улыбнулась. – Мам, тут такое дело, я вечером на прием иду и…

– Ты идешь на прием?! – ко мне с визгом подскочили младшие.

– Иду.

– И-и-и! – визг буквально оглушил.

Начались расспросы, советы, как, что. Подхватила на руки самую мелкую – светловолосую обаятельную кудряшку Улу Ос.

– Возьми меня с собой, – по-детски коверкая слова, потребовала малышка. Не знаю, почему, но я буквально ощущаю, что, когда подрастет, она может оказаться тоже ведьмой. Чутье ведьминское, видимо, подсказывает «своих». Ну а что, если появилась в нашей семье я, то, может, и же еще одна такая заноза и беда для всего города появится.



Виктория Свободина

Отредактировано: 02.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться