Императорский отбор. Поцелованная Тьмой

Размер шрифта: - +

6.

Глава шестая

 

У Сони разбегались глаза от количества антикварных редкостей. Прилавок, полки и даже пол частично заставлены немыслимыми и причудливыми диковинами: от расколотых ваз, наверняка очень древних, до кривых сюрреалистичных статуэток, с тремя руками, с головами животных…

Были и бусы, так полюбившиеся Сони: от самых маленьких до самых диких! Из кусочков цветного металла, из разных пород камня и даже дерева. Под потолком висели обереги: пугающие стеклянные глаза, которые будто в душу заглядывают, перья разной величины и расцветки. Соня только надеялась, что глаза действительно стеклянные, и что ни одна птица не пострадала во имя искусства.

И вот что подарить такого… людям, которые ни в чём не нуждаются. Чем можно удивить или порадовать императорскую чету? Нет, можно, конечно, для «галочки» выбрать первый попавшийся подсвечник, который в этот же день выкинут и забудут, но Соня всё любила делать хорошо. В некоторых случаях можно отступить от своих принципов, но Соню буквально коробило, если приходилось так делать. Какой-то внутренний барьер мешал сделать плохо или наполовину.

А ещё его высочество Мрачный отвлекает своим тяжёлым дыханием и пристальным вниманием. Навис за спиной, словно коршун, и ждёт.

– Не выбрала? – звякнули колокольчики: показалась госпожа экстравагантная хозяйка лавки с подносом в руках.

Конечно же, это была не простая посуда. Синий фарфор, расписанный белой кистью неизвестного, но, судя по всему, очень талантливого художника. Соня глаз оторвать не могла от завораживающего танца журавлей: картинка будто ожила. Соне даже почудился шелест крыльев и плеск воды, вечерняя мелодия леса…

– Хочу этот сервис, – выдала Соня, разглядывая нежные линии кувшинок на чашках. – Ой, простите, мадам Изгель, – спохватилась она и склонила голову. – Я почту за честь, если вы продадите мне этот удивительный чайный сервиз.

Его Высочество недоумённо вскинул бровь, мол, это шутка? Зачем величествам сервиз? Можно подумать, у них посуды не хватает. Но Соня только отмахнулась, всем своим естеством желая приобрести именно этот подарок.

На удивление, пухлые губы Изгель изогнулись в понимающей улыбке.

– Почувствовала, да?

– О, чём ты? – вклинился принц непонимающе.

Хозяйка с невозмутимым видом прошла за единственный в лавке столик.

– Я об удивительном свойстве этого сервиза. Мне достался он от дедушки, а ему от Корсикианского царя… Ты стул-то себе возьми. Или не гордый, постоишь?

Соня подавила усмешку, но тут же огорчилась. Если сервиз достался Изгель от близкого человека, то, скорее всего, очень дорог, и она не захочет с ним расставаться.

Его высочество проявил манеры и поухаживал за Соней, а потом только устроился рядом, сцепив пальцы в замок. Соня же бросилась помочь хозяйке и решила накрыть на стол. Но стоило ей прикоснуться к чашке, как мир, словно замер. Всего на крошечное мгновение, но этого хватило, чтобы ощутить удивительное свойство сервиза, о котором говорила Изгель.

Соня будто окунулась в чудесный мир грёз и небывалого счастья. Так хорошо стало и так легко, что улыбка сама игриво потянула губы. С души свалился многолетний груз переживаний, даже дышать стало легче.

Соня отмерла и поставила чашку, изумлённо моргнув.

– Об этом свойстве вы говорили? – обратилась она напрямую к хозяйке лавки. – Сервиз избавляет от невзгод и усталости, да?

Изгель ответила загадочным взглядом и полуулыбкой.

– Я вообще перестал что-либо понимать, – недовольно произнёс его высочество Мрачный и наклонил пустую чашку.

Изгель хлопнула его по руке и цокнула языком.

– Терпение, мой мальчик. Таким толстокожим, как ты, необходимо испить из чаши, чтобы ощутить то самой свойство корсикианкого сервиза.

– Удивительно… – прошептала Соня, обхватив свою чашку с лилиями ладонями, впитывая приятное, покалывающее тепло. – Вы, наверное, очень любили своего дедушку.

– Ай, – фыркнула Изгель и ловко разлила ароматный и дымящийся напиток по чашкам. – Я терпеть его не могла. Старый скряга! За всю жизнь нам с матерью и копейки от него не перепало. А сервиз я после его смерти тайком вынесла из дома. Нечего!.. Не заберёт же он его с собой в могилу, в самом деле.

Соня чуть не поперхнулась и не нашлась с ответом. А вот Артур находил признание хозяйки очень забавным: он заметно развеселился. И Соня впервые заметила такие же ямочки на щеках, как и у Максимилиана. Просто их раньше не было видно, потому что принц практически не улыбается на людях.

– Ты действительно хочешь подарить мой сервиз величествам или желаешь забрать его себе? – внезапно серьёзно спросила хозяйка, прищурив один карий глаз.

Соня ещё раз глянула на «танцующих журавлей» и задумалась. Вопрос уместный и весьма щекотливый. Забрать себе удивительную посуду снимающую стресс, и дарующую ощущение счастья, предложение заманчивое. Но…

Соня покачала головой.

– Знаете, я давно научилась справляться со своими душевными переживаниями и практически их не замечаю. Научилась радоваться каждому дню, да и моя жизнь не такая нервная и напряжённая, как у величеств. Я хоть и служу в гвардии, но уже привыкла. Может, они тоже привыкли управлять огромной империей, но всё же – это стресс и большая ответственность. Им приходится больше думать, как поступить, просчитывать каждый свой шаг, и у них редко получается расслабляться, всегда нужно следить за своим поведением. И думаю, их величества с радостью скоротают вечерок в обществе друг друга за чашечкой удивительного чая из этого сервиза, – она добродушно отсалютовала чашкой и сделала несколько глотков. Принц машинально последовал её примеру.



Кристина Корр

Отредактировано: 17.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться