Императрица Алиса: Перерожденная

4 часть

— Каллен, иди сюда! — позвала блондина Алиса.

Тот пошел вглубь сада, откуда доносился девичий голос. Оказавшись рядом со своей госпожой, он зачарованно стал наблюдать за действиями юной леди. Девочка стояла, окружённая прекрасными растениями, глядела на прекрасные цветы. Они, наконец, распустились. Темноволосая вдыхала приятный цветочный аромат, пальцами нежно прикасаясь к бутонам, точно они были самым дорогим ее сокровищем. Яркий солнечный свет падал на ее румяное от жары личико. И голубоглазый не мог отвести взгляд от ее светлой улыбки, готовый вечно наблюдать за юной госпожой. Каждое ее действие, каждое движение тонких рук, вздох, взгляд — казались целым произведением искусства, которое он пытался запечатлеть в памяти.

Приятное чувство тепла зародилось в душе, точно разливаясь по всему телу по крови. Мальчик чувствовал долгожданное спокойствие. Словно бы он мог, наконец, вздохнуть спокойно, дышать полной грудью, словно внутренний пожар, разгоревшийся ещё после смерти отца, потух. При том неоткуда взявшийся трепет заставлял сердце биться чаще и громче.

— Смотри, какие красивые! — еще шире улыбнувшись, протянула ласково девочка, а после радостно рассмеялась. — Что, остолбенел от красоты этой картины?

Ее большие изумрудные глаза хитро прищурились, когда она загадочно протянула последнюю фразу, как бы усмехаясь. Уголки как всегда беспощадно искусанных губ поднялись вверх. Лисья улыбка озарилась на лице его госпожи. Мальчик почувствовал внутренний укол, точно его застали врасплох.

И Каллен кратко кивнул. Подойдя поближе к госпоже, тот также начал глядеть оценивающим взглядом на цветы. Алиса умолкла на мгновение, будто ожидая ответа от своего наставника. Где-то вдалеке щебетали птицы, нарушающие тишину и молчание. Дыхание Алисы стало более притаенным.

После слуга снова кивнул, но уже активнее, одобрительно улыбнувшись своей госпоже. Брюнетка просияла.

— Да, ваша работа прекрасна, — произнёс привычно сдержанно Каллен. Однако слова его звучали искренне.

На миловидном личике зеленоглазой снова засияла сказочная улыбка. Каллен, точно околдованный, не мог заставить себя отвести свой взгляд, пялившись на госпожу. А та была и не против. Она отлично видела реакцию своего слуги, и это заставляло ее внутренне ликовать. Мальчик на секунду подумал, что никогда не видел девочку такой счастливой.

— Но это еще не все. Пошли дальше! — сообщила она.

Брюнетка побежала вперёд, время от времени припрыгивая и напевая незамысловатую мелодию. В отдаленном конце сада средь бледно-розоватых ромашек красовались фиалковые гортензии. Их было очень много, но при этом они занимали не очень большую площадь, что делало их ярким пятном и выделяло на светлом фоне.

Каллен остановился, осматриваясь. Прежде он не бывал в этой части сада. Повернув голову к гортензиям, парень невольно поджал губы. Эти цветы и правда были не к месту, потому смотрелись весьма забавно. Свои мысли блондин не озвучил.

— Их ты не видел, потому что я со своими служанками посадила их, чтобы сделать тебе сюрприз, — пролепетала на ходу брюнетка, подбегая к соцветиям. В ее интонации звучала некая гордость за свой труд. Девушка подняла голову выше, задрав нос.
— Сюрприз? Мне? — переспросил светловолосый, удивленно взглянув на ЛанРивьер.

Слуга забыл как дышать, лишь шокировано хлопал глазами. Поджатые губы разомкнулись, а брови подпрыгнули вверх. Вдох полной грудью дался сложнее, чем можно было представить.

— Именно!

Наклонившись к гортензиям, девочка вырвала одно соцветие в форме шара, что сформировали фиалковые цветы, а после снова подошла к слуге.

— Протяни ладонь, — попросила девочка, и мальчик с некой опаской посмотрел ей в глаза, но все же послушался.

Алиса аккуратно вложила в ладонь соцветие. Каллен вздрогнул то ли от прикосновений своей госпожи, то ли от неожиданности таких, казалось бы, банальных действий, а после поднял негодующий взгляд на девочку. Та шагнула вперед, затем чуть пригнулась, словно готовая рассказать некую тайну. Неосознанно мальчик наклонился навстречу зеленоглазой, ожидая ее слов.

— Они — знак моей любви к тебе. Я сажаю их уже несколько лет. Считай, что это — символ моей привязанности. Теперь я буду сажать их только для тебя.

Сердце мальчика резко кольнуло, после чего оно перестало умеренно биться, ускоряя свой ритм. На щеках светловолосого точно распустились алые бутоны, предательски выдавая его смущение, а взгляд стал метаться в разные стороны, лишь бы не глядеть в изумрудные очи своей госпожи. Алиса по-своему поняла реакцию мальчика, глупо и самодовольно улыбаясь.

— В…В таком случае, — притянул к груди соцветие мальчик, — я буду ценить их, — ответил он чуть неловко, явно произнося эти слова с искренним трепетом детского невинного сердца, полного благодарности. Голубоглазый бросил взгляд на цветы, а потом вновь перевёл его на брюнетку.
— Они рано или поздно завянут. Сейчас наслаждайся их красотой, — уточнила темноволосая, делая шаг назад.
— Госпожа…
— Но мои чувства нет, — опередила Каллена девочка. — Сейчас наслаждайся их красотой, которая олицетворяет цветение моих чувств. Я буду выращивать такие каждый год, чтобы ты мог их лицезреть снова и снова. Пока я выращиваю их, я продолжаю беречь наши воспоминания и чувства.

Алиса объясняла налегке, не чувствуя никакого стеснения, когда Каллен наоборот готов был провалиться под землю от этих смущающих слов. Девочка, сама того не подозревая, терзала его, вгоняя в краску.

— Я хочу выращивать эти цветы вместе с вами! — с неким восторгом сказал блондин, жмурясь и притягивая несчастное соцветие ближе к себе.
— Со мной?
— Давайте будем вместе выращивать их!
— Хорошо, — снова мягко улыбнувшись, согласилась вторая юная госпожа.

***

Девочка проснулась от того, что кто-то повторял ее имя. И сквозь сон та чувствовала тревогу, передававшуюся в голосе. Алиса отмахнулась от человека, точно он был бесполезной мухой, издававшей неприятный звук. Но ничего не прекращалось — вторую юную госпожу упрямо звали, пытаясь разбудить.



Оля Бессмертная

Отредактировано: 17.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться