Империя (книга 2)

Размер шрифта: - +

Глава 17 В РИМЕ

 

Мощенная гладким валуном аллея, изгибаясь, уходила за поворот к небольшому мостику. Стоявший на нем Марк медленно отщипывал небольшие кусочки хлеба и кидал их в воду, глядя, как на них слетается стайка юрких рыбок и за несколько секунд уничтожает корм до последней крошки.

– Я знаю, Абигор, что он ранен. Велиал скоро будет у него. А ты пока займись его братом: Маркус не хуже Луция, из него можно воспитать отличного воина.

– Клементий создает проблемы, господин. Приди он на несколько часов раньше, помощь Велиала бы не понадобилась.

– Да, его амбиции велики, что есть, то есть. Но, стоит признать, он делает свое дело. Клементий для Луция как красная тряпка для быка, и чем сильнее будет их взаимная ненависть, тем лучше все сложится для нас.

– А если он...

– А если он, Абигор, станет помехой... Ты же сам знаешь, как бывает непредсказуема судьба людей.

Сципион сделал поклон и удалился.

 

Клементий въехал, словно победитель, в разгромленный, заполненный трупами лагерь Луция. Оставшиеся в живых защитники – грязные, уставшие, раненые – стояли перед легатом, но Клементий и Кассий в окружении охраны проехали мимо, даже не взглянув на них. За ними на территорию укреплений зашли солдаты, которые тут же принялись растаскивать трупы и расчищать все вокруг.

– Центурион, через десять минут у меня! – крикнул Клементий, спрыгнул с коня и направился в уцелевшую палатку.

– Мог бы и спасибо сказать, выродок! – сквозь зубы прошипел Мартин.

– Он нам спасибо скажет только тогда, когда мы подохнем, – зажимая рукой рану в боку, поморщился от боли Луций.

– Сильно ранен? – заметив сочащуюся из-под доспехов Луция кровь, спросил Ратибор.

– Терпимо. Ладно, пойду, послушаю, что он нам скажет.

Прихрамывая и немного горбясь от боли, центурион побрел к своему командиру. В голове его сильно шумело, тело казалось ватным, легким, словно чужим. Луций шел и не видел, как солдаты при виде его шепчутся, цокают языками и что-то негромко обсуждают, уважительно кивая головами. Посланный на смерть, он, словно феникс, восстал из пепла, и легионеры, убирая трупы варваров, отчетливо понимали, какой ценой остался в живых этот пока еще никому не известный центурион. Пройдя мимо охранников, Луций очутился в палатке, где из последних сил поприветствовал своего командира и Кассия.

– Германцы отброшены. Их вождь убит. Вы подоспели вовремя. Германик может не опасаться атаки с тыла.

Выслушав лаконичный доклад Луция, Клементий дернул плечом и заходил вокруг юноши. Заметив, как из-под его доспехов капает на пол кровь, он остановился, прищурился и произнес сквозь перекошенную злобой улыбку:

– Почему ты никак не можешь подохнуть? Неужели это так сложно?!

– Я пытался, командир. Извини, не вышло, – обливаясь потом от боли и слабости, ехидно прошептал пересохшими губами Луций.

– Он еще и издевается, Клементий! – выхватив меч, прокричал Кассий.

– Остынь!

– Почему?! Давай просто прикончим его, и все тут!

– Ты глупец, Кассий! Глупец! Эта сволочь знает, что мы не можем его тронуть. Сам Германик отправил нас к нему на помощь. И как только он догадался о том, что я послал их сюда? Впрочем, теперь он будет думать, что это был мой гениальный план. Так что я даже немного рад тому, что вы тут устроили. А теперь пошел прочь с глаз моих! Ступай, зализывай свои раны! – пихнул плечом центуриона Клементий.

Луций, не помня себя, вышел на воздух. Ноги у юноши подкосились, его повело вбок, но Мартин подхватил друга и не дал ему упасть. Вскоре центуриона перенесли под навес, туда, где был развернут госпиталь.

– Тут одни трупы. Куда его класть-то? – нервно озираясь по сторонам, Мартин искал хоть какое-то более или менее подходящее место.

– Вон туда, в угол! Да, сюда! Укладывай! Да осторожней ты! – командовал Ромул в то время, как Ратибор и Понтий растаскивали тела убитых, чтобы освободить место своему другу.

Сняв с него доспехи, они опешили и испугались: глубокая рана на боку продолжала кровоточить.

– Тут лекарь нужен, – чуть слышно констатировал Ромул.

– Оставайся с ним. Погнали, нужно найти того, кто хоть что-то понимает в медицине, – мгновенно среагировал Мартин.

– И где мы найдем лекаря?

– Не паникуй, Понтий. Он крепкий, выкарабкается. Так, Мартин, ты иди на поле: на нем много раненых, и, скорее всего, все врачи там. Понтий, принеси воды, чистой. А я разведу огонь, чтобы прижечь рану.

Неожиданно потянуло неприятным запахом серы, по коже друзей прошел странный холодок, и они услышали, как знакомый, спокойно-могильный голос произнес:

– Не нужно ничего. Оставьте меня с ним наедине.

– Велиал? – изумился Понтий, увидев лекаря Марка.



Алексей Поворов

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: