Империя (книга 2)

Размер шрифта: - +

Глава 27 ПАДЕНИЕ ЛАМБЕСИСА

Вернувшись из Египта в Антиохию, Германик узнал о том, что Гней Пизон, любимчик Тиберия, отменил все его распоряжения по Сирии. Мало того, что его, так сказать, с почестями выдворили из Рима, так теперь и вообще ни во что не ставят. А ведь он усмирил рейнские легионы, разбил Арминия, мог даже посягнуть на власть, но не сделал этого, да и то лишь потому, что послушал Марка. А теперь, когда ему самому нужна помощь, все отвернулись от него. Даже Пизон, который и ногтя его не стоил, осмелился прекословить ему и игнорировать его приказы. Германик перевел взгляд на Кассия, который стоял перед ним в пыльной дорожной одежде.

– Ты понимаешь, сколько голов полетит из-за того, о чем ты сейчас мне рассказал? Если, конечно, это правда. Клементий не раз писал мне доносы на Луция, но он так и не смог представить ни одного подтверждающего документа. А теперь ты говоришь, что Луций Корнелий, генерал Черного легиона, – сын центуриона Корнелия Августа, которого обвинили сначала в предательстве, а потом в многолетнем отлынивании от уплаты государственных податей? Получается, Луций бежал в армию, чтобы его не сослали в каменоломни, как его папашу? А все его офицеры, выходит, – такие же, как и он, государственные преступники? Ты точно ничего не путаешь?

– Нет. Все так и есть.

– Откуда такие сведения, Кассий? Ты думаешь, мне достаточно твоих слов?

– У меня есть бумаги, – Кассий протянул Германику свернутые в трубочку свитки.

– Откуда это? – читая документы и меняясь в лице, снова спросил Германик.

– Мне передал их один человек, сказал, что это будет вам интересно. Я был тогда в отпуске и отдыхал в трактире, там он и подсел ко мне. Он сказал, что вы сможете остановить большое зло, если примете правильное решение. А еще он сказал, что одной жизнью можно пожертвовать ради спасения человечества. Я сразу бросился в путь.

– Что за человек? – не отрываясь от бумаг, поинтересовался Германик.

– Не знаю, я видел его впервые. Он просто отдал мне документы, и все. С виду обычный римлянин. Волосы вот только у него были странные, разного цвета: половина седых, половина черных.

– Человек с разными волосами… Просто отдал такие документы и ничего не попросил взамен?

– Вообще-то он попросил воды. Я пошел за ней, а когда вернулся, его уже не было. Я прочел бумаги и понял, что медлить нельзя.

– Ты говорил о них кому-нибудь еще?

– Я отписал Клементию и сразу отправился сюда, к вам в Антиохию. Клементий, наверное, уже получил мое послание. Наш легион стоит лагерем в Германии…

– Я знаю, где стоит ваш легион. Клементий был назначен его командиром вместо меня, – перебил его Германик. В его голове моментально пронеслась идея о возвращении былого могущества.

Ему тридцать четыре года, всего тридцать четыре, а Тиберий уже обрубил ему крылья. Пора прекратить слушать других и начать самому вершить свою судьбу. Если бы не Марк, он бы давно уже взял власть в свои руки. А теперь Марк – советник Цезаря, а его, Германика, отправили в изгнание – никак иначе это назвать нельзя. За показательным триумфом последовал пинок под зад, вот и все, чего он заслужил, вот и вся благодарность ему от Цезаря и хитреца Марка. Но с этими бумагами можно выставить дядюшку перед сенатом в наихудшем свете. Это надо же: Цезарь назначает на должность генерала сына предателя и государственного преступника! Нужно только все хорошенько продумать, чтобы Тиберий больше не смог вставлять ему палки в колеса, а затем самому взойти на престол. Благодаря сторонникам, которые часто приезжали к нему из Рима, Германик всегда был хорошо осведомлен о том, что делается в столице. До этого момента он еще боялся рисковать, открыто выступив против своего дяди Тиберия. Но после того как Пизон нагло пренебрег его решениями, а Кассий раздобыл такой компромат, сомнений у него не осталось. Действовать нужно было немедленно, пока его не убрали совсем. Армия еще помнит его заслуги. Его верные легионы стоят в Германии, им только нужно дать знать, и они с радостью поддержат его. А Клементий наверняка обижен, что не его поставили во главе Черного легиона. К тому же пропавшие сенаторы – дело рук Луция, тут все очевидно, тем более что именно он их и видел последним. Германика озарило: «Марк, сукин сын! Вот кто стоит за всем этим! Всегда незаметный, он втихаря убедил всех поставить этого дикого мальчишку во главе гвардейцев. Но для чего? Конечно, это все он, ведь Тиберий уже ни одного решения не принимает без его напутственного слова. Хитрый лис! И правильно: зачем быть у власти, когда можно править, манипулируя другими?».

– Послушай, Кассий, твой командир Клементий все еще предан Риму?

– Конечно!

– Прекрасно. Никому не говори, что ты был у меня. И об этих бумагах тоже ни слова! Отправляйся как можно скорее к Клементию и сообщи ему о том, что я скоро прибуду: пускай соберет командиров легионов у себя, но не сообщает им, с какой целью. Или нет: пускай устроит пир – так будет лучше. Мне нужна возможность поговорить с ними.

Кассий кивнул и удалился, а Германик еще раз перечитал бумаги, подошел к серебряному сундучку, спрятал их внутрь, закрыл на замок, ключ повесил на шею, а когда повернулся, вздрогнул от неожиданности: перед ним стоял Марк.

– Марк? Как ты…

– Давай присядем. Я думаю, нам стоит кое-что обсудить.

– Обсудить? Да как ты здесь очутился? – Германик растерянно нащупал в рукаве кинжал.

– Ты же вспоминал только что обо мне, не так ли? – глаза Марка на мгновение заволокло черной пеленой, отчего Германик отшатнулся в ужасе от собеседника.

– Ты не Марк!

– Правда? Люди, вы ни в чем не разбираетесь, но думаете, что управляете миром. Вы – рабы своих желаний. Как и все остальные, ты смотрел на меня в упор, но не замечал моей сущности. Точнее сказать, не хотел замечать, поскольку я давал тебе то, о чем ты мечтал. Ведь когда желания сбываются, человек мало что замечает вокруг. Убери руку с кинжала. Поверь, меня нельзя убить.



Алексей Поворов

Отредактировано: 08.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: