Империя песков. Книга 1. Ученик бури

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Карающий бессильно опустил руки, и мятая ткань осела к его ногам бесформенной черной грудой. Тихий шелест показался мне оглушительным, будто пространство сжалось до размеров крошечного аквариума, чьи стеклянные стенки эхом отражали самый незначительный звук.  

Я замерла, ожидая от учителя минимум — новую колкость, максимум — хороший подзатыльник, но он остался безмолвным и неподвижным. Только кулаки, сжатые до хруста, говорили о том, как он "рад" меня видеть.  

На белом лице с заостренными скулами поселилось непередаваемое выражение досады, и я поняла, что он не собирается меня убивать.  

— Если сделаешь так ещё раз, руку придется вправлять повторно. Терпеть не могу, когда мою работу не ценят. — Заявил он наконец, намекая на неудачную попытку бегства, — Теперь можешь рассказать, как вам в голову пришла идея нарушить мои указания и направиться сюда...  

Готова поспорить, айсберг, потопивший Титаник, был теплее его голоса. Да он и сам смотрелся как ледяная фигура, безупречная даже среди этой помпезной обстановки. Я подумала, что имя ему все-таки чертовски подходит. Кайрин, Кай... Заколдованный снежной королевой. Колючее как иней, способное уместиться в короткий выдох.  

— Формально запрет на прогулки я не получала... — Напряженно вставила свои пять копеек, но наткнувшись на угрюмый взгляд, решила, что препираться все-таки не стоит. — Так ты нас видел?  

Он ведь прав... Руку в действительности было жалко, и я поняла, что выставила себя полной дурой, поддавшись на провокацию. Желание бежать отпало, осталось только легкое смятение, непонимание и интерес. Пришлось выпрямиться, и гордо вздернув подбородок, сделать вид, что ничего не произошло. 

— Какой с тебя прок, Бес, если ты не знаешь, что это единственная комната с потайным обзором на общий зал? Вы разыграли отличный спектакль, профессионально привлекли к себе всеобщее внимание. — Он отвернулся, потирая виски, будто ситуация вызвала у него сильнейший приступ мигрени, — Ты прекрасно отыгрывала роль испуганной пташки, прижимаясь к Сиду. Наверное, хорошо повеселилась, но я не могу сказать спасибо за сорванные планы.  

Карающий хлестал словами, не хуже всяких пощечин. Я вспыхнула, но не от стыда, а от злости. Мой безрассудный поступок, по крайней мере, был продиктован благими намерениями!  

— Мне бы не пришлось лезть в твои планы, если бы ты счел нужным в них посвящать, — он не желал на меня смотреть, так что слова врезались в обтянутую формой спину. — По-твоему, когда Сид сказал, что здесь произошло убийство, и ты отправился во всем разбираться, я должна была спокойно принять это к сведению и продолжить сидеть на месте как послушная собака?! Может он прав, и я действительно только и делаю, что прячусь? Ты обещал, что твоё отношение ко мне не изменится после того, как узнал правду, и солгал! Думаешь, моих никчемных женских мозгов не хватит на то, чтобы тебя понять?! Что дальше, заставишь вышивкой заниматься?  

Я с шумом втянула в легкие воздух, и, когда выдохнула, теплое дыхание вырвалось изо рта облаком молочного пара. Черт... Карающий медленно развернулся, схватив меня за отворот рубашки.  

— Ах, Сид... Значит с него и буду спрашивать. Ведь ты и правда спесивая избалованная девка, если не можешь набраться терпения и сделать, что тебе велено. Возомнила себя незаменимой? Думаешь, я в тебе нуждаюсь? Пока ты не научилась контролировать дар, от тебя столько же пользы, — он притянул меня так близко, что я кожей почувствовала его хриплый шёпот, — как и от этих шлюх за стеной, которых ты презираешь. 

 

Я вцепилась в его руку, и не будь на мне перчаток, наверняка бы разодрала кожу до крови. Желание впиться в его холеное лицо ногтями вспыхнуло алым, будто перед глазами взорвался салют.  

— Отпусти меня. — Прошипела, не узнавая собственный голос.  

Ярость затмевала разум, кипела. Наверное, это была и его ярость тоже. Он забыл сдержать свои эмоции, и они ринулись ко мне, как сорвавшиеся с цепи псы, одержимые единственным желанием — растерзать. Их острые зубы погрузились в самое сердце, заражая бешенством.  

— После того, как ты пообещаешь выполнять все мои приказы, — процедил Кайрин, сильнее сжав пальцы. 

Я почувствовала, как ткань на шее натягивается, почти трещит. Он был выше, и мне пришлось встать на цыпочки, чтобы ослабить давление.  

— Я тебе не собака...  

— Но, если скажу, будешь лаять.  

Вывернувшись, я попыталась его ударить и сама поразилась удаче. Хоть и слабо, но я двинула ему локтем в грудь, сразу отскочив на пару шагов подальше. Ваза с белоснежными цветами, оставленная кем-то на миниатюрном столике, с грохотом полетела на пол, задетая неосторожным движением. Керамические осколки разлетелись по комнате вместе с мелкими лепестками, вода начала капать со столешницы, впитываясь в короткий ворс ковра. Учитывая температуру, резко ушедшую в минус, скоро здесь все обрастет сосульками.  

Кайрин смотрел на меня пораженно, удар стал для него неожиданностью, хотя и не нанес никакого урона. Он выпрямился и раздраженно повел плечами.  

Я не могла отдышаться. 

— Иршад джан, откройте пожалуйста, это я виновата! Я не знала, что он там! — Воскликнул кто-то за дверью, заставив нас обоих отвлечься.  



Вероника Стальная

Отредактировано: 05.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться