Империя песков. Книга 3. Жертвуй свободой

Глава 0.

Джинн скользил взглядом по лицам советников. В золотой роскоши дворца, многие из них выглядели незначительно, если не сказать ничтожно. Изуродованные брезгливыми гримасами неприязни, они обратились к нему и застыли подобно оплывшему со свечи воску. 

Впрочем, на этот раз Джинн делил презрение вместе с хозяином. Принца в свете не жаловали, и его появление было встречено напряженным, липким как слизь, молчанием.  Лишь император смотрел на своего сына с должным для его положения достоинством.  

Мужчина сидел в кресле, расположенном на небольшом возвышении в центре зала, но не это делало его на ступень выше всех присутствующих. Ни сверкающий драгоценными камнями венец, ни расшитый золотой нитью наряд, не смогли бы затмить стать и силу, которой он обладал.  

Джинн знал, что император болен, об этом полушепотом судачили даже рабы, гнившие в камерах у Гафура, но не думал, что он окажется таким... Подавляющим. Парочка советников, сидевших ближе к выходу, выглядели более дряхлыми и немощными чем правитель.  

— Я выбираю его! — Звонко отозвалась девушка, стоявшая подле Его величества. 

Лис вздрогнул, будто на миг растерялся, но быстро выпрямился и бесстрашно посмотрел на отца.  

Наследник первым пришел в себя. Его Джинн сразу узнал — они с Лисом были на одно лицо, если не считать того, что Дисмаль казался более резким. Над их лицами словно работал один скульптор, решивший повторно воспроизвести своё творение. Старший грубоват и несовершенен, а младший мягок, гармоничен, и почти лишен изъянов своего близнеца. 

— По какому праву? 

Как по цепочке, вслед за наследником потянулись и другие.  

— Немыслимо.  

— Какая наглость! — Несмело возмутился один старичок. 

Император поднял руку, призывая к молчанию, но вопрос остался тем же.  

— Говори.  

— Наглость? — Лис надменно обратился к советнику, — Позвольте, вы хотите оспорить право рода или право силы? Моя мать достойная женщина, не наложница, не рабыня, хотя и для их отпрысков делают исключения. Ваше величество, брат, я участвовал в Рахнамаре, по древним обычаям это даёт право требовать награду. Мне не нужны те девки, которые бегали по дворцу в качестве добычи. Неужели все забыли, что ночь, славящая нашего Бога, не всегда выглядела как игра? Я бросил вызов одаренным, я не скрывался, остался жив, и даже более того, цел и невредим!  

— Полагаю, это не твои заслуги, Лис, — наследник скривил губы, — может в таком случае в совет стоит принять твоего раба?  

По залу прокатилась волна нестройных смешков. Джинн бросил взгляд на императора, а тот в свою очередь отвлекся на кого-то слева от себя. Возможно, на девушку. Её последние слова потонули в возмущениях, и теперь она стояла, сцепив руки в замок, будто хотела защититься от присутствующих.  

— Какая разница какими способами я этого добился? Он — моя собственность, инструмент. Моя собственность бывает полезной, не правда ли? Ведь именно с её помощью прошла облава, в результате которой были пойманы заговорщики? Места в совете ведь распределяются не только по силе дара. Я достаточно сделал для страны. 

— Ты прав, Лис, — наконец произнес император, — можешь остаться, твои заслуги достойны уважения, и есть лишь одна вещь, которой тебе не достает. Ответственность. Что ж, Её высочество принцесса Эллиаль, пожелала видеть тебя своим спутником на время торжеств, я не буду брать свои слова обратно и отказывать ей. Надеюсь, за это время ты не будешь отвлекаться на посещение увеселительных домов, и докажешь мне, что я принял это решение не зря. А сейчас отправь своего раба прочь. Принцесса, вы довольны?

— Да, Ваше величество, — пролепетала девушка.  

— Иди, — бросил Лис, — жди за дверью. 

Джинн кивнул, хотя уходить ему совершенно не хотелось. Несмотря на то, что наследник сидел достаточно далеко, Джинн мог поклясться — по помещению эхом разносится скрежет его зубов. Может, недоволен был не он один и теперь все присутствующие сжимали челюсти в унисон? Его хозяину было плевать. Да и какая Джинну разница, что думал о ситуации принц? Уходить он не желал по другой причине. Когда ещё выдастся возможность увидеть всех подозреваемых в одном месте.  

Джинн не знал, как выглядит ублюдок, который его допрашивал, но он занимал высокую должность и наверняка был среди этого сборища. На Лиса Джинн решил не полагаться. Сказками в духе: “Скажу, когда придет время”, принц мог кормить своих внуков, когда они у него появятся, но не его.  

Жаль, что память подводила. Он помнил повадки своего “палача”, наслаждение, которое урод получал от процесса... и все. Нечто, сотканное из звона в ушах, собственного гортанного смеха и размытого кровавого образа. Но он знал имя... Он знал имя и звание. Проклятый, мать его, Карающий.  

— Эллиаль, Вам тоже пора. Вам выделить сопровождение? — Устало поинтересовался император.  

— Спасибо, Ваше величество, но у меня ещё остались люди! 

Голос принцессы дрогнул, она обернулась, посмотрев на скучающего парня, которого Джинн раньше не заметил из-за её фигуры, и бросилась к выходу, получив от него в ответ легкую улыбку. Посол. Во всяком случае выглядел он как иностранец и был похож на принцессу, которая за платком не могла скрыть свою светлую кожу и глаза.  



Вероника Стальная

Отредактировано: 27.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться