Империя. Возрождение

Размер шрифта: - +

Глава1. Скука или как все начиналось

Скука, скука, скука... Болеть, наверное, и того интереснее. А тут! Одно и то же целыми днями. Хоть бы что-то изменилось!
- Мираялина, сядь ровно! - шипит мама.
Ну вот, опять! Я воткнула иголку в ткань. С моего вступления в совершенные лета три года назад, в пятнадцать, я постоянно присутствовала на всевозможных мероприятиях государственной важности. 
Не хочу! Еще один стежок. Мне и так удобно лежать! Но все же пытаюсь перетечь в более-менее подобающее принцессе положение - с императрицей не поспоришь.
- Принц Лекасий! Каково ваше мнение по данному вопросу?
Это папа-император спросил у моего старшего братца. Сейчас братец, как и всегда, посмотрит на меня, я - на нашу маму, та кивнет мне, я кивну братцу, а он скажет отцу: "Полностью согласен, Ваше Светлейшество". 
Ну, вот - я опять права. Мы всегда все решения принимаем сообща. Именно в этом наша сила. Хм... Звучит слишком пафосно. Лучше, "в этом наше могущество". Да, так, определенно, лучше. 
Так о чем это я? Ах, да! Решения! У нас всегда учитывается мнение всех членов семьи, особенно, мамы. И если кто-то один против,  то мы устраиваем семейный совет и обсуждаем причины отказа. И стараемся внести такие изменения и правки, чтобы каждый был доволен. Странная традиция нашей семьи, но так уж повелось, что все члены семьи присутствуют на всех императорских заседаниях – женщины сидят в неприметном углу на мягких диванах и вышивали, читали или рисовали, а мужчины – на тронном возвышении вместе с императором.
Еще один неоконченный законопроект. Конечно, на доработку - как же иначе. 
О, Сверкающий! Пусть это поскорее закончится! Сил моих больше нет! Пусть хоть что-то изменится!
Открывается дверь и в зал торопливо входит наш Начальник над культурой. Звучит смешно, но что поделаешь, императорский указ – закон. Итак, вот он идет...конечно, Начальник, а не император... Подходит к папуле и что-то ему шепчет. Кстати, а почему это он не сидит вместе со всеми Начальниками перед папой?
Чего это папочка так покраснел? Видать, злится. Но на кого? Эх, жаль я сижу так далеко! 
- Я его приму позднее, - нервно произносит наш император.
- Но он требует немедленной аудиенции, - прячет глаза Начальник.
Папуля медленно багровеет. Надо что-то сделать, пока ему плохо не стало.
- Начальник над культурой, пускай этот человек войдет, мы примем его, - приказываю я.
Братец побледнел, мама выронила книгу и открыла рот, а папочка вскочил с трона. Ой, платье недошитое! И кто меня за язык тянул? 
В залу вошел мужчина. Высокий, выше моего братца, широкоплечий, черные слегка вьющиеся волосы до плеч собраны в низкий хвост на затылке. Дорогой расшитый камзол сидит идеально, рубашка в вырезе жилета сияет белизной, высокие сапоги начищены до зеркального блеска. 
А какая походка! Вот это осанка, вот это грация! Ни малейшего лишнего движения! Ах! Мечта всех женщин! Ну, может, не всех. Но моя мечта точно! И кто же этот бог?
Так! А ведь верно - кто он? И чем я тут занимаюсь?! Мечтаю я, видите ли. А ну, Мирая, соберись! Надо выяснить, кто это. И немедленно.
- Ваше Светлейшество, - вошедший склонил голову.
Все, теперь я точно сегодня не усну - какой голос! Нигде такого не слышала никогда... Интересно, а какого цвета у него глаза? Да что ж это такое?! Хватит из себя строить дурочку слабоумную! Так, надо сделать умное лицо и сесть ровнее. А то стыдно. Принцесса я, как-никак. 
А папуля знает кто это такой. Знает и недоволен его появлением здесь.
- Ваше Светлейшество, - незнакомец (похоже, только я одна не в курсе его личности) грациозно склоняется перед папой. - Позвольте мне выразить вам искреннюю благодарность и признательность за то, что смогли уделить мне несколько минут своего драгоценного времени.
Да, в придворном этикете так написано: "Чем больше пафоса и эпитетов, тем лучше". Ладно, шучу. На самом деле это негласное правило. Вернемся к событиям.
Наш папа царственно кивает, разрешая тем самым продолжать свою речь пока, увы, безымянному красавцу.
- Я хотел бы с вами обсудить поставки аклибрита.
Опаньки! Зря ты, красавчик, поднял эту тему. Ох, зря! Сейчас тебя казнят прямо здесь, да еще и Его Светлейшество император Карелании не погнушается совершить вышеназванное действие собственноручно. А мне, между прочим, будет жалко, что такая красота пропадет. Эх, влезла раз, влезай и другой, говорил какой-то там пра-пра. Воспользуюсь его советом и пойду спасать этого бестолкового.
- ВашеСветлейшество, могу я к Вам обратиться? - спрашиваю у трясущегося от ярости папочки, подойдя к нему.
К слову сказать, от ярости папуля трясется, поскольку аклибрит - наш секретный ресурс, который мы держим, понятное дело, в строжайшем секрете. Даже не все наши Начальники знают о нем. И еще, аклибрит нам поставляет кронайлер Риолан Ланский. Ну-ка постойте...
- А вы, случайно, не кронайлер Ланский? - спрашиваю незнакомца.
- Случайно? Нет, - фух, отлегло от сердца, а то мы тому должны просто огромную сумму денег за этот самый аклибрит.
- Да как... - мамуля строго смотрит на папулю, и тот тут же умолкает.
- Специально - да! - расплывается в улыбке красавец, и мои ноги подгибаются сами собой с той же скоростью, с которой медленно ширится его улыбка.
Держите меня всемером! А лучше, вдесятером - платье тяжелое, все-таки. Ну, так кто-нибудь будет спасать свою принцессу от позорного усаживания на пол одним взглядом? 
- Ваше Возвышенство, что с вами? - айлерЛанский успел раньше всех меня подхватить.
И взгляд такой самодовольный, мол, вижу, что поняла. Отпусти меня, рожа ухмыляющаяся! Конечно, я это не сказала вслух, так как принцессы не ругаются.
- Спасибо, со мной все впорядке, - пытаюсь я вывернуться из жестких объятий.
Не получается. Предпринимаю еще одну попытку.
- Кронайлер, я себя хорошо чувствую, - отпустил.
Вернусь-ка я обратно на диванчик, к маме, а то руки тут всякие распускают. Вот, рядом с мамой хорошо, спокойно. Теперь можно подумать. 
Папуля обреченно кивает и идет с Ланским в кабинет. М-да... Вот мы и попали. Загадала я желание. Говорили же мне, чтобы сначала подумала хорошо несколько раз, взвесила все "за" и "против", поразмышляла о последствиях, придумала несколько вариантов отступления. А теперь вот, на тебе! Ничего, выберемся. Ну, я надеюсь, что выберемся. Эх, поесть что ли, пока папули нет.
 Наконец, папа вышел из комнаты. Светлейший! Какой он бледный и подавленный! А кронайлер прямо светится от удовольствия! Да я тебя по стенке размажу за папочку! Нет, я лучше тебя прикопаю по-тихому под тем дурацким колючим кустом, который все никак не выкопают - может, он хоть сам завянет от такого соседства.
  Но я продолжаю сидеть - вот она выдержка и этикет. Надо будет у папули выяснить, что ему такого наговорил Ланский. Ура, он уходит все же, а то я думала, он у нас останется тут жить. Ладно, шучу.
  После его ухода папа отпустил Совет и позвал нас в кабинет.
  
***
  
  Отец зашел последним и плотно закрыл двери. Мы с братом и мамой уже сидели перед столом и думали, что здесь могло произойти несколько минут назад. Ну, я-то уж точно думала об этом.
  Итак, что мы имеем: большой долг (выяснить, насколько большой), вполне приличную казну (тоже узнать, насколько приличную) и пока с неизвестными условиями некий договор или договоренность. Тут уж кому как нравится. Мне, лично, больше нравится считать это законным договором, так как, думая об устном соглашении как о договоре, заключенном в соответствии с законами, можно "обойти" его по тем же самым законам. Не слишком честно, но иногда веселей надуть, как говаривал один из моих предков. Попробуем разобраться.
  Но не успела я сообщить об этом своем намерении папуле, как тот заговорил.
  - У нас дилемма.
  - Это мы понимаем и по твоему радостному виду, - съязвила мамуля. - Ты давай, не пруди запруду, а рассказывай.
  Да, мама у нас только на публике такая тихая и спокойная.
  - Особо рассказывать нечего, - вздохнул папа. - Нам надо выплатить весь долг за месяц.
  - Это не сложно, успеем, - выдохнула мама.
  - Папа, я ошибаюсь, или есть какое-то дополнительное условие?
  Да, я догадливая и не надо на меня так укоризненно смотреть. Не надо было брать на все подписания соглашений в качестве отвлекающего маневра - отвлекать-то я отвлекала, но и слушать не забывала.
  - Есть - аклибрит в это время не будет поставляться.
  - Но это же один из трех источников нашего дохода! - я не верила своим ушам.
  Хотя, с точки зрения закона, все верно - не заплатили за прошлую партию, значит, новая не поступит, пока не оплатите предыдущую. Я бы поступила так же. Но что-то здесь определенно не так.
  - Папа, а сколько у нас денег? - задаю наводящий вопрос.
  - Около полутора миллионов гроссов.
  Так, если отменить все приемы, балы, пикники и прочие увеселения и недоплатить рабочим, но не вычитать из нее налог, то мы сможем расплатиться. А теперь самый главный вопрос.
  - Папа, а какую сумму мы должны герцогу?
  Папа воровато посмотрел на маму, потом на меня с братом, и виновато опустил глаза.
  - Почти семь миллионов гроссов.
  Воцарилась мертвая тишина. Мы с ужасом смотрели на императора.
  - Если быть точным, семь миллионов двести три, - еле слышно прошептал отец.
  - Что? Как такое может быть? - первой в себя пришла мамуля. - Ты же мне говорил, что там всего несколько тысяч?
- Дорогая, но это было месяц назад, - папуля попытался оправдаться.
- Но папа, как такое могло произойти? - не понимаю я. - Мы, ведь, продавали аклибрит по хорошей цене и продали его в большом количестве.
  - Мирая, мы продавали его за цену ниже той, за которую мы приобретаем этот чертоваклибрит у Ланского. Поэтому и получилось такое количество.
  - Но почему же ты не прекратил продажу и покупку? Почему продавал аклибрит по заниженной цене?
  - Я думал, если одна страна начнет покупать аклибрит в таком количестве, то остальные тоже захотят его приобрести. Но я просчитался.
  М-да... Что тут скажешь. Что же делать?
  - Папа, - спрашиваю императора. - А что, если мы увеличим объем поставляемых на внешний рынок барила и сиксина?
  Барил и сиксин - это наши два других "кормильца", так как без первого обработка аклибрита очень и очень затруднительна, почти невозможна, а без второго аклибритовое оружие недолговечно.
  - Не поможет, я думал об этом. Их не будут покупать больше, чем нужно, а если мы поднимем цену, то не будут покупать вообще.
  - Тогда надо увеличить цены, насколько это возможно, и начать производить больше...
  И тут я застряла. Не в прямом, конечно, смысле.
  - В чем сейчас нуждается внешний рынок? - вслух мне легче думается. - Железо? Нет. Алмазы? Тоже нет. Дерево? Сталь? Мясо? Ткани? Что мы можем предложить в увеличенном объеме?
  Отчаяние медленно и неумолимо приближалось ко мне. Что же? Что? Что? Что?! 



Елизавета Романова

Отредактировано: 13.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться