Империя. Возрождение

Размер шрифта: - +

Глава 3. О недостатках импровизаций

План. Мне нужен план. План, план, план!
- Ваше Возвышенство! - воскликнула одна из фрейлин, смотря с ужасом на мои руки.
Я опустила глаза. Вот зараза! А все Ланский виноват! По руке стекала струйка крови, а половина вышивки была уже испачкана. Ненавижу вышивать! 
- Ничего страшного, - я улыбнулась ийлерам и обернула кисть платком.
- Ваше Возвышенство, может, все же стоит...
- Я сказала, все в порядке, - надо остановить дам как можно быстрее, иначе потом все их беспокойства по поводу царапины перейдут в стенания по поводу моей возможной скорой смерти в результате заражения.
По-хорошему, мне уже надо бы готовиться к предстоящему балу, но я же принцесса - хочу готовлюсь, хочу нет. Тем более, что от меня потребуется лишь стоять, пока фрейлины будут одевать меня, а затем сидеть, чтобы мне сделали из волос очередной ужас в виде одной из замковых башен.
Кого я обманываю? Я просто не хочу идти на этот бал. Нет, я люблю балы, пикники, прогулки и тому подобное, но именно на это мероприятие совсем не хочется. Может, это из-за того, что я устала, а может и от того, что там будет этот противный Ланский. Хм, пожалуй, второй вариант ближе к истине. Чтож...
- Ийлеры, давайте начнем готовиться к вечеру, - я встаю.
Все, эм, особы женского пола от восемнадцати до сорока в количестве близком к двум дюжинам (надо же  кому-то блюсти мою драгоценную честь, если я этим сама особо не озабочена - а зачем,  есть же фрейлины для этого) побросали рукоделие и поспешили в мою гардеробную. Дело в том, что они не имеют права идти переодеваться, если я не готова, вот и ломанулись все, без исключения, выбирать, во что Наше Возвышенство упаковать. Я не возражала, они лучше меня знают, что и где лежит, висит и стоит. 
Спустя пару минут светящиеся от радости, что смогли найти платье так быстро, леди вынесли мне ЭТО. 
- Я это не надену! - я начала отступать к двери, но за спиной каким-то образом оказалась ийлера Карина одна из самых старших и...объемных фрейлин. 
- Ваше Возвышенство, - строго сказала она, когда я уперлась в ее… в общем, уперлась. – Этот наряд как нельзя лучше подчеркивает вашу красоту и значимость вашей семьи.
Это мне сейчас намекают, что любым способом оденут на меня это?
-  Ийлера Карина, я же сказала, что… - но договорить мне не дали.
- ВашеВозвышенство, уверена, Ее Светлейшество одобрят наш выбор, - отрезала та и, махнув рукой фрейлинам в сторону гардеробной, начала оттеснять меня туда же.
Да это произвол! Из…Измена! Ну ладно, с изменой я погорячилась. Но рассказать кому, что фрейлины командуют дочерью императора, посмеются и поблагодарят за хорошую шутку.
- Ийлера Карина, а может, я надену то платье, в котором была на прошлогоднем весеннем балу? – попробовала я в последний раз отвертеться и умоляюще посмотрела на женщину.
Отказать мне было невозможно. По крайней мере, раньше всегда работало. Но эта… нехорошая фрейлина таки отрицательно покачала головой и указала на комнату, из дверей которой уже нетерпеливо выглядывали остальные дамы.
Пришлось идти к ним и стоять в ожидании, пока застегнут все крючочки и пуговки, завяжут все шнурочки и ленточки.
По окончании процесса я посмотрела в зеркало. Вынуждена согласиться, платье мне очень к лицу – бордовый цвет придает золотым с рыжим отливом волосам огненный оттенок, а коже - молочный, оголенные плечи подчеркивают длину и тонкость шеи, рукава «фонарики» длиной до запястий, перехваченные в трех местах лентами, создают эффект хрупкости. Несмотря на то, что у нашей династии всего два цвета – золотой и ярко-синий, при шитье моего платья были использованы лишь бордовый и золотой. Да и то, золотой была лишь нижняя юбка, с вышитыми золотыми лилиями на длинных стеблях с сердцевинами из рубинов, выглядывающая в разрезе верхней, бордовой с красными листьями, и нижний корсет, часть которого была видна в треугольном вырезе от талии до плеч верхнего корсета. Дополнял это одеяние тяжелый, с золотыми заклепками на равном расстоянии бардовый пояс до пола с кистью на конце.
Все было бы хорошо, если бы не одно «но» - в этом орудии пыток можно только стоять, ибо сесть не позволяла огромная юбка, а танцевать без риска наступить на подол и переломать ноги просто невозможно. Ах, да! Забыла еще одну незабываемую особенность наряда – в нем не представлялось возможным сделать хотя бы один полноценный вдох, что тоже мешало приятному времяпрепровождению на балах.
Но так как в обмороки я никогда не падала и падать не собираюсь, попробуем чуть ослабить шнуровку, пока фрейлины не видят, и будем надеяться, что я не буду похожа на умирающую лошадь, только что преодолевшую галопом расстояние от южной границы до северной и обратно.
Как ни странно, прическа была более чем красивая. Потому что мои мучительницы отправились переодеваться и оставили сию часть моего туалета на моих служанок. А эти две девушки неукоснительно следовали правилу: «Либо платье, либо прическа» и ограничились объемными кудрями, уложенными в объемный пучок, обвитый косой.
Так как выглядеть я должна подобающе своему положению, пришлось надевать династические украшения старшей принцессы. А именно: золотую шестизубцевую диадему с рубинами, тяжелое колье и крупные серьги из того же гарнитура.
Оглядев себя напоследок в зеркале и подняв подбородок повыше, я вышла из комнаты к поджидавшим меня фрейлинам. Вместе мы направились вниз, к бальному залу, где у дверей уже стояли Лекасий и мама. Одеты они были во все синее и золотое, но династические лилии присутствовали лишь у брата, на его рубашке. У мамы же узор в виде тех же листьев, что и у меня, только золотых и синих, украшал сине-золотую широкую юбку платья. Украшения у обоих были с сапфирами и жемчугом – у Лекасия широкая цепь на плечах, у императрицы серебряная высокая изящная корона, ожерелье в два ряда и пояс до пола.
На фоне мамы и брата я смотрелась странно. Надо будет все-таки уточнить у нее, почему она выбрала для моего официального платья именно эти цвета. Впрочем, я сильно отличалась от отца и матери и цветом волос, глаз, чертами лица. В отличие от брата, кареглазого блондина, очень похожего на маму, я неизвестно от кого унаследовала рыжие волосы, фиолетовые миндалевидные глаза, брови вразлет и маленький носик. И если хоть сколько-нибудь рыжеватые волосы были найдены у троюродной бабушки по материнской линии моего прадеда по маминой линии, то такого цвета глаз не было ни у кого. Вообще. Во всей империи. Ну а фигура – более тонким сложением при всем дворе могла похвастать разве только швабра. Хорошо, что с чистотой крови вопросов не было благодаря какому-то там ритуалу, а то был бы скандал.
Но что-то я отвлеклась, надо с Лекасием и мамой обсудить, что надо сделать, чтобы раздобыть чертежи. Только когда это сделать, если вокруг уже успели столпиться все  Начальники из Совета. 
- Лекасий, мне надо срочно с тобой поговорить, - почти шепотом попробовала я привлечь внимание брата, который в это время обсуждал что-то с Начальником над мастерами. 
Но, видимо, меня не услышали или умело проигнорировали. К маме сейчас бесполезно обращаться – между нами стоят четыре Начальника, а в этом платье мне безопаснее просто стоять. 
- Кхм, Ваше Возвышенство, - уже немного громче позвала я Лекасия и для большего эффекта потянула его за рукав.
- Мирая, не сейчас, - не оборачиваясь, ответил брат.
Вот ведь…западня! И что мне теперь делать? Ладно, бал длинный – найду время подойти к императрице. 
Тут двери в зал отворились, открыв нам картину из склонившихся в поклоне гостей. Мама первая двинулась вперед, за ней направилась я под руку с братом, замыкали процессию Начальники. 
Как же я не люблю такие моменты, когда ты идешь через весь зал к возвышению с тронами мимо придворных, одетых настолько пестро, что в глазах рябит. И не допусти Светлейший тебе сделать что-то не так: моргнуть не в такт, держать голову не под «идеальным» углом, немного отвести взгляд, и все – завтра же вся Империя будут тебя обсуждать. И как это у них получается все это разглядеть, если они смотрят в пол? 
Может показаться, что я слишком преувеличиваю, но это действительно так. У нас самые ужасные правила. Хотя откуда мне знать, я же не была за пределами Империи. Но сомневаюсь, что в других странах этикет сильно отличается от нашего.
Еще и эта мертвая тишина, нарушаемая лишь приглушенным стуком каблуков идущих, в которой вдруг явственно прозвучал смешок. Я инстинктивно повернула голову, пытаясь определить, кто посмел себе эту вольность. Теперь я стану пищей для сплетников недели на две. 
- Мирая, смотри вперед! – сквозь зубы одернул брат.
Но именно в этот момент я встретилась взглядом с кронайлером Ланским. Он усмехнулся, сверкнув своими зелеными глазами. 
- Мирая! – Лекасий сжал мою руку.
- Лекасий, этот Ланский меня раздражает! – прошипела я.
- Сестренка, ты должна быть выше этого, - прошептал в ответ брат.
Мы поднялись по ступенькам к императорским тронам. Придворные разогнулись.
- Дорогие гости! – императрица вышла вперед. – С большим сожалением вынуждена сообщить вам о внезапной болезни нашего Светлейшего Императора.
По залу прокатился шепот.
- Но, - мама подняла руку, успокаивая зал. – Скоро наш Император поправится, а пока он просил не беспокоиться о его здоровье и пожелал всем вам хорошо провести время на этом балу по случаю приезда гостей из Аланса. Объявляю бал открытым!
Мама с Лекасием вышли на середину зала, заиграл нестон – танец королей. По правилам, начинал танец император со своей супругой. Они величественно вышагивали по периметру зала, изредка меняя направление движения и демонстрируя подданным свои наряды и драгоценности. Затем, после первой части нестона, присоединялись остальные отпрыски короны, и начиналась немногим более подвижная часть танца.  Честно говоря, нестон мне никогда не нравился, слишком он неэмоциональный, мрачный, медленный. Проходя вдоль зала, пары смотрели на зрителей свысока, а иногда даже и вовсе не замечали. 
На вторую часть танца я планировала пригласить кого-нибудь из Начальников и уже направилась в их сторону, как из толпы аланских послов, мимо которых я проходила, вынырнул Ланский и вывел меня на паркет.
- Что вы себе позволяете?! – процедила я сквозь зубы.
Кронайлер лишь улыбнулся и поклонился. Мне оставалось последовать его примеру и сделать вид, будто так все и должно было быть.
- Вам невероятно идет это платье, - начал Ланский, проигнорировав мой вопрос. – Оно подчеркивает редкий цвет ваших волос. А ваша матушка…
- Кронайлер, я требую ответа на свой вопрос, - прервала я его.
- Простите, но я не могу вспомнить, о чем вы меня спросили, - все с той же улыбкой ответил герцог.
Он еще поиздеваться решил! Ну, хорошо, мы тоже так умеем.
- Как же так? – я округлила глаза в притворном удивлении. – Мне вы совсем не кажетесь старым, чтобы иметь проблемы со слухом или памятью.
Ланский рассмеялся. И сразу же я почувствовала, как на нас обратили внимание все без исключения гости. Теперь точно у сплетников появится тема для обсуждения.
- Да, вы правы, принцесса, я еще совсем не стар, - прошептал герцог с хитрым видом. – По крайней мере, я намного моложе вашего жениха.
Я сбилась с шага и остановилась.
- Ну, знаете ли, айлер Ланский! Вы переходите всякие границы! – я возмущалась уже в голос.
- Тише, принцесса, - улыбка мужчины стала запредельной. – Вы же не хотите стать объектом обсуждения ваших подданных?
- Меня это не волнует! – солгала я, но тон сбавила. 
«Какой еще жених?! Почему я о нем ничего не знаю?» - пронеслось в моей голове.
- Так вы не знаете, - насмешливо протянул Ланский и склонился к моему уху. – Среди послов, прибывших сегодня, пока еще тайно находится наследник Алансы.
Я откровенно уставилась на кронайлера, наблюдавшего за моей реакцией. Честно говоря, о том, что у правителя Алансы есть наследник, я слышала впервые, как и о том, что мне уготована участь скоро стать чье-то женой.
- Вижу, что для вас это стало новостью, - тон Ланского был сочувствующим, но в уголках глаз залегли морщинки, указывающие на попытки мужчины сдержать смех. 
- Вы…Этого…Этого быть не может! – все еще не верила я в то, что отец и мама мне ничего не сказали.
– Может, - снова улыбнулся кронайлер и ехидно добавил, - Все же лучше узнать поздно, чем слишком поздно.
Я просто не могла в это поверить, в то, что и мама, и папа, и Лекасий, который наверняка тоже все знал, не удосужились поставить меня в известность о моем планирующемся браке. Хотя, зная папу, не «планирующемся», а «спланированном». 
Инстинктивно я закончила нестон. Также бессознательно села в реверансе перед Ланским, когда тот проводил меня на место и в полном соответствии с этикетом поблагодарил за танец. Мне было абсолютно не до приглашения одного из Начальников на следующую за нестоном подвижную риллу, мне абсолютно ни до чего не было дела, кроме одного – неизбежной помолвки неизвестно с кем. И сейчас я решительно была настроена выяснить личность таинственного наследника Алансы и узнать причину молчания всех моих родственников.
Начать я решила со второго и направилась к тому, кто точно не сможет отвертеться от ответа – к брату. 
Он стоял в углу зала в компании двух мужчин, которых я ранее не видела в замке, и о чем-то тихо беседовал. Как только я подошла на расстояние, с которого можно было бы что-то услышать, один из мужчин прервал разговор и поклонился.
- Ваше Возвышенство, - произнес он без обычного среди придворных подобострастия и выпрямился.
То же самое проделал второй. Лекасий обернулся.
- Айлеры, - я поприветствовала незнакомцев кивком. - Я хотела бы побеседовать с моим дорогим братом, если вы не возражаете.
Конечно, мужчины не смогли возразить, и я утянула брата в одну из гостиных рядом с залом.
- Я так понимаю, ты все знаешь, - начал Лекасий, как только я закрыла дверь и села на диван.
Я молча кивнула.
- Что ж, - вздохнул брат и сел в кресло рядом. – Я даже не знаю, с чего начать.
- Можешь начать с извинений за свое молчание или с объяснений, почему вы без моего участия решили провести такое незначительное мероприятие, как моя свадьба. Или можешь хотя бы рассказать, кто мой таинственный жених, - едко произнесла я.
- Ты думаешь, мне это нравится больше тебя? – мрачно ответил Лекасий. – Я тоже не согласен с планом отца по поводу ра… по поводу раннего и неожиданного твоего замужества.
- Что?
- Я сказал, что так же не одобряю решение отца, - нервно сказал брат.
- Я имела в виду то, что ты хотел вначале сказать, а потом исправился, - пояснила я.
- Я хотел сказать то, что юным ийлерам слышать не положено! – нервозность брата переросла в злость.
- Не поднимай на меня голос! – я резко поднялась с дивана.
- Прости, - тут же извинился Лекасий. – Просто я беспокоюсь о тебе и…
- И?
- И не знаю, что могу сделать, чтобы изменить решение отца или хотя бы отложить сроки, чтобы ты привыкла к этой мысли.
- Ты меня тоже извини, - я села обратно. – Я накинулась на тебя вместо того, чтобы подумать и понять, что если бы ты знал заранее, то предупредил бы меня.
Ответа не последовало.
- Лекасий, я права? 
- Да, ты права, - все еще пребывая в задумчивости, ответил брат. – Знаешь…
- Что? 
- Нет, это не подойдет, - тряхнул головой Лекасий и поднялся. – Нам пора возвращаться на бал.
Мне оставалось только принять протянутую руку брата и выйти обратно в зал.       
Однако стоило брату отвести меня к возвышению с тронами и нашими креслами и раствориться в толпе, как я вспомнила, что так и не узнала, кто мой возможный жених. Именно возможный, потому что я решила всеми силами воспротивиться воле нашего Светлейшего Императора, хотя бы из чувства противоречия. 
- Мама, - шепотом обратилась я к сидящей на троне родительнице.
- Да, Мирая, - улыбнулась мама.
- А ты мне ничего не забыла сказать? – обычно я с матерью так не разговаривала, но сейчас была зла и поэтому воспользовалась тем, что императрица не может сделать мне выговор.
Мама удивленно на меня посмотрела и покачала головой.
- Может быть, есть что-то незначительное, о чем ты просто не успела упомянуть? – снова спросила я.
- Мирая, хватит говорить загадками, - строго ответила мама, хотя для окружающих на лице все также была улыбка. – Скажи прямо, что ты имеешь в виду.
- Я имею в виду, мама, то, что вы с папой нашли кандидатуру моего жениха без моего участия.
- Ну, Лекасий! Болтун! – на миг улыбка императрицы превратилась в недовольную гримасу, но мама быстро взяла себя в руки. – Мирая, давай обсудим твою свадьбу чуть позднее. Ты не находишь, что сейчас не время и не место?
- Нет, не нахожу, - я окинула взглядом бальную залу. – Я считаю, сейчас самое подходящее время и место. Сейчас я могу хотя бы неофициально с ним познакомиться. Итак, кто же из послов ваш возможный зять?
Я села ровнее, готовая найти того, кого мои родители тал любезно выбрали мне в суженые.
- Мирая, ты что себе позволяешь? – вполне обоснованно возмутилась мама. – Сейчас же прекрати разговаривать со мной в подобном тоне! 
- Не прекращу! – я снова повернулась к матери. – Я уже прошла обряд совершенных лет и вполне могу принимать решения самостоятельно.
- Мирая, - мама подняла глаза к потолку. – Испокон веков так происходило, что родители выбирали своим детям жен и мужей. Ты не простолюдинка, которые могут выходить замуж по любви, и даже не ийлера. Ты дочь могущественнейшего императора, поэтому ты должна думать о долге перед империей, о той пользе, которую твой брак может принести государству.
- Даже ценой своего счастья? – знаю, звучит как в самом обычном романе.
- Да, - отрезала мама, а в глазах ее промелькнула какая-то грусть. – А теперь давай закроем эту тему – у нас бал. Если ты хочешь, мы можем поговорить об этом позднее.
- Хорошо, мама.
Я снова повернулась лицом к залу. В голову пришла интересная мысль – надо доказать отцу, что я еще нужна здесь, что меня рано отсылать. Теперь осталось лишь придумать, что такого предпринять. 
- Мирая, - тихо окликнул подошедший Лекасий.
- Да, - я подалась к брату.
- Позволь спросить, тебе Ланский все рассказал?
Точно! Я совсем забыла про чертежи кораблей, которые необходимо достать. Именно так я докажу, что нужна им.
- Лекасий, ты замечательный! – я подскочила и расцеловала брата. – Ты самый лучший брат!
- Мирая? – опешил Лекасий, но я уже направилась на поиски герцога. – Мирая! Ты куда?
Я исчезла в толпе гостей.
Пройдя половину зала, я все еще не нашла Ланского. И куда же он мог деться? Вместо герцога я наткнулась на одного из послов Алансы.
- Ваше Возвышенство! – посол снял свою расшитую жемчугом и драгоценными камнями шляпу и изящно поклонился. 
- Айлер посол, - я присела в реверансе.
- Какая честь для меня наконец-то познакомиться с вами, Ваше Возвышенство!
Не могу сказать того же самого в ответ, но приходится улыбаться и отвечать.
- Что вы, айлер посол! Это для меня честь познакомиться с айлером великой Алансы, - вернула любезность я.
- Ваше Возвышенство, не уделите ли вы мне немного вашего драгоценного времени и не согласитесь ли прогуляться со мной по зале?
«Только этого не хватало», - подумала я.
- С удовольствием, - я оперлась на предложенную мне руку.
Пока мордоед что-то восторженно рассказывал мне, кажется, он читал какую-то оду, я оглядывала зал в поисках неуловимого кронайлера. Где же он? Когда не нужен, всегда рядом? Как будто чувствует!
- Ваше Возвышенство, я вас утомил? – привлек мое внимание к себе посол.
- О, нет! – я улыбнулась и солгала, – Вы так замечательно рассказывали, что я замечталась.
- Вижу, что утомил, - печально улыбнулся посол. – Не смею более вас задерживать, Ваше Возвышенство. Но… Позволите мне нескромный вопрос?
Я внимательно посмотрела на мужчину, стоящего передо мной. Чистокровный алансец: смуглая кожа, каштановые волосы, средний рост, темные глаза, острые черты лица. Так, стоп! Он алансец, посол, сам подошел ко мне, что непозволительно айлерам. Хотя, тот же Ланский…Нет, у посла нет той наглости, что у кронайлера.
Еще раз стоп! Не о том думаю!
- Айлер посол, мы с вами даже не представлены друг другу, но я уверена, что ваш вопрос не будет нескромным, - завуалированно предупредила я мордоеда.
- Ваше Возвышенство, я лишь хотел спросить у вас, будете ли вы присутствовать на завтрашней охоте, - неуверенно пробормотал алансец, отводя глаза.
- Конечно, я буду, айлер посол.
- Не смею вас более задерживать, Ваше Возвышенство, - кланяясь, посол начал исчезать в толпе.
Я же вернулась к разглядыванию гостей.
- Не меня ли вы ищете? – услышала я знакомый голос сзади и резко развернулась.
- Кронайлер, вы меня напугали, - я кокетливо отвела глаза в сторону.
Да, принцесса вышла на охоту!
- Надеюсь, вы меня простите, - Ланский и не думал раскаиваться. – Вы позволите пригласить вас на гаренду?
- С удовольствием, милорд, - я подала руку, и мужчина вывел меня в центр зала.
И только с началом музыки я поняла, что сотворила, какой танец и с кем согласилась танцевать! Гаренда – это же танец влюбленных, танец страсти! Но было поздно отказываться и уходить. К тому же всегда хотелось станцевать этот танец.
Поклон кавалера, поклон дамы, дама обходит кавалера.
- Мы с вами неверно начали, - надеюсь, моя фраза была похожа на извинение.
Снова поклон, кавалер обходит даму.
- Вы думаете? – вопрос прозвучал из-за спины и лица Ланского я не видела.
- Да, - я приняла поданную руку. 
Обоюдная смена мест.
- Может быть, начнем заново?
- Согласен, - широкая улыбка озарила мужское лицо.
Соло дамы, поклон  и ответ кавалера, обратная смена мест, недолгий променад.
- Какие дела привели вас в столицу, кронайлер? – постаралась, чтобы мой вопрос прозвучал непринужденно.
- Дела государственной важности, - зеленые глаза Ланского искрились весельем.
- Настолько тайные? - также пошутила я.
Мне лишь улыбнулись и закружили.
Снова поклон, наступление кавалера.
- Вы даже не представляете, насколько тайные, принцесса, - что-то в голосе кронайлера меня насторожило.
Тайна? Торжество? Предвкушение?
Поклон кавалера, ответ дамы, отход кавалера.
- В таком случае, не буду вас расспрашивать. Скажите, это правда, что ваши корабли самые лучшие?
- Среди виденных мной, лучшие, - без хвастовства и гордости ответил Ланский.
Поворот дамы спиной к кавалеру, сольный променад. Кавалер подходит сзади.
- В чем же они превосходят другие суда, вы мне покажете? – я повернула голову к мужчине.
Зря, он слишком близко подошел.
Качание вперед, переход направо, затем налево, шаг назад. 
Снова Ланский за моей спиной.
- К сожалению, с собой у меня нет чертежей, да и вам было бы неинтересно сейчас слушать непонятные термины.
Руки в стороны, кронайлер подхватывает их. 
Музыка ускоряется.
Теперь вместе шаг вперед, скольжение вправо, влево, шаг назад. Мой поворот к партнеру, не размыкая рук. Мужчина шагает на меня, я отступаю. Резкий разворот обратно. 
Я чувствую дыхание на своей шее. Он совсем близко.
Плавно отхожу в сторону, он шагает на мое место. Поворот, мы снова лицом друг к другу. Мою взметнувшуюся вверх руку он перехватывает и опускает на свою грудь чуть выше сердца. 
Становится жарко, дыхание становится рваным, сердце бьется в ритм ускоряющейся мелодии. 
Ланский делает плавный шаг назад, неотрывно смотря мне в глаза. Плавно скольжу вслед за ним. Еще один его и мой шаг. Еще один, и еще, и еще. Обоюдная смена мест. Моя рука все еще на его груди. Резкий поворот и теперь уже я позади мужчины. Стремительно касаюсь его плеча правой рукой, отбегаю назад. Ланский догоняет, обхватывает за талию и резко поднимает. Поднимаю руки и немного откидываюсь назад. Мужчина кружит, держа уверенно и крепко. Закрываю глаза, наслаждаюсь ускользающим чувством полета.
Резкая остановка, быстрое скольжение вниз. 
Мои глаза все еще закрыты, чувствую его дыхание на своем лице. Он запредельно близко.
Самая высокая нота мелодии, напряженная пауза. 
Я слышу его и свое дыхание, наши сердца стучат в унисон, кровь кипит.
Последний аккорд и я откидываюсь назад.
Медленно выпрямляюсь, открываю глаза, поднимаю взгляд и встречаюсь с ярко-зелеными глазами кронайлера. 
- Лучше бы вам начать дышать, - хрипло произносит он.
И я понимаю, что задержала дыхание, боясь спугнуть волшебное чувство. Радости? Свободы?
- Вы правы,  - отвечаю так же хрипло и поражаюсь звуку своего голоса.
- Может быть вам лучше выйти на свежий воздух, принцесса? 
- Да, спасибо. Не проводите меня?
Что я такое говорю?!
Мне подают руку. 
И тут раздаются аплодисменты. Я с ужасом поднимаю голову и понимаю, что танцевали мы одни. Гаренду! Танец страстей и желаний! О, Сверкающий! За что?!
Ланский наклоном головы принимает похвалу гостей. А я боюсь повернуть голову, чтобы посмотреть на маму и брата.
- АйлерЛанский, не могли бы вы проводить меня на балкон? – еле шепчу, опустив глаза.
- Конечно, - в голосе Ланского слышу насмешку, но он уверенно проходит сквозь толпу расступившихся аристократов, и мы выходим на балкон.
Я облокачиваюсь на перила, глубоко вдыхаю прохладный воздух полной грудью и закрываю глаза, пытаясь справиться с эмоциями. Легкий ветерок приятно холодит пылающие щеки и шею, треплет локоны.
- Как это понимать? – резкий возглас брата испугал меня.
Я резко открыла глаза и повернулась к нему. Кронайлера рядом не было.
- Лекасий, не кричи, пожалуйста, - говорю тихо.
- Ты с ума сошла? – значительно тише шипит брат. – Танцевать гаренду! Гаренду, Мирая! Ты хотя бы знаешь, что это за танец?
- Танец желаний и страстей, - я опускаю глаза.
- Ты хотя бы знаешь, о каких желаниях и страстях идет речь? 
Покаянно молчу.
- Я тебя спрашиваю, Мирая! – продолжает брат. – Как ты могла согласиться на этот танец? Да еще и с самымразвра…кхм…в общем, кронайлером Ланским! Я тебя предупреждал?
- Предупреждал, - шепчу я.
- И почему ты пошла танцевать? – уже спокойнее спросил Лекасий.
- Не знаю, - солгала я. – Лекасий, я правда не думала, что так будет! Я же раньше видела этот танец и ничего предосудительного в нем не видела. Честно! Я не знаю, что произошло.
- Я тебе отвечу, что произошло, - снова начал злиться брат. – Ты танцевала гаренду с человеком, чье имя связано с самыми громкими и грязными скандалами, с тем, кто свое предназначение видит в соблазнении! Да ты знаешь, сколько сердец он разбил, сколько жизней испога…испортил? Десятки! Мирая, и ты с ним танцевала этот танец!
Я чувствовала себя грязной, будто на меня вылили ушат помоев. Еще обиднее было от того, что все это говорит мой любимый брат. Слезы потекли сами.
- Лекасий, сколько же в тебе яду, - прошептала я, поднимая взгляд на родного человека, который казался мне чужим.
- Яду! – взвился он. – Да ты…
Схватив меня за руку, Лекасий увел меня подальше от дверей бального зала.
- Мирая, ты всегда была такой рассудительной, благоразумной. Что же случилось? – я видела искреннее сочувствие в глазах брата и желание помочь.
- Не знаю, - слезы потекли сильнее, я сорвалась на крик, – Я не знаю, Кас! Это правда!
Лекасий крепко обнял меня.
- Я верю, Мира. Честно. Верю, - шептал он, пытаясь успокоить меня. – Здесь нет твоей вины. Мраков Ланский! Это все его игры.
Я шмыгнула носом.
- Кас, скажи, а мама и папа любят друг друга? 
Прозвучавший вопрос ошарашил и меня. Почему я его задала?
Лекасий тяжело вздохнул, осторожно отстранил меня и посмотрел в глаза.
- Мира, послушай, не всегда браки заключаются по взаимной любви. В наших кругах чаще всего случаются браки по расчету, когда обе стороны получают выгоду. О молодоженах редко кто думает. 
- То есть отец не любит маму?
- Нет, они не любят друг друга. То есть любят, но… Скажем, это другая любовь, дружеская. Она тоже очень важна в браке.
- Поэтому они спят в разных комнатах? На разных этажах?
- И поэтому тоже.
Я почувствовала себя очень глупой и необразованной девчонкой.
- Кас, я дура, да?
- Мира, да ты что? – остолбенел Лекасий. – Откуда… Где ты такую глупость услышала? У тебя были лучшие учителя Империи, ты очень любознательна, сообразительна. Ты всегда сначала думаешь, а потом уже действуешь, у тебя в запасе всегда несколько запасных вариантов.
Я улыбнулась.
- Просто некоторые области тебе еще рано изучать, - продолжил брат.  
- И именно об этой области мы сейчас говорим? – догадалась я.
- Да. Не мне тебе все рассказывать, лучше спроси у мамы. Но кое-что я попробую объяснить. Видишь ли, у отца есть любимая женщина, как и у мамы есть любимый мужчина.
- Ты говоришь о любовниках? – на всякий случай уточнила я.
У Лекасия отвисла челюсть.
- Откуда ты знаешь? – просипел он.
Так, теперь нужно придумать какое-нибудь невинное и разумное объяснение – не могу же я сказать, что со своими фрейлинами обсуждаю, кто из придворных с кем спит.
- Ну, в романах многое можно прочесть,  - нашлась я. 
- И что ты еще прочитала? – обреченно спросил брат.
- Ммм… - что бы еще придумать такое невинное? - Что любовники целуются, проводят время и спят вместе, а потом вступают в брак. Хотя в случае отца с мамой не все правильно… - а у меня не так уж и плохо получается сочинять.
- Стоп! – поднял руку Лекасий. – Давай ты эту тему с мамой обсудишь. Уверен, она тебе все объяснит…кхм…правильно. А сейчас давай вернемся.
Около часа я сидела рядом с недовольной и сердитой императрицей под присмотром всех своих фрейлин, а затем, сказав, что от духоты у меня разболелась голова, покинула бальный зал. 
За все это время кронайлер больше не появился, и никто мне не мешал обдумывать план по заимствованию чертежей кораблей Ланского. Самым сложным было проникнуть в его городской дом, о котором я не знала ничего, включая его местонахождение. Главное, что я знала, что чертежи у Ланского здесь – он ведь сказал, что с собой в данный момент у него их нет. А раз так, значит они в доме. И наверняка в каком-нибудь потайном шкафу, который необходимо будет найти. 
Быстро приняв ванну и надев ночную сорочку, я отпустила фрейлин до завтра и пожелала им спокойных снов. Я подождала около получаса, прежде чем снова надеть платье и причесаться.
- Мрак! – в очередной раз я поцарапалась о крючок сзади на платье. – И как они умудряются все это застегнуть?
 Я специально выбрала самый скромный наряд, чтобы быть больше похожей на чью-нибудь камеристку, на худой конец, насреднего достатка аристократку, но даже простое платье я надела с трудом. Накинув на плечи темный плащ, чтобы не замерзнуть и чтобы скрыть не до конца застегнутое платье, я захватила сумочку с деньгами и вышла из комнат. 
Самым трудным было попасть из императорской части замка в часть для прислуги – везде стоят стражи из-за большого количества гостей. Передо мной встал выбор: пройти открыто, но тогда уже завтра утром обо мне будут говорить нелицеприятные вещи, или натянуть капюшон посильнее и понадеяться не быть остановленной или узнанной. Решила, что второй вариант предпочтительнее. 
Выйти на улицу было легко, все слуги находились в парадной части замка. Поэтому я покинула дворец через вход для слуг и направилась на площадь через основные ворота, так как точно знала, что стражи никого не впускают без определенного разрешения, а вот выпускают всех.
На освещенной площади я подошла к одной из карет, выстроившихся по периметру.
- Любезнейший, знаете, где находится дом кронайлера Ланского? – я постаралась скопировать интонации ийлеры Карины.
Кучер взглянул на меня и кивнул.
- Да, ийлера.
- Очень хорошо, вези, - приказала я и села в карету.
Признаться, мне было страшно, так как раньше я ничего подобного не совершала. И уж тем более, не ездила одна в каретах. Однако все обошлось, и мы преспокойно добрались до дома Ланского.
- Остановите у ворот, - высунувшись из окна, приказала кучеру.
Расплатившись и подождав, пока карета не уедет, я оглядела широкую темную улицу с огромными красивыми особняками. Во всех окнах, выходящих на улицу, свет был потушен. Еще бы, ведь все хозяева сейчас находились на балу во дворце. Но вот в доме кронайлера в нескольких верхних окнах и одном нижнем горел свет. 
Назвав особняк Ланского домом, я преуменьшила. Это было внушительное строение, которое выглядело как-то более величественно, нежели остальные. Перед ним, как и перед его хозяином, я начала чувствовать себя слишком маленькой и незначительной. Только вот дом был безобиден в отличие от его хозяина.
Долго стоять на дороге было глупо, и я подошла к воротам.  Толкнув одну из витых створок, я обнаружила, что ворота почему-то не заперты. 
- Наверное, он кого-то ждет, - сказала я самой себе и зашагала по подъездной аллее.
Войти через парадный я, естественно, не могла, поэтому пришлось огибать особняк в поисках другого входа. Он нашелся довольно быстро и тоже был открыт. Это оказался вход в просторную столовую. Я огляделась. Легкие белые занавеси над стеклянными дверьми колыхал ночной ветер, в большие окна светила луна, заливая комнату белым светом. 
Так, а куда идти дальше? Вспомнив, что свет на первом этаже горел в одном окне слева, я направилась в противоположную сторону.
Пока я осторожно заглядывала во все комнаты, несколько раз меня посещал вопрос о том, что мне сказать, если я наткнусь на одного из жильцов. Но всякий раз я прогоняла мысль подальше.
- Если не думать об этом, то это и не произойдет, - шепотом подбодрила себя.
Наконец я оказалась в комнате, которая не была похожа на очередную гостиную. Приглядевшись, я поняла, что нашла кабинет. Между двумя окнами стоял массивный письменный стол с несколькими стопками бумаг, перед столом находилось кресло для посетителей, у стен стояли стеллажи и шкафы с аккуратно расставленными книгами, слева был камин с несколькими креслами и столиком перед ним.
Сначала необходимо просмотреть бумаги на столе. Но надо найти хотя бы одну свечу – лунный свет хоть и освещал комнату, но его было недостаточно для чтения. И о чем я думала, отправляясь в чужой дом ночью? 
- Мрак! – тихо выругалась я, направляясь к каминной полке в поисках свечи.
- Вы правы, здесь темно.
У меня вырвалось испуганное «Ах!», я резко повернулась и, задев столик у камина, упала в кресло. Сердце грохотало где-то в горле, отчего в ушах стоял шум, но узнала я этот голос мгновенно.
Сам кронайлер Ланский стоял в дверях своего кабинета, скрестив руки на груди. И он…улыбался.
-  Кричать вовсе необязательно, моя дорогая, - мужчина оттолкнулся от дверного косяка и направился ко мне.
А кто кричит-то? Я сижу в кресле и не могу выдавить из себя ни единого звука. 
- Вы боитесь меня? – спросил Ланский, заметив, что я все сильнее вжимаюсь в кресло.
Бояться? Да я в ужасе!
Между тем герцог прошел к камину, зажег несколько свечей и сел передо мной на чайный столик.
- Моя дорогая, вы, наверное, увидели призрака, - абсолютно спокойно сказал мужчина, не дождавшись ответа. – Ничем иным выражение вашего лица я не могу объяснить.
- Вы…вы… - я так и не смогла составить фразу.
- Да, я все время был за вашей спиной, - правильно поняли меня и уточнили, – С того самого момента, как вы вошли в летнюю столовую.
- Н-но п-почему… - прекрасно, я еще и заикаюсь.
- Почему вы меня не заметили?
Я кивнула.
- Это длинная история, как-нибудь расскажу ее вам,  - усмехнулся Ланский и поднялся.
- Прошу, не зовите никого! - дар речи, наконец, вернулся ко мне.
Мужчина прищурился.
- А что вы предлагаете взамен, принцесса?
- Все, что вы захотите, - я была на все готова, лишь бы никто не узнал о моем позоре.
Кронайлер кивнул каким-то своим мыслям и направился к столу. Вернувшись, он всунул мне в руки бокал с какой-то жидкостью и снова сел передо мной. Я недоуменно посмотрела на Ланского.
- Пейте, - он кивнул на бокал. – Вам станет легче.
Я поднесла стакан к губам и сделала большой глоток. Огненная жидкость  обожгла язык и горло, расплавленной лавой упала в желудок, на глаза навернулись слезы, я начала кашлять, бокал выпал из рук, но его подхватили.
- Что это? Вы хотите меня отравить? – еле выговорила я сквозь кашель.
- Отравить вас? – переспросил кронайлер. – Сверкающий, это же просто шерисса! 
Мне снова протянули жуткий напиток. Я замотала головой.
- Давайте, еще пару глотков, - настаивал герцог.
- Ни за что! – прошипела я, держась за обожженное горло.
- Или я сам это сделаю, - Ланскийпредвкушающе улыбнулся. 
Я плохо себе представляла, как он может заставить меня, но все же взяла бокал и отхлебнула чуть-чуть.
- Хорошо, достаточно, - вновь стал серьезным мужчина.
- Вы сердитесь? – тихо спросила, хотя знала, что сердится.
- Нет, не сержусь, - я с удивлением посмотрела на Ланского и увидела лишь спокойствие в его глазах. – Я в ярости.
Теперь я точно не отделаюсь малой кровью.
- А теперь четко, внятно и коротко ответьте мне на вопрос, что вы искали в моем доме? – его спокойный тон внушал страх.
Я отпила еще немного шериссы, прежде чем ответить.
- Искала чертежи кораблей.
- Понятно. И зачем они вам были нужны?
Я хмуро посмотрела на Ланского и призналась:
- Чтобы расплатиться с вами за аклибрит.
- А другого способа вы не нашли? Мне просто интересно.
- Нет. То есть я много чего предлагала, но отец все отверг.
- Неужели? – фыркнул кронайлер.
- Ну, - я подкрепилась еще одним глотком шериссы. – Честно говоря, это было моей единственной идеей, а никто больше ничего не смог придумать.
- Вот теперь это больше похоже на правду, - произнес задумчиво Ланский и задал следующий вопрос, - И ваш отец послал вас сюда выкрасть чертежи?
Я призадумалась. А что, собственно, мы решили? Странно, но я не помню. В задумчивости снова поднесла бокал к губам, но кронайлер остановил:
- Хватит, - и забрал стакан.
- Не-эт, - зевнула я. – По-моему, папа такого не делал. Или делал, но мама не позволила…
Я совсем ничего не могла сообразить, мысли разбегались, язык начал заплетаться, спать хотелось неимоверно. Я поудобнее устроилась в кресле.
- Что это со мной? – спросила я, хотя ответ был не очень-то и важен сейчас для меня.
- Вы напились, - усмехнулся Ланский.
- Почему вы все время смеетесь над всеми? – я подняла руку в останавливающем жесте, – Нет, это был вопрос, на который отвечать не надо. А еще хочу вам сообщить большую тайну.
- Я весь внимание, - мужчина даже наклонился поближе.
- Принцессы не напиваются, - я глупо хихикнула.
- Совсем? – хитро уточнил этот сомневающийся индивид.
- Совсем. И это факт… - я опять зевнула и сонно пробормотала. – Факт…не подлежащий…сомнению…
На этом я элементарно уснула.



Елизавета Романова

Отредактировано: 13.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться