Империя. Возрождение

Размер шрифта: - +

Глава 6. Любая тайна когда-нибудь становится явной

Нет, этого не может быть! Это какая-то жестокая и несмешная шутка! Это не может быть правдой? Или может?
Я ошарашенно смотрела на Ланского, пытаясь осмыслить сказанное.
- Райчонок, только в обморок падать не надо, - слегка улыбнулся мужчина напротив. – Это же не конец света.
- Зачем? – у меня получилось сказать это только шепотом. – Зачем вы мне это сказали?
- Затем, что рано или поздно этот факт станет известен. И лучше, если ты будешь готова к этому. 
- Но… Почему… Ведь…– в голове крутилось столько вопросов.
Ланский терпеливо ждал.
- Почему тогда стоит опасаться за мою жизнь и жизнь Лекасия? – наконец спросила я.
- Потому что нет способа установить родство. На твой счет еще могут возникнуть сомнения, но вот твой брат – вылитая копия матери. Разве ребенок не может быть похож на кого-то одного?
Я молча покачала головой.
- Почему мама не сказала мне? Я знаю, это вопрос не для вас, но… Почему?
- У меня есть предположения, однако задай этот вопрос матери, - ответил кронайлер.
Вошла ийлера Карина.
- Риолан, лошади готовы, можно отправляться. Я предупредила, что вы едете обратно.
- Благодарю, леди Карина, - Ланский встал, не выпуская моих рук. – Райчонок, пойдем, надо возвращаться.
- Ийлера Карина, вы тоже знали? – я посмотрела на фрейлину.
- Знала что? – удивилась та.
- Что я незаконнорожденная, - с трудом произнесла я. 
Ийлера Карина с интересом посмотрела на Ланского.
- Значит, ты все же нашел доказательство.
- Почти, мне подтвердили ее родители.
Кронайлер поднял меня на руки и направился наружу.
- Я никуда не поеду, - категорично заявила я. – Отпустите меня сию же секунду!
Ланский лишь улыбнулся и вышел из шатра. Со мной на руках. Да что же это такое! Что мне сделать, чтобы он отвязался от меня?!
- Я сейчас закричу, - предупредила я.
- Как угодно, - усмехнулся Ланский. – Можешь начинать.
- Нет, - я насупилась и сложила руки на груди. – Я что, похожа на идиотку? И так тем для сплетен предостаточно.
В ответ я лишь получила смешок и поцелуй в нос.
- Почему вы себя так ведете? – остался у меня лишь один вопрос.
И я услышала совершенно неожиданное:
- Почему бы тебе не повзрослеть?
- Что? – я не знала, то ли мне удивляться, то ли возмущаться.
И я решила все-таки возмутиться:
- Да как…
- Не начинай все заново, Райчонок, - меня аккуратно поставили на землю, подхватили за талию и легко посадили в седло.
Затем Ланский вскочил позади меня.
- Да, я посмел, - прошептал он мне на ухо, чуть задев губами мочку, и собрал поводья. – И еще много чего посмею. А после свадьбы я вконец обнаглею. 
И как ни в чем не бывало он отстранился. А у меня мурашки бегали по всему телу, сердце стучало как бешеное, а щеки опалило жаром. 
- Ну, знаете, - процедила я, опустив голову, чтобы скрыть румянец.
- Знаю, - спокойно прозвучало над ухом. – Леди Карина?
- Я готова.
В окружении двух стражников мы тронулись в город. Леди Карина ехала справа, так что получалось, что я сидела к ней почти спиной. Сопровождающие держались немного позади. 
- Почему вы не посадите меня на мою лошадь? 
Ну не могу я долго ехать молча. Да и ранее озвученный Ланским вопрос был в чем-то справедлив, поэтому обижаться было глупо.
- Чтобы ты наверняка сломала себе шею? Ну уж нет, я доставлю тебя в целости и сохранности. 
- Но ведь вы же вытащили гвоздь? – я обернулась и посмотрела на кронайлера. – Из-за чего же еще я могу пострадать?
- Мало ли что они еще могут предпринять после неудачи, - пояснил Ланский. – Мне так спокойнее.
- А мне нет, - тихо произнесла я, но мужчина услышал и подался вперед, якобы для того, чтобы взять поводья поудобнее.
- Колючка, - вздохнул он и мимолетным поцелуем коснулся моей шеи.
- Ланский, что бы сказала твоя мать?! – вмешалась моя фрейлина.
- Думаю, она не была бы сильно против, - рассмеялся кронайлер.
Дальше мы ехали в тишине до самого дворца.

***

У ступеней замка Ланский спешился, снял с седла меня, подхватил на руки и невозмутимо начал подниматься по лестнице. Кажется, с некоторыми личностями спорить бесполезно. Поэтому я поудобнее обхватила шею кронайлера и расслабилась. 
Навстречу нам спускались несколько придворных, которые, видимо, не поехали на охоту. Поравнявшись с нами, они сели в поклоне. Оглянувшись спустя несколько секунд, я успела заметить озадаченный взгляд двух дам, впрочем, они тут же придали лицу скучающее выражение, увидев ийлеру Карину, шедшую чуть позади нас. Что ж, вечером о нашей помолвке узнают все, поэтому о возможных сплетнях уже можно было не беспокоиться.
Один из лакеев у входа во дворец после короткого приказа Ланского устремился к моим покоям, указывая дорогу. Второму было поручено найти бинты. 
В полном молчании вся наша скромная процессия поднималась на третий этаж, где находились комнаты императорской семьи. Несмотря на количество преодоленных ступенек кронайлер даже не запыхался, только дыхание едва заметно участилось. Надо будет узнать у ийлеры Карины все, что она знает о моем будущем муже, потому что не может обычный человек так спокойно преодолеть все двести сорок ступеней главной дворцовой лестницы да еще и с ношей на руках. С другой стороны, Ланского нельзя назвать придворным в полном смысле этого слова. Появляется он при дворе крайне редко, настолько редко, что я увидела его только в этом году. Или я его уже видела? 
- Скажите, а мы с вами встречались раньше?
 Мужчина приподнял левую бровь, выражая вопрос.
- Я спрашиваю, встречались мы на каких-нибудь мероприятиях, - пояснила я.
- Честно говоря, я был удивлен, когда ты не узнала меня в зале. Меня представили года три назад на ежегодном летнем балу. Потом я иногда появлялся на разных празднествах.
Я уставилась на профиль Ланского. Потому что не могла вспомнить, чтобы видела его на каких-нибудь праздниках. Абсолютно! 
- Это странно, но я не могу вспомнить, - пришлось признаться. - А лица я запоминаю хорошо.
- Это сейчас не важно, - ответил кронайлер. – В данный момент меня интересует, почему именно сейчас началась охота на тебя.
Я удивилась.
- Вы же сами говорили, что нас с братом нужно вывести из игры, так как нет доказательств тому, что мы …
- Молчи! – Ланский резко остановился и зло посмотрел на меня. – В следующий раз будь добра думать, что и где ты говоришь.
Я обиделась, честно. Мог бы и в другом тоне это сказать. Но ведь он прав, мрак его поглоти! Хотя нет, мне он еще нужен – сама я могу и не пережить следующее покушение.
- Может, кто-то из моих фрейлин или приближенных императрицы причастен к этому? – озвучила я внезапно пришедшую на ум идею.
На меня снова посмотрели как на идиотку, но останавливаться не стали.
- Можно подумать, я каждый день сталкиваюсь с подобным, - процедила я сквозь зубы.
- Я этого не говорил, - усмехнулся Ланский.
- Между прочим, - я отпустила его шею и сложила на груди руки. – Подобающими занятиями для титулованных особ считаются вышивание, рисование, пение, чтение, игра на музыкальных инструментах, танцы, а также верховая езда. Как видите, среди перечисленного мной раскрытие заговоров, разгадка тайн, участие в авантюрах и иных рискованных предприятиях не значатся.
- Тогда советую вам поскорее научиться сносно вышивать, петь, рисовать или хотя бы ездить верхом, Ваше Возвышенство. Последнее особенно поможет сохранению вашей жизни, если вы окажетесь на лошади, - меня поставили на ноги у порога.
- Грубиян!
- От грубиянки слышу, - отозвался Ланский и наклонился ниже. – А теперь марш в свою комнату и только попробуй выйти без моего ведома.
- Что?! – да как он смеет! 
- Ты прекрасно слышала, что я сказал, - не повышая голоса, ответил кронайлер и выпрямился. – Ну же. Я жду.
Я осталась на месте. 
Вот и стоим вместе на пороге моей гостиной. Я жду, что еще этот субъект придумает. Просто жду и внимательно так смотрю ему в глаза, чтобы успеть вовремя сбежать – инстинкт самосохранения у меня все же есть. Субъект внимательно и серьезно смотрит на меня, но пока тоже просто стоит и ждет.
- Значит, по-хорошему мы не хотим, - вдруг произносит Ланский и мои голова и ноги меняются местами.
То есть я оказываюсь висящей вниз головой на его плече.
- Отпусти меня сейчас же! Ты что о себе возомнил!  - я ухватилась двумя руками за косяк двери. – Поставь меня на ноги, герцог мраков!
Неожиданно меня возвращают в вертикальне положение, но едва я успеваю поудобнее ухватиться за косяк, как Ланский, очутившись за моей спиной, крепко сжимает мои запястья.
- Солнышко, отпусти дверь, - от ласкового голоса над ухом стало не по себе, но пальцы я не разжала.
- Технически, это дверной косяк, - и зачем я это сказала?
- Технически, - передразнивает Ланский, - Меня сейчас не интересует, за что ты схватилась. И мне даже не интересно, зачем ты это сделала. Единственное, о чем я сейчас думаю, это где тебя закрыть – здесь или в какой-нибудь камере в подвале – чтобы ты еще каких-нибудь приключений на свою пятую... кхм... на свою голову не нашла.
Одного неуловимого движения кронайлеру оказывается достаточно, чтобы оторвать меня от двери и снова закинуть на плечо.
- Да кто ты такой, чтобы запирать меня словно какую-то девку?! – снова начинаю кричать и пытаюсь вывернуться. – Пусти меня.
Ланский пинком открывает дверь в спальню и почти кидает меня на кровать.
- Стой, гад! Не смей уходить!  
Я попыталась встать, видя, что он уходит, но запуталась в юбках и снова упала на постель.
- Мраково платье! Ланский, стой! Остановись, я приказываю!
Отсутствие реакции на мои слова меня окончательно взбесило. Я вскочила, наконец выпутавшись из нескольких слоев тканей, и бросилась в гостиную за Ланским. Но увидела лишь закрывающуюся дверь.
- Не смей меня запирать, Ланский! Ты слышишь, что я говорю?!  Тебе это не сойдет с рук! Ланский!!!
В запертую дверь полетела ваза. Дверь никак не отреагировала на это, за что я от души ее попинала здоровой ногой.
Подергала ручку – действительно заперто. Позвать что ли стражей? Так как других вариантов не было, крикнула:
- Стража!
- Да, Ваше Возвышенство! – тут же отозвались мне из-за двери.
Это что же получается – они стоят около моей двери, а не в конце коридора?
- Немедленно откройте дверь! – приказала я.
- У нас приказ, Ваше Возвышенство, - ответил тот же голос. – От кронайлера Ланского.
- Что?! – я опешила. – Да… С какой стати вы подчиняетесь приказам какого-то придворного?! Сейчас же открывайте!
- Ваше Возвышенство, у нас строгий приказ от командующего, кронайлера Ланского, ни под каким предлогом не выпускать Вас из покоев из соображений Вашей безопасности.
Я в полном изумлении смотрела на дверь - он еще и командующий?! Потом взяла вазу со столика справа от двери, отошла к центру комнаты и со всей силы запустила ее в дверь. Легче не стало. 
- Ну, ничего, - пробормотала я, беря статуэтку с комода и запуская ее в проклятую дверь. – Еще отыграемся, командующий. Тоже мне!
За статуэткой последовали еще четыре пустые вазы, все статуэтки с каминной полки и чайный сервиз на двенадцать персон, кем-то подаренный мне на день рождения.
Теперь пол и ковер перед дверью были усыпаны разбитым фарфором, но никаких действий со стороны охраны не последовало. Стояла полнейшая тишина. Хотелось еще что-нибудь разбить, и лучше об голову Ланского, но остались лишь чернильница, два тяжелых вазона с цветами и одна единственная ваза, которую я приберегла для кронайлера.
Кто-то мне недавно говорил, что вышивание успокаивает. Что ж, попробуем, все равно заняться больше нечем. И найдя пяльцы с неоконченной работой, я села в повернутое к двери кресло у окна.
Время шло, а я все больше ненавидела вышивание. Запоров очередной стежок, отбросила неоконченную работу в кучу перед дверью и поднялась. Решено – выбираюсь через потайной ход. Хотела было перед уходом как-нибудь прикрепить над входом вазу с водой, чтобы хотя бы так отомстить Ланскому (в том, что он явится первым, я не сомневалась), но с сожалением отказалась от этой затеи, так как лестниц под рукой не было, а достать до самого верха двери иначе было невозможно. 
Еще бы и переодеться – амазонка не очень удобна при хождении впотьмах по пыльным коридорам. Только ни один придворный туалет я бы не смогла застегнуть самостоятельно, а в чем-либо другом расхаживать по дворцу… Поэтому я поменяла сапоги на мягкие комнатные туфли, повязала на талию ленту и заткнула за нее верхнюю юбку. Не очень удобно и совсем неприлично, но практично. 
И в таком виде, со свечой в руке и огнивом в кармане отправилась выбираться из своей временной тюрьмы. 
После того случая в потайном ходе я периодически останавливалась и прислушивалась, боясь, что кто-то еще может находиться в коридоре, но все было тихо. Наконец, я дошла до лестницы и спустилась на этаж ниже.
В связи с сегодняшней охотой в комнатах можно было увидеть лишь прислугу, которая занималась уборкой. 
Пройдя мимо нескольких пустых гостиных, я, предварительно осмотрев комнату в глазок, вышла из тайного коридора. Теперь осталось закрыть проход в стене, отряхнуть и поправить платье и можно как ни в чем не бывало выходить. 
Только потянувшись к рычагу за камином, я задела статуэтку на полке. Раздался звон.
Я замерла и прислушалась. Тишина. Опустившись на колени, быстро собрала осколки в платок, выпрямилась и снова прислушалась. Ничего не услышав, положила завернутые осколки на каминную полку и снова потянулась к рычагу.
- Какая встреча! – раздалось за спиной.
От испуга я подпрыгнула и резко развернулась. И не поверила своим глазам. 
- О, Светлейший! За что мне это? Ланский, откуда вы здесь? – я не могла понять как он здесь появился.
- Гораздо интереснее, откуда ты здесь? – как-то слишком ласково произнес кронайлер и направился ко мне.
- Не приближайтесь! – я отпрянула к так и не закрытому потайному ходу.
Одним неуловимым движением Ланский оказался рядом, схватил за плечи, развернул и толкнул в кресло. А сам склонился надо мной, уперев руки в подлокотники. 
Странно, в прошлый раз мои проблемы начались в похожей обстановке.
- Итак, что ты тут делаешь? – с улыбкой кота, сожравшего кувшин сметаны, спросил он.
- Я первая спросила! – решила потянуть я время.
- Хм, в моем случае все очень просто, - все так же продолжая улыбаться, произнес Ланский. – Я возвращался из библиотеки и вдруг услышал шум. Решил заглянуть, узнать, что случилось, спросить, не нужна ли помощь, а тут… 
Меня внимательно оглядели.
- Итак?
Я молчу.
- Я жду, - поторопил Ланский.
А я продолжаю молчать и делаю вид, что просто так присела отдохнуть в кресло, и никого кроме меня в этой комнате нет.
- Хорошо, я сам тебе скажу, - вкрадчиво начал кронайлер. – Какое-то время назад ты случайно нашла один из входов в потайную систему ходов и уже успела немного в ней разобраться. И, судя по тому, что ты сейчас здесь, а не в своей комнате, вход имеется и там. И сдается мне, механизм, убирающий панели, скрыт в каминах либо в виде какой-то декоративной детали, либо в виде некоего рычага за ним. После всего этого у меня остался лишь один вопрос: кто тебя видел?
Мне стало плохо только от одной мысли, что я оказалась во всей этой истории из-за случайно открытой панели на стене. 
- Значит, я прав, - помрачнел Ланский.
Я замотала головой.
- Нет, меня не видели. Вернее, видели, но они не видели лицо. Я уже возвращалась обратно и вдруг услышала голоса. Мне просто стало любопытно, и я заглянула в глазок. Они говорили о том, что надо кого-то убрать, какую-то девочку… ммм…вывести из игры. Кажется, так они сказали. Потом сказали, что что-то очень непредсказуемо. А потом я чихнула, и они услышали и решили, что их кто-то подслушивает, нашли, как открыть потайной ход, и я убежала и спряталась в одной из гостиных, - скороговоркой объяснила я. – Так что лицо мое они не видели. Но один из них сказал, что знает, кто я. Не думаю, что он подумал про меня. Скорее всего…
- Кто они? – прервал меня мужчина и подался вперед.
- Я не знаю, - еле слышно прошептала я.
Ланский резко выпрямился. 
- Что ж, придется мне, по крайней мере, на эту ночь остаться в замке, - он подошел к камину и закрыл панель. – Ты тоже сегодня будешь спать в другой комнате. 
Я только согласно кивнула. Ланский вернулся к креслу и протянул мне руку.
- Пойдем, отведу тебя обратно.
- Я могу дойти до своей комнаты самостоятельно, - заметила я.
- Не сомневаюсь, - улыбнулся кронайлер. – Но будет очень печально, если ты случайно поскользнешься на пустынной лестнице и свернешь себе шею, или на тебя упадет какая-нибудь статуя или люстра. Да мало ли что может с тобой произойти по чистой случайности
- Вряд ли со мной что-то случится за такое короткое время, - надеюсь, скептицизма в моем голосе было достаточно.
Но руку все же подала.
- Райчонок, давай договоримся, - понизил голос Ланский. – Ты будешь стараться делать так, как скажу я, а я буду рядом и смогу уберечь тебя от «случайностей». В противном случае, мне совершенно не сложно носить тебя везде на плече, самым наглым образом уводить отовсюду. Только от этого пострадает твоя гордость и, возможно, репутация. Не думаю, что ты этого хочешь.
- Хорошо, я согласна, - нехотя ответила я. – Но при одном условии.
- Каком?
- Вы будете учитывать мое мнение.
- Договорились, - согласился Ланский и, положив мою руку на свой локоть, вывел в коридор.



Елизавета Романова

Отредактировано: 13.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться