Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

175

28 октября 2272 года. Пространство класса «эль».

Оранжевый контролировал ситуацию.

Нет, за прошедшие два дня он не созрел пойти на примирение, но у него был хороший слух, он не стеснялся им пользоваться, и потому точно знал, что Цветочек не покинула местную обитель и всё ещё живёт под одной с ним крышей. Если бы она собиралась бежать, Оранжевый бы об этом узнал. И убедил, что её план воспользоваться Постом рем-бо в сложившейся ситуации – чрезвычайно глупый. При встречах с Филей, правда, приходилось застенчиво вилять хвостом, уклончиво утверждая, что всё в порядке, но, в общем, Оранжевый держал ситуацию на контроле.

Вот и сейчас он прислушался. Уловив где-то на другом чердачном полюсе упругое биение, как если бы множество лепестков расправляли, разминали после сна и снова складывали, Оранжевый удовлетворённо кивнул и скатился по лестнице, торопясь что-нибудь перехватить на кухне, пока она не пришла. Не то что бы он её избегал: нет-нет, просто не хотел мешать. Приём пищи – процесс почти интимный и всё такое.

Когти бодро цокали по дощатому полу. Эх, сейчас варёных злаковых зёрен, белой комковатой кислой штуки, получаемой из желёз местных четвероногих тварей, травяного отвара, пару-тройку сырых яиц, печёной штуки из размолотых злаковых зёрен и желатиновых штуковин в сахарной посыпке. И залакировать это всё остатками мясного бульона со вчера. Это вам не родной лес. Тут нормально кормят.

Потирая руки, Оранжевый ввалился в столовую, пересекая её целенаправленно и уверенно, как плывущий за добычей клёкст.

И тут он услышал стук. Тихий дробный стук.

Судя по всему, он принял за неё голубей под крышей. Что ж, иметь неплохой слух и правильно интерпретировать звуки – не одно и то же.

Оранжевый повернул голову. Цветочек сидела за столом и крошечной ложечкой стучала по яйцу всмятку так сосредоточенно, будто делала трепанацию вражескому черепу. Оранжевый замер, считая пустые скорлупки. Результат внушительный. Ну-ну. Жрёт и горюет, бедняжка. Типичное самочье поведение.

Цветочек подняла на него холодный чёрный взгляд, кивнула и вернулась к своему занятию.

И тут Оранжевый почувствовал себя как купальщик в священных бассейнах Ядра обители в середине Дождепада: вроде, и надо окунуться, но как представишь, что ледяная вода выталкивает прослойку тёплого воздуха под лепестками, они облепляют мокрое тело, заставляя всё неметь, вроде и не хочется совсем. А потом идёшь, задрав голову кверху, задумчиво глазея на крупные звёзды в чёрном небе, умытым дождливым днём, поскальзываешься и всё равно валишься в этот грёбаный бассейн. В общем, Оранжевый решил, что завтрак может подождать, а смягчение давешнего в высшей степени невежливого тона – нет. Свалился в грёбаный бассейн неловких объяснений.

– Знаешь, я слишком резко бросил тебя в курс дела, – пробормотал Оранжевый, подходя ближе.

Кончик её хвоста выбил задумчивую дробь о край стола, длинные пальцы с острыми коготками ловко сняли крышечку с яйца.

Оранжевый обвил хвостом стул, дёрнул его к себе, уселся и продолжил:

– Боюсь, эти говнюки из Обители не станут бодаться с Семью Заветами из-за вроде как твоей территории – в смысле, охотничьих угодий твоей матери, которые вроде как должны перейти тебе по наследству, но не перешли, потому что эти хитрохвостые Семь Заветов их себе хапнули под шумок… короче, есть подозрение, что пеньки из Обители не будут заморачиваться под выделение нового участка и тупо поселят тебя в пригород Пяти Добродетелей. А это очень плохо! Катастрофа! Свалки, придурки-гвардейцы бегают табунами, официальный запрет на ловчие ямы с кольями! Голодные полуокультуренные места, в общем. Я понял, что должен тебе помочь! Есть у меня один знакомый среди жрецов – ну, как знакомый, здороваемся иногда… но он стуканёт куда надо, если попрошу… наверное… в общем, потормошит кадастровиков, что-нибудь подберём. Я не скажу, что такой спец по территориям вне обители, но откровенно тухлые варианты точно отсеку, – Оранжевый, приосанившись, нервно фыркнул.

Цветочек задумчиво постучала когтем по хелицерам.

– Много думала над твоим рассказом, – медленно сказала она. – Интересная история. Вывод: нас сделали? Мы – искусственный вид? Шутка разработчика… – она подцепила когтем халазу в мутно-белом жидком белке, подтягивая яичный желток на поверхность. – Ты прав: возвращаться на альфу мне неправильно…

Она это поняла! Она не до конца потеряна для общества!

– Куда ушли Небесные люди?

Вопрос застал врасплох. Оранжевый пожал плечами. Пришли-ушли – когда это было и какая теперь разница?

– Не знаешь? А откуда пришли?

– Уже забыла? «С яркой жёлтой звезды, что стоит в надире в месяц зелёной луны и поднимается к зениту в месяц кореньев»… – заученно повторил Оранжевый.

Она прервала нетерпеливым жестом:

– Примерно поняла, какие это месяцы. В небе альфы нет подходящих звезд в эти месяцы. Тут, – она ткнула пальцем в потолок, – тоже нет подобного в зените месяц назад. Нужен другой вопрос, думаю. Посредством чего пришли небесные люди?

Оранжевый раздражённо защёлкал. Вместо того чтобы думать, как облегчить себе жизнь, она докапывается до старой сказки.

– Где «звёздные корабли»? Их любят поминать другие народы в похожих сказках. Вы их забыли? Не согласовано с другими деталями: технологии создания в памяти поколений остались. Почему забыли одно, но помните другое? Ещё вопрос: как они путешествовали после того, как создали первого лесного человека?

– Не знаю! – вспылил Оранжевый. – Какая разница, если мораль истории в другом!

– Понятно, – она насмешливо стрекотнула. – Более интересно слушать, как издеваются над несчастными женщинами, –



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться