Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

эпилог-3

28 декабря 2272 года. Пространство класса «эль».

С некоторыми вещами бесполезно спорить.

– Не нравятся мне твои заместители, – сказал Тегипко, открывая очередной сеанс вправления мозгов. – Один придурковатый, второй самодовольный.

Квартировали у Самариных-Троицких, сеанс мозгоправства проходил в крайне холодной полупустой гостиной с высоченными выходящими на занесённую снегом террасу окнами. Придурковатостью на отставном полковничьем именовалась некоторая рисковость, самодовольством – комплекс действий, который подозрительный Тегипко мог счесть за подкатывание к его жене.

Эзра был записан в безнадёжно придурковатые, проигнорировав фактическое бегство отрядов Кессельского после известия о захвате Поста и оставаясь в соединении с кафедрой сервера до подхода корпуса Метрополии. Для Арчи это тоже выглядело бессмыслицей или, как вариант, проявлением крайне неуместной, но неодолимой тяги сыграть в «змейку», пока Виго не снизошёл до объяснений. «Арксилт-нарские штуки, позволяют удержать молодняк от сваливания в адреновый протокол, вряд ли бы без них Джи-И-Эр разнёс тот муравейник». (Виго-то схлопотал свой диагноз за то, что почесал к Ольге знакомиться без высочайшего полковничьего дозволения). Выходило, что Эзра провернул что-то вроде удалённого подключения к другому терминалу, взяв на себя обсчёт массивов выгрузок с датчиков шагохода и распределение приоритетности угроз, предоставив Фане заниматься тем, в чём хороши Галатеи – разрушением.

Арчи только плечами пожал. По его наблюдениям, придурковатое самодовольство очень даже помогало некоторым особям с альфы стать командными, так что Эзре и Виго не о чем волноваться. А то, что соотечественников Арчи не выпнут обратно на дельту и не оставят на эль, было ясно: уж больно живой интерес они вызвали у вояк и князей. И Ольги. А, если матери что втемяшивалось в голову, она действовала по принципу «Второй Посадский всё стерпит». «Я не буду это всё усыновлять», – слабо отбивался Тегипко, – «и про рептилоидов забудь».

Ольга была легка на помине: выглянула из-за двери, одарив полковника взглядом «ты его не ругаешь, надеюсь?».

– Арч, совсем забыла, – воскликнула она, – Юленька передавала тебе привет. Может, пригласишь её пообедать с нами, как вернёмся?

– «Юленька», – повторил Тегипко, переводя взгляд с жены на Арчи.

Тон его не предвещал ничего хорошего: в конце концов, ему напомнили про ругань, и он жаждал восполнить воспитательный пробел.

– Ладно, не буду отвлекать, – прощебетала Ольга и скрылась.

– «Юленька», – посмаковал Тегипко.

Арчи промекал что-то невнятное, улез поглубже в кресло и уставился в окно.

– Не только, значит, воруешь машины, косишь от службы, но ещё и баб на хату водишь, сопляк?

Арчи подумал, существует ли в арго альфы слово, ёмко характеризующее глубокие взаимоотношения, которые возникли на почве втюхивания экоактивистам и сочувствующим домиков для уточек, но такого в своём лексиконе не обнаружил.

– Клянусь, я тебя на два ближайших года в такие ебеня упеку, что никаких баб…

Арчи шумно выдохнул – куда более нервно, чем ожидал от себя. С другой стороны, ни Эзра, ни Сеты, ни Виго не позволяли себе говорить с ним в таком тоне, хотя они старше Тегипко будут. (Ладно, Виго позволял. И кто-то из Сетов тоже. Не суть важно). Было бы не совсем честным приписывать в свои заслуги подкидывание альфе образцов дельтийской техники вместе с опытными пилотами, но у Арчи имелся и другой козырь.

– Отлично, я там целый склад бесхозных урановых стержней нашёл, но ты пошли меня чистить картофан, давай, я же больше ни на что не годен.

Тегипко заткнулся. Лицо муниципального депутата стремительно приобретало выражение понимания мотивации собеседника:

– Раньше сказать нельзя было? Всё цену себе набиваешь, – проворчал он.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться