Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

173

Даже нога мёртвого божества тяжела, как кара небесная.

Свет мечется, грохот совсем близко оглушает, но это не выстрелы: кто-то из арксилт-нари опрокинул прожектор.

Байясид с трудом выкарабкивается из-под тела амума, надсаживает горло:

– Актуален протокол тысяча шестьсот пятнадцатого! Повторяю: актуален…

Муса и Ису из Армеид-Онндо, они должны иметь доступ к файлам на эту тему. Способны ли нечистые обратиться к этой же информации в собственной памяти – тот ещё вопрос. Но их эмиссар должен помнить, Байясид верит в это, более того: единственная ставка Байясида сейчас – именно на это.

Эмиссар нечистых приближается, входит в круг света – убийца богов, не испытывающий трепета от собственного ремесла. Оружие его висит на ремне за плечом. «Твой черёд», – говорит он.

Байясид как во сне требует у Ису компактный ноосферный эмиссер. Связь в Аззах-Кермиле плохая, до основного лагеря не добьёт, так что сообщение пойдёт по цепочке – от командной особи, что перестреливается сейчас с нечистыми над залом некрополя, к свежим силам, готовящимся сменить сражающихся, а от них – к бывшей ставке Галатеи первого Округа. Это долго, это имя смутному чувству дыры в грудной клетке, которую сейчас чувствует каждая особь сота, это лишние пересуды, лишняя паника, но другого выхода нет.

«Тал, командуй отход, вводи протокол маскировки. Бог умер», – диктует Байясид.

Некоторые Ису рассеянно закрывают лица ладонями. Кто-то садится у бока мёртвой матери, опираясь на ружья как на костыли. Жалкое зрелище.

Байясид рассеянно размышляет, чувствовал ли что-нибудь Джо, убивая Галатей, потому что сам Байясид, виновный, основной виновный в гибели амума, не чувствует ровным счётом ничего, кроме странного умиротворения. «Одной проблемой меньше»: вот что он чувствует. От этого по спине идёт холодок.

Секунды, что оба эмиссара замерли напротив друг друга, тянутся невыносимо. Связное устройство нечистого не затыкается, трещит тревожно, шумы мешают разобрать смысл. Отправка по цепочке пожрала драгоценные секунды, усугубила потери. Это расточительно, это бессмысленно.

Выгрузка с подтверждением приказа заставляет радостно трепетать в солнечном сплетении. Байясид переводит для нечистого, но тот, кажется, всё понял и так. Нечистый кивает, подходит ещё ближе, сплёвывает на пол и будничным тоном интересуется:

– Как там поживает Бабуля?

Да проживёт она ещё вечность! Как и нечистые, с которыми можно вести цивилизованные переговоры!



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться