Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

12

15 апреля 2272 года. Пространство класса «альфа», Старая Москва.

Лев Самарин-Троицкий запустил руку в ведро с воздушной кукурузой. Уровень кукурузы сильно упал, пока Лев шатался по залу, глазея на меняющиеся картинки на афишах. Самарин-Троицкий с некоторым укором посмотрел на княжну Морруэнэ.

– Знаешь, я думал, кино у вас тут более… футуристическое, – заметил он, плюхаясь в кресло.

Проецирование на белый экран нарисованных на прозрачной ленте крошечных картинок было известно и у него на родине. Единственное отличие кинотеатра на альфе состояло в отсутствии оркестровой ямы и специального помоста для озвучивающих историю актёров.

– Пробовали уже внедрять эффект полного погружения, – княжна стряхнула с себя крошки, – но выходило дороговато оттирать кресла от обделавшихся и выносить припадочных. Так что такие технологии есть, но их используют только в симуляторах для отбора Охотников и… – верхнее освещение мягко погасло. – О, начинается, – прошептала Морруэнэ. – Сейчас ты поймёшь, в чём мы точно не преуспеваем.

На чёрном экране с грохотом развёрнулись языки алого и золотого пламени. Судя по смешку княжны, от неё не укрылось, как Лев инстинктивно дёрнулся и вжался в кресло. Со звуком ветра, завывающего в щелях пустого дома, пламя собралось в двуглавую птицу с раззявленными клювами, выпученными глазами и непомерно длинным горящим хвостом. Птицу окружал венец почерневших от жара колосьев. Самарин-Троицкий скосил взгляд и с замиранием сердца увидел, как с потолка падают, кружась, хлопья пепла.

– О, на три-дэ не пожидились, – прокомментировала княжна.

Сопровождаемая очередным жутким звуковым эффектом, который заставил дрожать внутренности, под гербом зажглась золотая надпись: «При поддержке Министерства Культуры».

– О, Минкульт! Всё, больше спецэффектов не ожидаем. Ожидаем худшего.

– Ы! – поддакнул кто-то из зрителей, сидящих впереди.

Птица погасла. «Основано на реальных событиях» – поведала очередная надпись.

– И я в них участвовала! – похвасталась княжна.

– Ш-ш-ш! – не поверил кто-то из зрителей, сидящих позади. – Люди тут снимать начали, между прочим.

 «Эвакуация» – провозгласили очередные золотые буквы под очередной громогласный трубный рёв. Морруэнэ подавилась попкорном. Самарин-Троицкий деликатно постучал княжну по спине.

– Не, мы, конечно, тоже не могли запомнить название этого долбаного проекта, но чтобы так… – просипела она и шумно отхлебнула минеральной воды. – А, видишь, внизу мелкими буквами: «название выбирали граждане на сегменте Министерства», теперь понятно, почему оно такое деби…

– Пожалуйста, Мор, я хочу посмотреть, – взмолился Лев.

Княжна надулась и замолчала, нарочито громко хрустя сухариками и хлюпая газировкой. Обиды хватило минут на пятнадцать, и за это время Лев успел окунуться в увлекательнейшую завязку истории о том, как в мире класса «дельта» доблестный разведкорпус альфы угодил в плен к гигантским разумным муравьям. Гигантские разумные муравьи были…

– Очень топорно прорисованы, – заявила княжна по истечению обета молчания.

…жили, соответственно, в гигантских муравейниках посреди пустыни, а управляли ими гигантские четырёхрукие королевы.

– Это их зацензурили ещё – прикинь, на самом деле они там с голыми сисяндрами разгуливают, – поделилась Морруэнэ.

Самарин-Троицкий лениво поразмышлял, зачем гигантским муравьихам вообще… ну, грудь.

Тем временем, в фильме было принято срочное решение вырвать невезучих исследователей из жвал муравьиного рабства. Для дерзкого вторжения на территорию противника военное ведомство выделило единственный в мире сверхдальний стратосферный гиперзвуковой бомбардировщик «Филин» (на этом моменте княжна издала страдальческий стон, Лев же просто залипал на сверкающие обводы самолёта, вокруг которого камера крутилась минуты три, и радовался, что наконец-то пошёл настоящий футуризм). Для чудо-машины подобрали уникально сработанную команду (княжна истерично захихикала, и Лев снова не понял, почему: ведь камера любовно показывала тренировки лётного состава минут двадцать, а это о многом говорило). Скромный молодой командир, он же первый пилот, Николай, светловолосая богиня Маша в роли второго пилота, по могучести форм не уступавшая незабвенным работницам надела, невнятный наводчик, который забывался за пару минут его отсутствия в кадре, и смешной маленький раскосый навигатор Васиэль с острыми ушами и пагубной привычкой жевать мурцовку…

Морруэнэ стукнула кулаком по подлокотнику так, что подпрыгнуло пустое ведро от попкорна, и возопила:

– Э, а где я? Меня забыли!

Это стало последней каплей в чаше терпения старательных пчёлок нивы сбора нелегального бесплатного контента по сегментам сети. Под возмущения и смешки зрителей княжну попросили покинуть зал.

– Я ветеран дельтийской компании! – как Лев и предполагал, повышенные тона голоса Морруэнэ были практически невыносимы. – У меня даже справка о психической ненормальности есть! И если я вас сейчас укушу, мне за это ничего не будет!

Самарин-Троицкий помедлил, чтобы урвать ещё пару минут фильма, но потом схватил бутылку с газировкой и потрусил за княжной, которая придумывала охранникам всё новые кары.

– Не очень-то и хотелось, – княжна одёрнула куртку, сунула руки в карманы и пошла прочь от здания кинотеатра. – Фильм отстой! И так понятно, чем всё кончится: всех спасут, полковнику Гаршину дадут генерала, а Ники возлапает Машеньку на фоне титров, – Морруэнэ изобразила рвотные позывы над ближайшей урной. – Всё переврали, гады!



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться