Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

25

23 апреля 2272 года. Пространство класса «альфа», Новая Москва, второй Посадский Юго-Восточной Оси.

Муха на потолке. Память услужливо предоставила все данные о наблюдаемых им когда-либо насекомых этого вида. Траектории, по которым они передвигались, разложились на простые математически описываемые отрезки. Аппроксимировав эти функции, он лениво прикинул усреднённый путь насекомого. Вот сейчас, в среднем, через шесть секунд, она выберет курс на два часа, проползёт приблизительно четыре сантиметра, после чего сделает круг… Муха с особой мушиной зловредностью потёрла над крыльями средние лапки и взлетела, неподвластная математике и теории вероятностей.

Арчи пожал плечами и убрал ноги с интерактивного стола. Попирал он данные по остаткам неликвида, в которых отчаялся разобраться. Между цифрами недавней инвентаризации и тем, что он увидел воочию, прогулявшись по складу, таилась какая-то мистическая неувязка. Прямо-таки бездны халатности смотрели с мерцающей поверхности столешницы, бросая тень подозрений на всех – от кладовщиков до пилотов погрузчиков (с этой должности Арчи начинал сам пять лет назад, так что не понаслышке знал об ушлости оных). Но гуще всего тень лежала, разумеется, на аэлвах, работавших на отгрузке.

– Арчибальд Станиславович…

В дверь с несопоставимой с её комплекцией резвостью протиснулась оператор склада Вероничка. Вероничка была образцовым представителем женской половины коренного населения второго Посадского, сочетая всепрощение и жалостливость в одном большом и добром сердце. Имей женское население второго Посадского иные преобладающие в психотипе качества, оно бы никогда не размножалось с мужской половиной второго Посадского.

– Арчибальд Станиславович, отпустите пораньше, а? У меня сегодня свадьба у средней дочери.

На Вероничках и их многочисленном потомстве стойко держалась и даже изредка вставала с корточек демография острова. Будь лицо Арчи от природы более мимически подвижно, он бы скорчил гримасу скучающей усталости.

– Вероника, где шкафчики… – Арчи пришлось подглядеть в список, – «глопскесплюп»?

Как креативный отдел выдумывает эти названия? Они пинают лямбдийца и записывают звуки, которые тот издаёт?

– Какие такие шкафчики?

– Настенные. Двустворчатые. Под корейскую берёзу. Зона двадцать-Бэ, нижний уровень. Сорок три штуки по остаткам.

На гладком лице оператора склада отразилась искренняя обида:

– Я вам тут шарлотку принесла, а вы мне про какие-то шкафчики! Вы уже полтора года не линяли, Арчибальд Станиславович. Потому что едите мало!

– Чтоб вы знали, с возрастом я буду линять всё реже и реже, это естественное замедление роста. Но давайте.

Пластиковая обеденная коробочка перекочевала из розовых пухлых рук Веронички в покрытые тёмными чешуями четырёхпалые руки Арчи.

– Ну, я тогда пойду?

– Идите… так, стоп, кого-нибудь из аэлвов пригласите потолковать – Керубаэля либо Эйзекиль, или кто там сегодня на дежурстве.

– Как будто я их на рожи различаю, косоглазых нелюдей этих, – пробурчала оператор склада. – Вон, какой-то из ихних под дверью ждёт. Сказать, чтоб заходил?

Сами прислали делегата сознаться, что проворовались? Интересно. Арчи кивнул, непослушной правой рукой стараясь подцепить защёлки коробки с обедом.

Вероничка вышла, оставив на прощание облако удушливо-сладких духов.

Вошедший аэлв не стал задерживаться в дверях. Он рухнул в кресло напротив стола, подёргал стальные колечки в остром ухе и развязано спросил:

– Даров, Арч. Как чо? Полиномы свои не вылечил?

Эта шутка не была смешной ни много лет назад, ни сейчас. Но Зауриэль с его рудиментарной эмпатией об этом, конечно же, не догадывался.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться