Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

28

23 апреля 2272 года. Пространство класса «каппа», территория обители Семи заветов Небесных людей.

– Это досадное недоразумение!

По мнению Оранжевого, досадным недоразумением было то, что он оказался в чужой обители.

Не в меру сочувствующие пограничники (которым, скорее всего, просто было нечем заняться) подкинули его до Семи заветов. Пока машина висела над причальной башней в ожидании распределения на пустующую колыбель, можно было сполна насладиться зрелищем гигантского удава внешней стены и терявшегося в утреннем тумане колодца Ядра. Если пятиугольник родной обители Оранжевого с двух сторон сжимали текущие на юг реки, то Семь заветов строили на выходах породы, и внешняя стена её прихотливо вилась по скалам. Когда машина заходила на посадку, Оранжевый мельком увидел лепившееся к юго-восточному участку стены серо-стеклянное здание – оно остро блестело на солнце. «Пост альфа-тринадцать», – прозвучал в динамиках маски полный странной гордости голос штурмана, будто он сам этот пост отгрохал. Впрочем, за день, проведённый в Семи добродетелях, Оранжевый успел убедиться, что Постом рем-бо тут гордились все – от уборщиков бассейнов с рыбками-чистильщиками, куда Оранжевого водили избавляться от подцепленных в лесу кожных паразитов, до подмастерий Хранителей кода, ведущих базы данных.

Один такой как раз собирался поведать, что случилось с пропавшей женщиной Оранжевого. Пока базы подгружались из архивов, подмастерье бодро поинтересовался, ходил ли Оранжевый смотреть на Пост. Посетовав, когда услышал отрицательный ответ, он настоятельно посоветовал сходить – рем-бо там не такие жуткие, как те, что шарахаются по лесам, они угощают странной едой, любят «фот-кать-ся», и их даже можно потрогать. А на ощупь они интересные такие, мягонькие, как подбрюшье апи-ту, если бы апи-ту, конечно, можно было без проблем потрогать. Только не надо щупать их женщин, иначе рем-бо обзовут тебя «долбаным извращенцем» и прогонят, как было со стариной Глубокой Водой. А он не замышлял ничего противоестественного, надо быть совсем головой вниз уроненным, чтобы подумать такое на старину Глубокую Воду, кто угодно докажет. Словесное недержание Хранителя кода закончилось только со свистом окончания загрузки.

Оранжевый перевесился через конторку.

– Вот, – подмастерье ткнул когтем в протестующе замигавший от такого обращения экран, – тут так и написано, что это недоразумение. Произошло недопонимание. Рем-бо наткнулись на гнездо самки. Понятия не имею, как – им должны были дать ориентировку, как обходить опасные участки. Но они такие забавные, могут заблудиться где угодно, хотя у них тоже есть системы определения местоположения…

Оранжевый слушал нескончаемую болтовню и мрачнел – он не видел ничего необычного или смешного в том, что кто-то мог заплутать в распроклятом лесу.

– Короче, самка повела себя агрессивно, рем-бо вынуждены были защищаться. Ой… – подмастерье обеспокоено поцокал, – в общем, пять-один в её пользу.

Дальше мрачнеть было некуда, но Оранжевый постарался. Здорово. Что может быть проще, чем привести домой дочурку монстра, вынесшего в одиночку пять напичканных железом и синтетическими мышцами чудовищ?

– Дурную бабу упокоили – если бы кто спросил моего мнения, я людей альфы ничуть не виню – а у неё, оказывается, детёныш. Максимум, одна-две луны после вылупления. Такую мелочь в лесу сразу кто-нибудь сожрёт, другие самки её не примут, они ревнивые, в обитель девочке нельзя. Повесили на рем-бо, как на причастных к факту появления сиротинушки. Они забрали её с собой. Даже адресок оставили.

Оранжевый воззрился на адресок.

– «Новое Болото»? – переспросил он со всем возможным скепсисом.

– Перевод, – успокоил Хранитель. – Настоящее название и не выговорить. Пойдёшь с нашими дипломатами, они тебе подскажут. Но ты не беспокойся, это Болото вряд ли по площади больше обители.

Как выяснилось позже, в последнем Хранитель кода сильно ошибался.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться