Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

51

22 июня 2272 года. Пространство класса «альфа», Новая Москва, второй Посадский Юго-Восточной Оси.

От прогретой за день крыши шёл необузданный гудронный дух. Вероничкина лазанья подозрительно напоминала незавёрнутые пельмени. Арчи подумал, что откуп за возможность погулять на поминках мужа старшей дочери мог быть и побогаче. По наблюдениям дельтийца, на втором Посадском Юго-Восточной люди только и делали, что женились и умирали. Иногда первое приводило ко второму. В иных случаях второе давало зелёный свет первому.

До конца пересменка оставалось приблизительно минут двадцать, до объекта абсолютно точно было тридцать и семь десятых метра: на глазомер RCH не жаловался. Объект представлял собой облезлую «квадру» отца Игнатия – чёрный коробок на размеченной трещинами бетонной доске пустыря – и не двигался с места уже с полчаса. По-турецки усевшись на бетонном блоке, который неведомо кем, когда и зачем был оставлен на крыше, Арчи аккуратно подцеплял пластиковой вилочкой куски теста. Арчи был бы благодарен, если бы объект, наконец, свалил в неведомые дали и не задерживал его.

Вокруг объекта бестолково бегала Морруэнэ – как и в случае с мухами, Арчи мог бы с высокой точностью предсказать траекторию движения княжны, но старался не смотреть на неё прямым взглядом – что шесть лет назад, что сейчас княжна неприятно напоминала фрейлин матриарха. Морруэнэ подпинывала несчастную «квадру» в колёса, бесстыже заглядывала почтенному транспорту под задний бампер, бессчётное количество раз открывала капот, сверялась с собственным планшетом и, размахивая руками, принималась что-то вещать Зауриэлю, который расслабленно развалился на водительском сидении. Третий участник экспедиции, Баэль, стояла поодаль, скрестив руки на груди – тут ей пока делать было нечего. На работе кишели подобные Баэль аэлвы – такие кланяются, как нервические кивающие собачки на торпеде, а потом вынесут полсклада, не переставая услужливо лыбиться.

В общем, состав экспедиции не внушал Арчи доверия. К тому же, он тут занялся подсчётами касательно километража и совмещений, и у него получились очень любопытные результаты. Он пока ничего не говорил Ольге. Арчи было любопытно, как Зауриэль вывернется.

Плюха сыра сорвалась с вилки, нырнув в мутные глубины подливы, да так и не всплыла. Арчи проводил её печальным взглядом. Внизу, молодясь, взрыкнул мотор «квадры». После небольшой недостойной потасовки за переднее пассажирское экспедиция заняла свои места. RCH отложил миску и инстинктивно подался вперёд, что бы не пропустить подробностей исторического события.

Машина стартовала – неторопливо, опасливо. Ну, доедут они до того корпуса, и что дальше? Повернут? Или это просто проба? Подари ему евгеника веки, Арчи бы напряжённо прищурился. Чёрная «квадра» ускорилась, едва заметно вздрагивая на каждом стыке бетонных плит.

А потом раздался тот хлопок, с которым воздух занимает освободившее пространство.

Пластиковая вилочка жалобно щёлкнула, ломаясь в кулаке Арчи. Промзона куталась в сизые неглубокие летние сумерки. Машины не было.

На пустыре пошло и попсово дымились чёрные рифлёные полосы горелой резины.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться