Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

68

2 июля 2272 года по летосчислению Истинной Земли (1630 год от начала Нового отсчёта Царства Небесного). Пространство класса «дельта», Армеид-Онндо, Первый округ.

В тронном зале пахло сладкими специями и острой грозовой свежестью.

Первая Мать Армеид-Онндо напоминала куклу из иссохшего афарского дуба. Тёмные тонкие руки и ноги её торчали из многослойного платья, кружевная пена юбок широкой волной захлёстывала раззолоченный трон. Бледные нити симбионта ноосферного интерфейса обвивали её нижние руки, высокая причёска казалась слишком тяжёлой для морщинистой птичьей шеи. На скрещённые верхние руки Мать положила подбородок и сверлила Джо внимательным взглядом.

«Из тёмного твёрдого дерева венге сделал он тело прекрасной женщины, из красного пылающего камня санду – её волосы и губы…» Первая Мать была прекрасна века, эдак, два назад.

– Ты как всегда прекрасна, амум, – Джо отвесил глубокий поклон.

«… так скорбел он о том, что она неживая, что богиня Танит сжалилась над творцом, и статуя ожила». Кукла на троне ожила, поманив Джо пальцем с крупными артритными суставами.

Джо прошёл по коридору, образованному фрейлинами матриарха – узкой дорожке в ущелье шуршащих юбок и гудящих силовыми полями клинков. Место благословлённых фрейлин было у самых ступеней трона – настоящие чудовища, даже сидя, ростом они были с Джо, оглаживали нижними руками огромные тугие животы, не сводя с просителя громадных тёмных глаз. Каждая разродится не меньше, чем десятью-двенадцатью детьми: Первый округ заботится о постоянном обновлении населения. Единственная древность, с которой они никак не могут расстаться – это их матриарх. И те древности, которые поставляет округу Джо, разумеется.

– Почему так долго? Оббежал остальных восьмерых, впаривая им всякую дрянь, поганец, прежде чем заявился ко мне?

Джо натурально изобразил лёгкое оскорбление. Мать хлопнула в ладоши – звук, похожий на биение птичьих крыльев, загулял под высокими потолками зала:

– Девочки, оставьте нас.

Пёстрый цветник с силовыми шипами потёк к Пределу фрейлин – залу, примыкающему к тронному. Чудовищные инкубаторы, позвякивая золотыми подвесками в косичках и монистами на широких поясах, последовали за фрейлинами, задерживая на Джо долгие взгляды. Одна ему даже недвусмысленно улыбалась. Будь Джо моложе и более нервического склада характера, он бы вздрогнул.

Зубчатые створы гермоворот Предела сошлись, отрезая разговоры, шуршание ткани и смех. Джо и первая в Армеид-Онндо остались вдвоём в серо-металлическом аквариуме тронного зала, освещённого только синеватыми инфолистами перед матриархом. Почти как в некрополях заброшенных городов-государств. Даже мумия есть.

– В этот раз ты пропал на целый сезон, – заметила матриарх.

Джо только руками развёл.

– Старые карты неверны – мы убили несколько декад на поиски Айя-Итиля, а нашли только разломанные ворота и взорванные малые жилые корпуса у высохшего русла.

– Значит, легендарный Айя-Итил находился не там, – пожала невероятно сложными плечами первая Мать, делая пометки на карте земель к северо-востоку от Армеид-Онндо.

– Или что он был крошечным поселением, давно разорённым нечистыми, – возразил Джо.

На слово «легендарный» у него была аллергия: Джо не вдохновляли перспективы искать то, что, возможно, никогда не существовало. Первая Мать была иного мнения: перспективы приобрести награбленную технику с кричащим количеством позолоты из времён, когда трава была зеленее, финики сочнее, а словосочетание «оптимизация производства» ещё было ругательством, приводили её в невиданное оживление. Мать была женщиной загадочной. Джо так и не знал, зачем Первой древние парадные экзоскелеты, которые он тащит ей из некрополей всея Ойкумены, если она уже почти не покидает собственных покоев.

– Я просмотрела каталог твоих находок, – сухо заметила матриарх, переходя к делу. – Фольга, труха, типовые модели.

Джо молчал, склонив голову. Он и сам понимал, что ходка не из удачных – с десяток крошечных поселений было разведано ими за полгода, и все напоминали наскоро слепленные форты. Некрополя не было ни в одном – судя по всему, жители не смогли закрепиться в этих местах так надолго, чтобы возникла нужда строить покойницкие. Местность вокруг Гирканского озера не баловала богатой добычей.

– Видишь ли, Джо, – продолжала амум вкрадчиво, – наше общество держится не только на протоколах поведения, но и на определённом моральном базисе, в рамках которого твоя деятельность носит недопустимый, кощунственный характер. Так что пусть твой сервер ищет карты получше. Я щедро плачу за то, чтобы кого попало без внешних оболочек Небесные Привратницы не пускали в райский сад, – мелко захихикала старуха.

– Будем работать над этим.

– И хоть бы амум твою мне представил.

– Если моя амум не желает идти в подданство Первому округу, я не имею права влиять на неё.

– Но ты говоришь за неё, – притворно изумилась Первая, всплеснув всеми четырьмя руками. – У неё языка нет?

К сожалению, есть. Чёрный и узкий, как песчаная змея. Смотреть, как его амум выжирает пакет с питательной смесью – вторая по отвратительности вещь в личном списке отвратительных вещей Джо. Первая – религиозные шутки Матери Первого округа.

– В любом случае, передай ей, пусть подумает над моим предложением. Район у вас странный стал, небезопасный, – первая в Армеид-Онндо сполна насладилась настороженным взглядом собеседника. – Впрочем, слухи, пустые слухи, Джо. Уверена, твоя Мать лучше расскажет, что там у вас происходит, – пробормотала она, мелко кивая.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться