Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

91

Глядя через узкое лобовое стекло краулера на цветущую степь, в которую превратился Аззах-Кермил, SCT-133.III.1558 чувствовал лёгкие угрызения совести. От навеса над стоянкой остались только обломанные столбы парковочных мест, не мешавшие солнцу литься на тяжёлые машины. Слева стояла оболочка Тридцать пятого SCT шестьдесят седьмого года, на платформе которого всё ещё стояли запакованные кафедры арджемес, пока их владельцы где-то шлялись, справа из ржавой кабины с битыми стёклами скалился мертвец. За несколько часов Сет попривык к такому соседству, но непринуждённым бы его не назвал.

Тенсы всё ещё занимались установкой эмиссеров ноосферного щита, а антенны оболочки были слабоваты, чтобы постоянно быть на связи с остальными группами. Испытывая информационный голод, Сет скучал и не знал, чем себя занять. Он уже рассмотрел округу на максимальном увеличении камер, выпил остатки протеиновой смеси из пакета, поковырял корочки подживших царапин. Кожа не выглядела воспалённой, потому Сет и мучился совестью. Что бы там ни считали мозгляки, почти десять суток в искусственной коме – это перебор. Как бы ни буянило это животное, ловить отходняк и блевать дальше, чем видит, оно не заслуживало.

Сет ткнул в список вызовов на инфолисте: почти все иконки были тускло-серыми. Проклятые скалы. В Аззах-Кермиле всегда были проблемы с ноосферным соединением. Перебравшись в Армеид-Онндо, он поначалу не верил, что можно поддерживать связь с оболочкой, находившейся за несколько десятков лиг. Возможно, тогда им удалось выжить без ноосферы, потому что они привыкли к её помехам и сбоям. Сет без особой надежды попытался вызвать Джо и, побарабанив пальцами по приборной панели, повернулся к мертвяку.

– Нет, ну что за город, а, друг? Да его шагоход отсюда видно, а связи – шиш.

Мертвец скалился иронически – мол, «ничего уж не поделаешь». Сет стал вбивать алгоритм отмыкания гифов.

Воздух вне кабины был пыльным и сладким, котловину, насколько хватало глаз, устилали крупные красные цветы на длинных стеблях, из-за дальнего холма маячил шагоход DGO. Сет прикинул, сколько ему тащиться через поле по пояс в травах, выбрасывающих тонны аллергенов в экстатическом порыве размножения, только для того, чтобы выслушать, как Джо забыл про амума и что, да, пора бы её освободить, раз уж ноосферный щит скоро активируют, решил не отвлекать лидера по таким пустякам и полез на платформу краулера.

Сет стащил ткань с капсулы жизнеобеспечения. Капсула – яйцо светлого металла, покоящееся в магнитных креплениях – тускло блестело на солнце. Мутная поверхность фронтального стекла мешала рассмотреть содержимое.

– Ну, пора возвращаться, что ли, – Сет провёл пальцами по боку капсулы, нащупывая выпуклые точки панели управления.

На стекле появился светло-зелёный инфолист, почти неразличимый в солнечном свете. Сет честно прочитал параметры корректировки состояния индивида внутри и честно выбрал автоматическую программу вывода из медикаментозного сна, предоставив программе делать свою работу. В конце концов, мозгляки, которые разрабатывали эти капсулы, наверняка придумали автоматический режим для нормальных людей, которые ничего не смыслят в таких вещах, а под словосочетаниями типа «диастолическое давление» понимают что-то очень нехорошее.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться