Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

117

Всё началось с пёстрого дрозда.

Отгорала опалёнными зноем листьями поздняя весна, закаты от пыли были красными, в чёрную крапинку птичьих стай: птицы тренировали слётков перед миграцией на север, а у EZR-212.V.1555 полетела система охлаждения и фильтрации входного воздуха. Капсула жизнеобеспечения оболочки перегревалась по двадцать раз на дню, фрейлины игнорировали запросы о замене комплектующих, и потому Эзре доставляло особое удовольствие уходить на границу покрытия щита и обрывать активное соединение. В ту весну Эзра выяснил, что если долго валяться в траве, живность переставала его шугаться, принимая ни то за что-то дружелюбное, ни то за что-то дохлое. Солнце ложилось пятнами через кустарник, крошечные пёстрые птички рассаживались на ветках прямо над головой, широко раскрывали жёлтые клювы, драли глотки, выводя повторяющиеся переливы, щелчки и трели, часть из них смело садилась на ноосферные антенны опустившегося на одно колено Стража – Эзре потом приходилось счищать с брони белые ляпки помёта, но его это не особо огорчало. Та весна запомнилась ноосферной тишиной – сначала раздражающей своей вынужденностью, потом умиротворённой и ленивой.

А потом тишина стала пустой и мёртвой. Как особь с потенциалом комадной, Эзра почувствовал эту пустоту мгновенно – она холодом сжала солнечное сплетение. Стая со свистом перьев вспорхнула, а он, оставив оболочку, бросился вверх по склону холма. У единиц функциональной группы EZR отличное зрение и без камер приближения на оболочке. Аззах-Кермил за обмелевшей рекой был виден, как на ладони, и горел. Тёмная масса, затоплявшая его кварталы, напоминала саранчу, серые коробки техники словно плыли, подхваченные ордой. Расстояние скрадывало шум. Эзра смотрел, увязая в беспомощности, – что он мог сделать с оболочкой, на которой от жары грозила отвалиться система управления? Тогда Эзра принял рациональное решение: он отвернулся и стал спускаться обратно в лощину.

Уже погас закат, а зарево и рокот в северной стороне небосклона не стихали. Эзра скорчился в кресле своей оболочки, напряжённо вслушивался в тишину рощи, тревожимую хлопками орудий нечистых, готовясь в любую минуту запустить активное соединение и поднять экран капсулы и фронтальную броню. Тёплый воздух лежал тяжёлым одеялом: ночь не принесла желанной прохлады, делая положение Эзры катастрофическим.

Когда крупнокалиберный пулемёт заговорил совсем близко, на этом берегу реки, у Эзры сдали нервы. Наверное, те нечистые на бронемашине, преследовавшие закопченный гравистабилизированный транспортёр, не ожидали, что из неприметного распадка вылезет шагоход с полным комплектом вооружения и разрядит в них плазму. Более лёгким транспортам нечистых и роторной пушки хватило. Вместе с пилотом транспортёра WGH-471.III.1547 и кучей его случайных пассажиров, спасшихся из разорённого города, двигались на юг, пока у оболочек не истощились батареи. Где-то там их и подобрали DGO и SCT.

По прошествии многих лет, рассуждая здраво, Эзра отдавал себе отчёт, что началось всё, вообще-то, с выпавшего окей-гена, благодаря которому он шатался по распадкам в поисках этих поганых дроздов и пренебрегал своими функциональными обязанностями. Сейчас он находился в жалком пузыре ноосферного щита, теперь занимавшего только северо-восточные области города, делая вид, что охраняет работавшие стабильно эмиссеры, изучал выводы камер шагохода, данные акустических систем, зафиксированные тепловые вспышки и трассеры в небо. Но сейчас все системы шагохода исправны, и Эзра счёл, что вполне закрепил положительный опыт выживания и был наблюдателем достаточно.

Закреплённый положительный опыт при следовании ему не всегда даёт тот же удовлетворительный результат. Эзра допускал, что в какой-то из временных вероятностей он не успевал спасти Виго и спастись сам, потому что его шагоход перегревался и отказывал. Тридцать девять лет назад этого не случилось. Эзра опоздал сейчас.

GER и EZR неизвестной серии застыли неразделимой скульптурой: меч EZR, на треть утопленный в батарейный отсек противника, шипы противовеса GER, застрявшие в коленном сочленении EZR. Обе капсулы жизнеобеспечения были открыты. Сканер отказывал фигуре, брошенной в грязи, в биомагнитных излучениях мозга и пульсе. Пилот неидентифицированного EZR сбежал. Эзра посмотрел круговую панораму во всех режимах: ни одной сигнатуры в зоне покрытия эмиссера оболочки, слабый тепловой ореол только из зева Азах-Кермил-10.

Джо гонялся за призраком, а стал жертвой абсолютно безумного местного. Эзра покачал головой: его пугала перспектива принимать командный протокол поведения, но особого выбора всё равно не было. Нужно идти к Тенсам и вести их под прикрытием восстанавливать ноосферу. Что делать дальше, он понятия не имел, но сначала – ноосфера. Необходимо найти и вычислить местоположение всех обитателей окрестностей.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться