Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

123

«Знаешь, почему я приверженец гомеопатии, а не всякой там…», – Юваш неопределённо взмахнул рукой, – «… хирургии? Потому что от первого никто обычно не сдыхает, а от второго… м-м… частенько. А хорошую репутацию можно заработать, только когда сдохших мало. Тем более, там полно всяких крупных сосудов, а я такого боюсь. Хочешь липовых катышков для успокоения нервов?» – просиял он и стал рыться по карманам. Куда княжна посоветовала ему засунуть эти катышки, Баэль прослушала как малоинформативную часть диалога.

Последние полчаса Морруэнэ моталась от одного к другому в поисках помощи. Медицина потерянной колонии в лице Юваша ей отказала, Зауриэлю княжна безо всяких разговоров надавала тумаков, Арчи долго не мог внятно перевести двум главным местным, в чём, собственно, проблема княжны. Местные: тот, который с человека ростом и точно присыпанный золотой пудрой, и высокий темнокожий, который с завидной выдержкой хлестал водяру, долго недоумённо переглядывались, лопотали что-то на своём. Потом высокий совершил жест оруколичивания. «Говорит: «понял, обманщики генетики, не ту функциональную группу подсунули, амум потому недовольна», – перевёл Арчи. Золотой что-то добавил, беззаботно отмахнувшись. «А этот советует не беспокоиться, потому что э-э… для отбраковок есть протеиновый гомогенизатор. Интересуется, изобрели ли что-то подобное там, откуда ты родом, Мор». Матерясь и воздевая руки к потолку в скорби о «сраных каннибалах», княжна пнула створку ворот и вышла на улицу. Баэль давно так не веселилась.

Княжна сидела, сгорбившись, на эмалевом бедре искалеченного шагохода, и пыталась достать из пачки сигарету. Баэль мелкими шажками подошла ближе. Веселье должно продолжаться:

– Посоветовать тебе вести здоровый образ жизни? – пропела вице-консул.

Морруэнэ, не оборачиваясь, сжала сигарету в кулаке и со всей дури треснула по фронтальной броне шагохода.

– Позорище. Мог бы от меня мокрого места не оставить… – Баэль княжна решила игнорировать, переключившись на пилота покалеченного шагохода. – Думаешь, можно и перед своими залупиться, и от меня прятаться? Вылезай, иначе я тебя выковыряю оттуда.

Динамики зашуршали. Баэль неосознанно прижала ладони к ушам, но шагоход разродился только театральным шёпотом. «No-o», – выдал он. По большей части, из-за этого кузнечика безумный план княжны и выгорел: пилот боевой машины отказался подчиняться приказам рабочих особей и бездействовал, пока Морруэнэ шпыняла гражданских.

Морруэнэ треснула по броне ещё раз.

– Осторожнее, тебе же теперь нельзя перенапрягаться, – заметила Баэль. Ей приходилось делать некоторое усилие, чтобы не расхохотаться во весь голос.

Морруэнэ спрыгнула на землю прямо перед ней.

– Нарываешься, дрянь? – она размяла сбитые о металл костяшки пальцев и встряхнула рукой. Баэль услышала, как тихо стукнули друг об друга ряды её жемчужного браслета. – Настроение себе поднимаешь за счёт меня? Думаешь, я не слышала твоих рыданий? Ах, какое горе: партийный жополиз больше не может быть качественным партийным жополизом, он безнадёжно испорчен одной ма-аленькой мокрушкой. Да жополиз давно испорчен, потому что он бесполезный кусок дерьмового нытья.

– А ты не жополиз? – Баэль наклонилась и на ощупь сорвала былинку, стряхнула с колоска дождевые капли и закусила сочный стебелёк. Нет уж, сегодня она развлекается. – Ты хотела принести Государю в зубах потерянную колонию? Думаешь, он сделает тебя губернатором дельты? – прошептала она, придвинувшись ближе к Морруэнэ. Так можно и по физиономии получить, но риск бодрил. – Ты гибрид, отродье – не лучше мутанта вроде меня. Задача отродья: плодить себе подобных, чтобы исключить возможность влияния таких, как я. Тебе ничем не дадут править, – Баэль выплюнула измочаленную травинку и отстранилась. Княжна тоже сделала шаг назад, неосознанно повторяя движения вице-консула. Она слушала так внимательно, что казалась зачарованной – будто случилось невозможное, и влияние Баэль подействовало. Это почти опьяняло. – Я принесу этот чёртов лом любой ценой и восстановлю репутацию хоть так. А знаешь, где в это время будешь ты? – спросила вице-консул Аэлвостана свистящим шёпотом. – В полной заднице. Будешь убивать, кого прикажут, а в свободное время няньчить новых отродий. Один плюс твоего положения, – Баэль положила ладони себе на грудь, – может, хоть сиськи подрастут, – вице-консул улыбнулась самой обворожительной из своих улыбок.

Улыбаться расхотелось, когда в следующий момент Морруэнэ схватила её и притиснула к опоре шагохода – пока несильно, словно примеряясь.

– Ты ж чёртов телепат. Так скажи мне, чьё это, – прошипела Морруэнэ ей в лицо.

– Откуда это знать педикам, которые размножаются почкованием? – вице-консул сделала невинные глаза. Ну уж нет, бояться княжна её не заставит. – Аэлвостан давно бы поднялся, если бы мы могли давать консультации всяким шлюхам по поводу отчества.

От удара затылком на сетчатке вспыхнула голубая молния: Морруэнэ всё-таки приложила Баэль о голенной поршень экзоскелета.

– Ключи дала мне, быстро, – Морруэнэ встряхнула вице-консула с намёком, что, в случае непонятливости собеседницы, может и повторить. – От «онеги», тупой не прикидывайся.

Тёплый брелок с ключом перекочевал от Баэль к Морруэнэ, и княжна бегом бросилась с холма в темноту по раскисшей грунтовой дороге. «Вот, наконец-то она решила заняться полезным делом и перегнать машину ближе», – пробормотала Баэль, похлопав опору экзоскелета. Сейчас «онега» – всего лишь чрезвычайно уродливый внедорожник: с неё сняты нижние сегменты контуров, чтобы не повредить их. Наверняка требуется значительное время, чтобы поставить их обратно…



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться