Имплицитный фактор

Размер шрифта: - +

136

TNS-62.X.1559 толокся в очереди за блоками симбионта. Считая его, очередь насчитывала троих, но двигалась феноменально медленно: на выдаче стоял старший сервер, имевший смутное представление, на какой из платформ SCT лежит какое оборудование. То, что в мозгах сервера хранились логистические данные, мало помогало: найдя несостыковку в содержимом ячеек хранения между файлами и реальной жизнью, Айт впадал в продолжительный ступор.

Время шло. Шестьдесят Второй Тенс весь истомился. Наконец, Айт отпустил TNS-23.III.1580: техник, радостно прижимая к себе объёмный ящик, посеменил прочь. Двадцать третьему повезло: его оболочку нашли в верхнем погребальном зале, с извлечёнными блоками симбионта и батареями, но хотя бы целёхонькую. Шестьдесят Второй рассеянно слушал лопотание о заболевших грибах второго просителя, молодого Айта, и гадал, почему Мать не покарала Двадцать Третьего за тот срач, который он развёл в своей оболочке, зато уничтожила оболочку Шестьдесят Второго.

Когда юный сервер был отпущен с новеньким комплектом и нотациями о правильном уходе за симбионтом, подошла очередь Шестьдесят Второго.

Айт мазнул по нему нарочито равнодушным взглядом:

– Нету, – сказал он таким тоном, будто в него вселился высокомерный демон Прилавка, каким часто багают Пейсахи.

– А это тогда что? – палец Тенса указал на ящик, который сервер запихивал ногой под брезент.

– А это Виго сказал отдать Нечистому, Который Больше Всех Ест, когда оболочку для нечистого доделают.

Нечистый, Который Больше Всех Ест, производил впечатление. Настолько, что юнцы просили перевести RCH вопрос, почему у нечистого такая щедрая Мать, которая даёт ему столько еды, и зачем он жрёт всё в одну харю и не делится с другими, если у него уже заметно нарушение метаболизма. Арчи любезно исполнял их просьбу. Тот, Кто Больше Всех Ест, менял цвет лица на красный и смешно орал: «izdevaites' suki?!», приводя молодёжь в опасливый восторг. Это было хорошее развлечение, но с каких это пор какого-то нечистого ценят больше усердной рабочей особи?

– Виго его терпеть не может: Тот, Кто Больше Всех Ест, его избил, – безапелляционно заметил техник ноосферного покрытия. – С какого ему…

– Слушай, это не моё дело. Как Виго попросил, так я распределяю. Может, Виго хочет побыстрей избавиться от Того, Кто Больше Всех Ест, чтобы он не съел наши запасы? – Айт пожал плечами. – Так что извини: у меня тут всю неделю то болезные, то криворукие, то непомнящие алгоритма отмыкания: готовые комплекты уже разлетелись. К тому же, зачем тебе симбионт, если твоя оболочка уничтожена?

Тенс задохнулся от возмущения. Что, Сеты не сварят корпус заново? Что, он запасного оборудования не найдёт? Механическая единица TNS-62.X.1559 вернётся к нему из мира мёртвых, он клянётся.

Сервер скептически искривил губы, слушая клятвы Тенса.

– Ладно, давай посмотрим, под матрицы каких функциональных групп закупили новые грибы, – сказал Айт, уселся, свесив ноги с платформы SCT, и надолго завис.

Тенс терпеливо ждал: не стоило мешать серверу, пока тот шерстит свои библиотеки – и украдкой рассматривал маркировку на ящиках. Каждый ящик представлял собой живой биотоп, содержащий в себе всё для поддержания жизнедеятельности гриба до окончания указанного на крышке срока годности. Это была новенькая «залочка», приобретённая на реновационные средства – то есть, гифы, сопряжённые исключительной с особями той функциональной группы, для которой у них имелись синапс-замки.

– М-м… одна военка, – пробормотал сервер, приходя в себя. Тенс торопливо поправил брезентовые чехлы на ящиках и покивал: увиденное им воочию совпадало с данными сервера. – Накупили дорогущего материала для отвода глаз Бабули: типа, наши арксилт-нари тестят тот древний хлам перед тем, как гнать его ей… и готовая разлочка как назло вся кончилась.

Тенс помолчал.

– А почему мы просто не выращиваем из разлочки новую? – выдал он.

Сервер снова завис: искал ответы в своих библиотеках. Периодически он оживал, деловито осведомлялся: «ключ-слово: «выращивание» или «разлочка»?» или «может это быть запихнуто в секцию справочной литературы, как думаешь?», и снова уходил в себя. «Нет данных», ­– таков был его вердикт.

Техник не сдавался: он очень хотел восстановить свою механическую единицу.

– Может, есть методика разлочивания или что-то в этом роде? Джо ведь как-то это делал. Это явно что-то не очень заумное: у нас ведь даже генетика нет.

Сервер завис ещё немного. А потом ещё немного, а потом ещё, пока непросмотренных файлов и очевидных ключ-слов совсем не осталось. Данных не было.

Техник подпёр голову руками:

– Может, Джо хотя бы о мемуарчиках позаботился? – уныло спросил он.

И таких данных не было. Лидер не увлекался ни литературным творчеством, ни посвящением в свои планы посторонних. А посторонними были они все, как оказалось.

Бизнес-план стремительно накрывался лоном Небесной Матери. Сервер и техник загрустили: никому из них не хотелось нести эту весть Эзре или Виго.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться