Имя мне - Моргана

Глава 2

Это день сегодня такой, что всюду мерещатся зловещие образы, а некоторые из них даже воплощаются в жизнь. Я еще раз невольно взглянула на ладонь левой руки, и тут же надела перчатки, чтобы скрыть черную метку не только от посторонних глаз, но, прежде всего, от своих собственных.

Находясь под влиянием тягостных мыслей, я набросила глубокий капюшон поверх головы и запахнула плащ плотнее. Мы приехали к месту назначения около восьми часов вечера, похоже, в самый разгар вечеринки. Я вышла из машины на площади Святого Иоана, опираясь на руку Зака. Перед взором предстал величественный Палацио де Майоре, весь в огнях и архитектурных изысках.

Лучензо напомнил нам о необходимости скрыть лица за масками, и мы тотчас поднялись к богатому крыльцу. С самого порога я поняла, что данная тематическая вечеринка – это самое настоящее негласное состязание модельеров. Междусобойчик в выставке творений. Мои предположения подтвердил и сам шеф, когда они с миссис Макгонагл-Дженкинс отвели меня в одну из комнат отдыха, которые сегодня были предоставлены в распоряжение дизайнеров и их свит. Теперь все стало понятнее, почему Лучензо создал костюм именно со зловещей направленностью – данную модель он изначально планировал выставить в негласном противостоянии лучших из лучших в канун празднования Хеллоуина. Колдунья Моргана – дизайнерский шах и мат маэстро Морини своим конкурентам.

Пока мои верные слуги (шеф и миссис Дженкинс) приводили прическу и платье в порядок, я неспешно и со всем благоговением рассматривала наряд. Маска, которую мне выдал шеф, придавала моему облику еще большей таинственности и зловещей ауры. Как объяснила миссис Дженкинс, это мероприятие – заранее спланированный спектакль, в котором четко распределены роли. Налицо общая тематическая направленность декораций замка и костюмов гостей. Никаких трупов невесты в окровавленных лохмотьях или гуманоидов с кожей гангренового цвета здесь не было и в помине. Строго образы классического фэнтези, легенд Европы, Скандинавии. Сам Палацио являлся архитектурным детищем раннего средневековья, которое ревностно оберегалось лучшими мастерами и специалистами в области истории, архитектуры и зодчества. Исключительные заслуги по сохранению истинного сокровища Средневековья почти в первозданном виде принадлежали современным технологиям и разработкам.

— Леди Мэг! — раздался вдруг приглушенный голос шефа. — Спать стоя в автобусах научилась?

— Твоя заслуга. Всецело, — буркнула я, — задумалась, только и всего.

— Некогда нам время на думы тратить, наш выход, — выдохнул он, предлагая мне руку. — Всего одна просьба, постарайся чуть вжиться в образ…

— Ты меня с Элис не перепутал? Диплом за непревзойденную актерскую игру ей выдавали.

— Ты – колдунья известнейшего и благороднейшего рода старой Англии, а не дряхлая одноногая карга из Бромвича, которая только что и делает, так брюзжит без остановки.

— Еще слово, и ты пойдешь на свой победный марш под руку с миссис Дженкинс. Уверена, на ней это платье будет смотреться куда благороднее.

— Моргана, — строго призвал к порядку шеф, вновь взяв в привычку называть меня моим настоящим именем.

— Молчу, месье Узурпатор, — ответила я, когда мы оказались на просторной лестничной площадке главного зала.

Перед нами шествовали другие небезызвестные и очень узнаваемые кутюрье, среди них было немало конкурентов шефа. Он сделал вид, что никого из них не узнает, я последовала его примеру. В конце концов, всегда можно все списать на близорукость и однотипность лиц, облаченных в карнавальные маски. Нас по тем же причинам и оправданиям особой честью никто не удостаивал. Мы медленно продвигались к ступеням, а шеф все высматривал кого-то в толпе гостей и несколько нервно поглядывал на часы. Только после короткого смс-оповещения он успокоился и со всей важностью бога безумия повел меня вперед.

Когда мы оказались на верхней ступени, Лучензо нарочно остановился для наглядной демонстрации своего творения. В знак своей преданной, фанатичной любви к его мастерству я постаралась вжиться в образ достоверно, правдоподобно. Сама не знаю как, но с каждым новым шагом я обретала внутреннюю уверенность в своем заявленном благородстве и величии. Возбужденные и пристальные взгляды почтенной публики еще больше порождали во мне надменность и холодность. Нет, я больше не изображала черную ведьму Моргану, а всецело приняла ее в себя. Отныне я не просто модель для показа этого наряда, я стала его полноправной хозяйкой, а оно – олицетворением моей темной души.

Публика замерла. Каждый мой шаг не сопровождался бурными аплодисментами или десятками вспышек фотокамер со всех сторон. Люди будто окаменели перед могуществом черной магии, пришедшей из самой Мрачной бездны. По самодовольной улыбке Лучензо я поняла, что эта реакция окупилась сторицей за все его старания. Это в действительности был шах и мат всем соперникам сразу и каждому в отдельности. Вот только шеф, как оказалось, сейчас не конкурентами озабочен. Пока я надменно и холодно взирала на людей внизу, Лучензо смотрел перед собой. На балконе прямо над бальным залом, уперевшись руками в каменные перила, стоял высокий темноволосый мужчина, с ним-то и вел немой диалог мой странноватый босс. Я сразу узнала утреннего гостя Лучензо, на которого налетела в коридоре позже. Нет, не по внешности, я ведь его не успела рассмотреть тогда, да и груды ткани не позволяли видеть, но это вычурное кольцо на безымянном пальце правой руки я запомнила. Вдовец?..

Его взгляд встретил мой лишь на мгновение, но за эту долю секунды я пережила тысячу смертей и возрождений. Столько отчаяния, боли, сомнений было в его черных глазах, и отчего-то мои ноги налились свинцом. Я совершенно точно впервые видела этого человека, утреннюю стычку не считаю, но, кажется, именно в момент столкновения с незнакомцем на моей ладони появилась черная метка. Я снова подняла взгляд на него, внутренне я сейчас что-то испытывала, но это был не страх. А потом пришел и страх.



Дарья Аршакян

Отредактировано: 22.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться