Имя Рейлда. Книга 1. Рейвел

2. Нейле

Путь до местного правителя занял несколько дней, и все эти дни она старалась не думать о том, как в этом странном мире может соседствовать дремучее средневековье в виде официального избрания самой красивой любовницы для высокопоставленного аристократа и высокие технологии наподобие несущей их в местную столицу машины. Комфортабельный трейлер, рассчитанный на долгое проживание минимум десяти человек, не требующий никаких остановок. При этом колес у того, что Кленеж по-простому называл повозкой, не имелось, двигалась машина, используя что-то вроде воздушной подушки. И дороги – ровные, идеально гладкие, на Земле она таких даже не видела никогда.

Ей пришлось смириться с мыслью, что мир, в котором она очутилась – не ее родная планета, каким бы безумием это не казалось.

Впрочем, ее долгое время утешала надежда, что она действительно сошла с ума. Что не было никакого нападения на ее город, что не рушились высотки под воздействием инопланетного оружия, погребая под собой тысячи ни в чем не повинных людей; что не погибли ее друзья под обломками и от рук агрессоров… Что безжизненные тела мальчишек, попытавшихся их защитить, лишь померещились воспаленному ее воображению. Равно как и холод от сомкнутых на горле черных пальцев, проникающий словно бы в самое сердце, лишающий воли и сознания.

О том, как она выбралась с инопланетного корабля, память сохранила лишь смутные обрывки воспоминаний. Какой-то хрустальный гроб, из которого она с трудом выбралась; полутемный коридор, озаряемый вспышками алой тревоги; двери, бесшумно открывающиеся перед ней; бесконечный путь, который закончился залитым солнцем простором, где она шла, не помня себя – пока не свалилась без чувств.

Пробуждение, первое ее пробуждение в новом мире, вышло приятным. Нежась в уютной постели, она искренне полагала все случившееся лишь кошмаром – вплоть до того мгновения, как открыла глаза. И обнаружила себя в чужом доме, среди незнакомцев, говорящих на совершенно непонятном языке. Поначалу она еще думала, что по-прежнему находится на Земле, но с каждым днем уверялась в обратном. Чужой мир был неуловимо похож на родную ее планету, и в то же время разительно отличался. Растения лишь казались знакомыми, животные лишь выглядели похожими на привычных земных. И даже люди, внешне словно ничем и не отличающиеся от землян, таковыми не были. Чего стоит только цвет их глаз, совершенно не ограниченный привычной ей гаммой. И волосы – непременно в цвет глаз! К этому она тоже долго привыкала.

Как и к имени, которое дал ей милый мальчишка, принявший столь живое участие в ее судьбе.

Нейле. Так похоже на ее родное имя, и в то же время – совершенно иное. Изменившееся неузнаваемо, точно так же, как и она сама. Впервые увидев свое отражение здесь, она глазам своим не поверила. В прежней жизни она считалась симпатичной девушкой – но не более. Здесь же превратилась в настоящую красавицу. Изменилась фигура – прежде о такой она могла только мечтать: тонкая талия, ни грамма лишнего жира, спортивное стройное тело и вместе с тем довольно пышная грудь. Кожа без единого изъяна, шрама или родинки; и лицо, словно над ним поработали лучшие визажисты мира.

И все-таки это была она, только новая, незнакомая… чужая.

С этим ей тоже пришлось смириться.

В конце концов она все это приняла – новую внешность, новое имя, новую жизнь. Потерянная, на грани безумия, лишившаяся воли к жизни – Нейле справилась, решив оставить прошлую жизнь в прошлом. И помог ей с этим Кленеж.

Милый, легко краснеющий зеленоволосый парнишка, приведенный хозяином дома, где она жила первые дни, с пылом взялся обучать ее своему языку. Его энтузиазм растормошил девушку, заставил ее встряхнуться – и примирил со всем случившимся. Потому что легко верить в собственное безумие, никого не понимая вокруг, но где это видано, чтобы воображение так настойчиво и терпеливо обучало тебя чужому языку, рисуя вокруг столь логичный и живой мир? Хотя поначалу она искренне полагала, что никогда не сумеет освоить этот щебечущий напевный язык.

Впрочем, это оказалось куда менее сложно, чем она думала. Вот только понимать чужой язык ей было проще, чем говорить на нем – даже сейчас, спустя неполных два месяца, что она провела на Рейвеле.

Кленеж и сам не знал, как много сделал для нее, восторженный мальчик, мечтающий стать мудрецом. Как сумела понять Нейле, в ее новом мире мудрецами называли ученых, вот только, чтобы приобрести это звание, требовалось получить официальное разрешение, за которым Кленеж все собирался и никак не решался отправиться.

А еще Кленеж приютил ее у себя, заботясь о гостье совершенно бескорыстно, за что она тоже чувствовала благодарность. Именно поэтому и согласилась на эту авантюру. Отправиться в столицу чужого мира, чтобы поучаствовать в отборе на королевскую фаворитку! Бред же. А Кленеж все твердит о чести, что оказали ей посланники Рейлда, пригласив на отбор.

Нейле возмутилась, впервые узнав об этом диком обычае, но юный рейвелец уверил ее, что ничего оскорбительного нет в том, чтобы официально стать любовницей владетеля – любого владетеля, а уж самого Рейлда и подавно. К правителю Рейвела его подданные вообще относились с непонятным ей благоговением, приписывая ему полубожественное происхождение. Мол, прямой потомок местных богов – Нерейлов, как их называли, поминая всуе. Нейле сомневалась и в богах, и в полубожественном происхождении местного короля, но помалкивала, понимая, что в чужой монастырь со своим уставом лучше не соваться. Это ее новый мир, и не стоит создавать себе славу еретички.



Велл Матрикс

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться