Имя Рейлда. Книга 2. Земля

3. Нейле

Несмотря на весьма сильное ограничение во времени, Нейле все успела. Машину ей отдала Нежана, иначе Нейле не смогла бы догнать поезд – и перегнать его на пару дней, чтобы спрятать средство побега. Рассчитать место, где поезд остановится на очередную ночевку, не составило труда, а для возвращения к станции, на которой можно будет присоединиться к конвою, она еще в Новосибе прихватила мопед.

Маленький и быстрый мотоцикл она довольно давно обнаружила в старом Новосибе – в отличном состоянии. Мопед не был похож на те, что существовали в ее время, но оказался вполне на ходу, и продавать симпатичную одноместную машинку они с Нежаной не стали. И теперь мопед пригодился, поскольку для осуществления ее плана Нейле требовались два средства передвижения.

Увы, мотоцикл пришлось бросить. Легионеры не привязывались к вещам, имея возможность присвоить все, что им требовалось, а потому таскать за собой личный транспорт было бы не лучшей идеей, как ни жаль его оставлять.

На ее счастье, поезд двигался медленно, а все ее приготовления уложились в два дня.

Самой опасной и ненадежной частью ее плана было внедрение в конвой. Она собиралась назваться легионером, и, в принципе, если бы ее признали за свою, интересоваться, почему она решила присоединиться к конвою, никто бы не стал. Но для этого требовалось выдержать поединок доказательства – ритуал, из-за которого люди не смели притворяться легионерами. Нет, она была уверена в себе и своих возможностях. Но все же результат первого боя предугадать невозможно.

И он дался ей действительно непросто. Даже несмотря на помощь Ирелин, что щедро делилась силой и опытом, обезоружить бросившего ей вызов легионера ей удалось с трудом. Но тем слаще оказалась победа, вдвойне потому, что ей удалось выполнить очередную часть ее плана.

Ронни она увидела в первую же ночь. Измученного мальчишку, светловолосого и кареглазого, она без труда узнала, не раз видев его фотографию двухгодичной давности. За прошедшее время он мало изменился, невысокий и худенький – Нейле не дала бы ему шестнадцать лет.

Нейле видела, в каких ужасных условиях содержат пленников, но поделать ничего не могла. Как легионер, она получила доступ к ключам от оков пленников, но устраивать бегство, не имея средства передвижения, было неразумно. Она пожалела, что оставила автомобиль так далеко впереди, ведь это обрекало мальчика на дополнительные страдания, но теперь переигрывать поздно.

Вызваться на ночное дежурство вышло без проблем – ее действительно приняли за свою и ни о чем не спрашивали. Так что Нейле получила в свое распоряжение ключи не только от магнитных ножных кандалов, но и от наручников. И, дождавшись, когда все уснут, она освободила Ронни из плена.

Поначалу она еще думала, как бы сделать это достаточно незаметно, чтобы прикованный к мальчишке парень не заметил бегства, но потом ей в голову пришла другая идея. Устроить массовый побег – и тогда никто не заметит исчезновения одного мальчишки. Это позволит выиграть время, когда будут искать большую группу беглецов.

Именно поэтому она бестрепетно отдала ключи увязавшемуся за ними мужчине, решая сразу две проблемы – освобождение остальных пленников и избавление от лишнего пассажира.

Нейле не думала, что Ронни поверит ей безоговорочно, но не стала скрывать от него правду, какой бы невероятной та ни выглядела. Наверное, будь он старше, ей не удалось бы его убедить в честности своих намерений, но в шестнадцать еще так хочется верить в чудеса и стать героем, так что устоять перед ее предложением он не сумел. Но и сама Нейле думала, что у них все может получиться.

Первый поединок доказательства здорово подкрепил ее уверенность.

Там, в Рейвеле, она была лишь опосредованным участником событий и не могла не признавать, что от нее фактически ничего не зависело.

Ветер мог бы справиться со всем самостоятельно – не потому ли так легко избавился от нее Рейлд? Окажись ее участие чуть более важным, и так просто от нее бы уже не отмахнулись.

Наверняка ведь Рейлд счел, что ее жертва недостаточно велика, ведь ее жизнь спасли.

Каждая такая мысль заставляла с новой силой вспыхивать обиду и боль, а потому Нейле рассказала о своих приключениях в Рейвеле довольно сухо, не касаясь взаимоотношений с его правителем. И в ее рассказе возвращение на Землю выглядело наградой, а не изгнанием, каким, по сути, было.

И это изгнание больно задело гордость девушки, что в немалой степени послужило появлению в ней потребности помочь родному миру. Уж здесь-то ее должны оценить по достоинству? И весьма удачно, что Ронни мог ей в этом помочь.

Хотя дорогу до Гималаев Нейле представляла себе весьма смутно. Граница Китая и Непала – в любом случае за пределами ее страны. Конечно, легионерам не требовались никакие документы, но языкового барьера никто не отменял. А просить о помощи легионерам обычно не свойственно. Да и как туда добираться? Она представления не имела, что может потребоваться для столь дальней дороги.

Да и машину Нежаны придется бросать. Глупо будет попасться из-за госномеров.

Нейле вела машину вдали от дорог, понимая, что их сразу поймают, если обнаружат. Никто не будет специально прочесывать степь для их поиска – по крайней мере, пока, - но любой легионер сразу распознает беглеца. А значит, и через границу придется перебираться тайно.



Велл Матрикс

Отредактировано: 31.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться